ОБАЖАЮ ЭТОТ ФИК! Да простят меня. ЕСЛИ ЗНАЕТЕ ГДЕ ИСКАТЬ АВТОРА, ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ РАЗРЕШЕНИЕ НА РАЗМЕЩЕНИЕ - ПОДСКАЖИТЕ.

автор : Altera_pars
Гарри Поттеру надоело, что "Ежедневный Пророк" пишет о нем гадости. Гарри Поттеру надоело, что Волшебный мир отказывается смотреть правде в глаза. Но ведь недаром Шляпа пыталась отправить его на Слизерин... Настала пора действовать. 5-ый курс (и лето перед ним). Умный, сильный, рациональный Гарри. Дамбигад. Оригинальное развитие сюжета. Никакой романтики. Несколько новых персонажей, но без Мэри/Марти Сью
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Гарри Поттер, Альбус Дамблдор, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Новый персонаж
Общий/ / || джен || PG
Размер: макси || Глав: 31
Предупреждения: AU
Данные о переводе
Автор фанфика: GenkaiFan
Контакты автора: не указано
Язык оригинала: Английский
Название фанфика на языке оригинала: Poison Pen
Ссылка на фанфик: www.fanfiction.net/s/5554780/1/Poison_Pen
Разрешение на перевод: получено
Разрешение на размещение: не получено, но автора предупредила. Думаю, злиться будет не слишком. )
Ссылка на другой ресурс:
www.hogwartsnet.ru/mfanf/printfic.php?l=0&fid=4...



Глава 29. Привет, это я! Скучали?


Настал первый рабочий день нового года. Вернон Дурсль боялся, что у него остановится сердце. Аудиторы трудились уже несколько недель и сегодня должны были обнародовать результаты проверки. Всех менеджеров попросили явиться в комнату правления, чтобы заслушать отчет.
Вернон всерьез думал о том, чтобы упаковать чемодан и покинуть город в пятницу, но анализ состояния счетов в банке убедил его в том, что это – не лучшее решение. И он даже не мог винить в этом ненормального! Мальчишка добился, чтобы его признали совершеннолетним. Нет, за все придется отвечать самому. Черт бы побрал этого придурка!
- И как вообще они все это раскопали? Паркер говорил, что схема – железобетонная! – Вернон крутил в руках ключи от машины и молился, чтобы Паркер оказался прав.
В офисе почему-то было пусто. Его рубашка намокла от пота, хотя на улице было холодно. Это знак? Он вздрогнул и натянул на лицо улыбку.
- Доброе утро, Элиза. Сегодня прохладно, - с фальшивой жизнерадостностью поздоровался он с секретаршей и быстро пошел в сторону комнаты правления. – Все уже собрались?
- Да, мистер Дурсль. Ждут только вас.
Она нажала кнопку интеркома и что-то тихо проговорила.
- А, вот и вы, наконец. Присаживайтесь, мистер Дурсль, - во главе стола сидел сам мистер Граннингс.
Вернон кивнул и сел на единственный свободный стул – рядом с Паркером.
- Тогда я начну, - сказал, вставая, худой лысеющий мужчина. – После полного аудита всех подразделений наша компания обнаружила только два серьезных нарушения, - он сделал паузу, чтобы выпить воды.
Вернон почувствовал, как его сосед поежился.
- Черт, Паркер, сиди спокойно. Мы пропадем из-за твоих нервов…
- В большинстве подразделений мы нашли только незначительные отклонения от стандартов использования средств, в основном из-за ошибок делопроизводителей и опечаток. На них было указано, и они были исправлены. Тем руководителям, которые за это отвечают, были разъяснены правила корректного учета, чтобы в будущем не возникало такого рода проблем.
Аудитор все говорил и говорил своим тягучим голосом… Вернон сидел в странном ступоре, и пот катился у него по спине.
- Добрый боженька, это все равно что ждать, когда на твою шею опустится топор… - он пытался хоть как-то сохранять здравый рассудок.
Внезапно наступила гнетущая тишина. Его сердце отчаянно забилось, когда голос мистера Граннингса вернул его к действительности.
- Благодарю вас. Все, кроме Дурсля и Паркера, могут вернуться к работе.
Дверь закрылась за последним из присутствовавших.
- Скажи мне, Вернон: ты считал, что тебе мало платят? Ты тоже, Паркер? Вы не могли дождаться повышения? Или вам просто хотелось пощекотать себе нервы?
Все надежды Вернона умерли, когда дверь открылась и вошли четыре офицера в форме.
- Забирайте их! Я не намерен терпеть воров! И должен вас предостеречь – налоговая полиция их тоже терпеть не может!
Вернон едва почувствовал, как на его запястьях защелкнулись наручники. Все было как в тумане: вот его ведут по коридору, вот выводят из здания, вот сажают в машину и увозят… Его жизнь, его спокойная и размеренная жизнь, закончилась…

ххх

- Вы – миссис Петуния Дурсль? – спросил облаченный в форму офицер, когда она открыла входную дверь.
- Да… О боже! Что-то случилось с Дадликом? – в ужасе воскликнула она. – Поэтому вы здесь?
- Нет, мэм. И я не знаю, кто такой Дадлик. Я здесь по поводу вашего мужа, - начал объяснять офицер, но его снова перебили.
- Автомобильная авария? Сердечный приступ?
- Нет, мэм, его арестовали, - снова начал объяснять полицейский. – Я здесь, чтобы получить все банковские выписки, информацию о счетах и все вещи, имеющие отношение к его работе и финансовым операциям.
- Чччто?
- У меня есть распоряжение Магистрата, - продолжил он, вручая ей официально выглядящие бумаги. – Я буду признателен, если вы позволите мне войти, и я закончу со всем этим так быстро, как смогу.
Онемевшая от потрясения Петуния отошла в сторону и пропустила его в дом.

ххх

Гермиона наблюдала за тем, как Гарри отправляется на встречу в «Гринготтс», и размышляла. У нее было двойственное отношение к новообретенной независимости Гарри. С одной стороны, она была рада, что ему больше не придется возвращаться к этим своим ужасным родственникам, и он сможет сам принимать решения. С другой стороны, ей не нравилось, что он отгородился от взрослых, которые беспокоились о его безопасности и благополучии. И еще ей трудно было поверить, что Гарри умудрился проделать все это в тайне от нее.
Даже Рон был зол, что Гарри ничего никому не сказал – особенно ему самому. Да, у них были проблемы, но они все еще были лучшими друзьями. Почему надо было держать все это в тайне? Что Гарри старается скрыть?
Гермиона вздохнула. Ее мысли вернулись к разговору в Хогвартс-экспрессе после того, как она рассказала, что у нее есть родственники в магическом мире.
- Так ты не магглорожденная? Уау! Как-то непривычно… - ответил Гарри на ее радостный рассказ о новостях. – Интересно, сколькие еще узнали что-то похожее? – он нахмурился, задумавшись. – Думаю, это означает, что у тебя теперь будет больше возможностей для профессионального роста, чем казалось раньше, да?
Гермиона смотрела на человека, которого вот уже почти пять лет считала своим лучшим другом. Она вспоминала все испытания, которые они пережили вместе. Он был ее другом – а ее слепая вера в авторитет старших заставила ее предать его доверие. Слова матери до сих пор вспоминались как стакан ледяной воды, выплеснутый в лицо. Пора было попросить прощения.
- Гарри… Я… я хочу сказать… мне жаль, что я позволила Директору решать за меня прошлым летом. Я вела себя как идиотка. Больше того: я нарушила обещание, которое дала другу. Меня не было рядом, когда я была тебе нужна. Ты простишь меня? – в ее глазах стояли слезы, и она отчаянно пыталась их сморгнуть.
- Гермиона, я…я не… - пробормотал Гарри.
Ее дрожащая рука опустилась на его плечо.
- Я знаю, на это нужно время, и мы, наверное, никогда больше не будем… - она проглотила всхлип, - не будем так близки, как раньше. Но, может быть, мы можем начать сначала? Пожалуйста! Потому что мне плохо без тебя, Гарри. Я чувствую себя такой одинокой, а мне больше не хочется быть одной, - она уткнулась ему в плечо, и из глаз покатились слезы.
Гарри одной рукой обнял ее за плечи.
- Я не знаю, смогу ли верить тебе как раньше, Миона. Мне было так больно, когда вы бросили меня на целое лето. Вы были мне нужны. Я никогда больше не хочу переживать то, что пережил тогда.
Гермиона всхлипывала.
- Я обещаю, Гарри. Я клянусь, что никогда больше не причиню тебе боли. Я готова поклястся своей магией! – выдавила она.
- Нет, Миона. Неужели ты не понимаешь? Если бы я попросил тебя поклястся, это значило бы, что я не могу тебе доверять. Нам надо просто подождать и понять, сможем ли мы починить сломанное. Если нет – мы можем попробовать начать сначала.
Гарри достал чистый носовой платок, протянул ей и мягко улыбнулся. Она постаралась улыбнуться в ответ и вытерла лицо.
- Привет, меня зовут Гарри Поттер, а тебя?
Закончив вспоминать эту сцену, она задумалась, скоро ли вернется Гарри и расскажет ли он ей о своих делах в «Гринготтсе».

ххх

У Альбуса Дамблдора были свои проблемы. Было созвано заседание Совета Попечителей, но его не пригласили. Он надеялся провести первую неделю семестра в попытках уговорить Гарри отказаться от эмансипации и позволить ему – Директору – по-прежнему направлять его.
Заседание Совета все еще продолжалось. Они лишь сказали, что обсуждают вопрос чрезвычайной важности. Что там было в отчете Поппи? Он чувствовал себя просто отлично. Если они рассматривали отчет о состоянии его здоровья, это было ошибкой. Да, именно – ошибкой.

ххх

- К порядку! – звук удара деревянного молотка о камень заставил членов Совета замолчать. – Мы рассматриваем крайне серьезный вопрос, на который обратили наше внимание медиковедьма и заместитель Директора Хогвартса.
В зале снова раздались шепотки, и их еще раз пришлось останавливать ударом молотка.
- Судя по всему, в последнее время заместитель Директора обратила внимание на странное поведение Директора Дамблдора. В ее отчете описан чрезмерный интерес Директора к одному конкретному студенту. Он чрезмерен до такой степени, что Директор подверг всех остальных студентов опасности ради безопасности указанного студента. Он также присвоил себе право контролировать все действия этого студента – как в школе, так и дома.
- Так мы всегда считали, что он чокнутый! Слишком много лимонных долек! Давай к делу, Малфой!
- Хорошо. Мадам Помфри, медиковедьма Хогвартса, настоятельно рекомендует поместить Директора Дамблдора в Сент-Мунго для полного обследования состояния организма, психики и мыслительных способностей. Она намекнула на то, что Директор может страдать давним и не лечившимся состоянием, аналогичном Усталости Воина, а также бредовыми идеями. Привожу ее слова: «Директор живет в состоянии полной боевой готовности последние 35 лет, и это не могло не нанести ущерба его телу и сознанию». Далее она требует, чтобы мы объявили его обследование обязательным, так как добровольно он на него не согласится.
Люциус Малфой закончил зачитывать выдержки из отчета. В глазах горел довольный огонек.
- Лично я считаю, что мы должны согласиться с этими требованиями. Мы не можем подвергать наших детей опасности. Я голосую за то, что рекомендует медиковедьма. Кто за?
Хор голосов ответил «За!»
- Очень хорошо, но как мы будет отправлять его в больницу на это обследование? – ехидно спросила Августа Лонгботтом.

ххх

Гарри вздохнул и отложил «Придиру». Теперь вопросов избежать не удастся.


Привет, это я! Скучали?

В одной из моих прошлых статей я писал, что на каникулах посетил «Гринготтс». Гобблины теперь меня очень любят, потому что я приношу им изрядную прибыль. Почти тысяча магглорожденных волшебников со всей Британии прошли тест на наследие – причем с очень интересными результатами.
Многие из них после этого по праву крови предъявили свои права на сейфы, заброшенные на годы, если не на столетия. Гоблины очень довольны, что золото, которое лежало в них и собирало пыль, теперь возвращено в оборот и приносит прибыль банку и его клиентам.
Если говорить о магглорожденных, я хочу сказать, что теперь многие из самых архаичных предрассудков чистокровных становятся бессмысленными. Поймите меня правильно: да, наша власть – это небольшая закрытая группа людей, действующая по принципу «рука руку моет», и все это завязано на статус крови и семейные альянсы. Но теперь, когда многие магглорожденные обнаружили свою кровную связь со многими Древнейшими и Благороднейшими Домами, ситуация может стать очень интересной.
Я присутствовал, когда Премьер-министр Британии выступал перед Визенгамотом. Должен сказать, я был впечатлен. Большинство людей в красном и фиолетовом выглядит отвратительно, особенно если их «вызывают на ковер», как говорят магглы. Кто знал, что элита нашего общества может с такой частотой то краснеть, то бледнеть от смущения? Премьер-министру понадобилось недюжинное мужество и острый язык, чтобы стоять перед вооруженными волшебниками и называть их «непослушными детьми, которые не научились играть вместе».
Я, со своей стороны, был очень рад услышать, что использование заклинаний в зале Визенгамота не просто запрещено, но еще и очень опасно. По крайней мере, Премьер-министр смог выступить от лица Ее Королевского Величества без того, чтобы в него бросались заклятиями раздраженные маги.
И последнее. У меня была возможность поговорить с Лордом Гарри Поттером. Он связался со мной через «Гринготтс». Лорд Поттер любезно ответил на несколько вопросов и дал мне разрешение опубликовать свои ответы – при условии, что я приведу их дословно.
Л.П.: Мне очень нравятся ваши статьи, мистер Твист. Они всегда по делу, и – судя по тому, что мне удалось проверить – очень точны. Давно пора кому-нибудь выступить против несправедливости, которой стало безумно много в магическом мире. Вы молодец, и я надеюсь, что вы продолжите писать. Видит Мерлин, кто-то должен это делать.
О.Т.: Правда ли, что вы победили Лорда В., когда были младенцем?
Л.П.: Я только могу сказать, что в каждой легенде есть доля правды. Проблема в том, чтобы ее найти. Мне говорят, что я – Мальчик-Который-Выжил. Но, как ни странно, почти никто не спрашивает, как мне это удалось. Все просто просят показать шрам. Я не знаю, что произошло, мне было всего 15 месяцев. Но все считают, что Лорда В. убил я. Я думаю, что это мои родители, которые погибли, защищая меня, дали мне силу выжить. Но кто-нибудь, кроме меня, вспоминает о жертве, которую они принесли? Нет. Все, что видят люди – это уродливый шрам.
О.Т.: Ходят слухи, что из-за вашей способности говорить со змеями вы становитесь темным волшебником. Это правда?
Л.П.: Если меня не сделало темным то, что меня то высмеивают, то хвалят, и то, что я вырос с магглами, ненавидящими магию, я сомневаюсь, что это сделает парселтанг. Я просто пытаюсь найти свое место в мире, который однажды вышвырнул меня прочь, а теперь жаждет, чтобы я его спас. Ну, это вряд ли.
О.Т.: Что вы думаете о будущем?
Л.П.: Сейчас? Я не уверен, что мое место здесь, в магическом мире. Я никогда не чувствовал, что это мой дом. Меня заставляют выполнять какие-то обязанности, побеждать в битвах, а когда я все это сделаю, вы вернете меня в мир магглов, как сломанную игрушку. Не надо винить меня в том, в каком состоянии этот мир находится. Это сделал не я. Это было сделано задолго до того, как я родился. Убирайте за собой сами.
О.Т.: Благодарю вас, Лорд Поттер.

Это короткое интервью оставило многие вопросы без ответов. Но стало известно, что Лорд Поттер заявил права на свое наследство и места в Визенгамоте. Может ли это означать, что он готов дать нашему миру шанс? Мы на это надеемся.

Оливер Твист


Глава 30. Чем вы отмечены?


Заседание Совета Попечителей закончилось сразу после голосования. Августа Лонгботтом с удивлением наблюдала, как выглядящий крайне усталым Люциус Малфой покинул школу с помощью порт-ключа. Она предполагала, что он задержится, чтобы насладиться плодами своей победы над Дамблдором: он пытался снять Директора с должности уже много лет.
- Как странно, - пробормотала она. – Не понимаю, как этот человек снова купил себе место в Совете.
Августа еще раз перебрала в голове последние события. Теперь она обратила внимание на то, что Малфой с самого начала выглядел усталым и вялым, а не наглым аристократом, как обычно. Да, все это действительно странно, надо будет разобраться.

ххх

Уставший и слабый донельзя, Люциус Малфой потерял сознание на пороге Малфой-мэнора. Домовые эльфы в ужасе подняли хозяина и отлевитировали его в спальню. Сразу после этого в известность о произошедшем была поставлена хозяйка дома, которая вызвала семейного целителя. Северусу Снейпу была послана записка с просьбой прибыть немедленно. Сове было велено не ждать ответа.
- Так что с ним случилось? – спросила Нарциса, когда целитель закончил диагностику.
- Мне очень жаль, леди Малфой, - сказал целитель, оправляя мантию и убирая палочку. – Единственная причина этой ужасной слабости – это медленное, но неуклонное снижение у него уровня магии. Я боюсь, что он станет сквибом через несколько часов. Остается только надеяться, что у него достаточно здоровое сердце. Иначе он просто не выдержит.
- Что? Вы шутите? Мой муж – могущественный маг, кто мог такое с ним сделать? – Нарцисса почти визжала.
- Я могу только сказать, что за последний день это уже четвертый такой случай. Тот факт, что у него все еще сохраняется магическое ядро – свидетельство его силы. Нотту и Эйвери повезло меньше. Они оба стали сквибами, и все еще могут умереть от потери сил. Тем, кто был рядом с Лордом, когда он потерял сознание, повезло еще меньше. Все они мертвы.
Он поколебался, но все же посмотрел ей прямо в глаза.
- Похоже, все дело в Метке, леди Малфой. Поскольку у вас проблем нет, я предполагаю, что у вас – как и у меня – Метки нет?
Она покачала головой.
- Нет, мы решили, что мое положение в обществе важнее. Темный Лорд позволил мне не принимать Метку. И Драко не должен был ее получить раньше следующего лета, - Нарцисса с трудом дошла до ближайшего кресла и упала в него. – Во имя Мерлина, что нам теперь делать? Как там Темный Лорд? У вас есть какие-нибудь идеи, что с ним произошло?
- Пока нет. Он еще не пришел в себя. Его последние слова были об угрозе, исходящей от Поттера.

ххх

Северус Снейп сидел в кресле и потирал левую руку, в которой была сжата скомканная записка. Он чувствовал, как в Метке пульсирует кровь. Что-то случилось. Поттеру как-то удалось нанести Лорду смертельный удар? Судя по всему, да. Это было единственным возможным объяснением.
- Северус? – раздался голос из камина.
- Да, Минерва?
- Я могу войти?
Он дал разрешение и устало откинулся в кресле.
- Простите, мадам Исполняющая обязанности, я сегодня как-то не настроен на разговоры.
- «Не настроен», Северус?
- Темный Лорд показывает, что он недоволен. Я не знаю, почему он это делает, но я не в состоянии ответить на его призыв. Зачем ты пришла, Минерва?
Она вздохнула и села напротив.
- Ох, Северус. Альбус в больнице, и кто знает, на какой срок. Я вынуждена была на неделю отменить занятия, пока ситуация хоть как-то не успокоится.
- Ну да… - ответил Снейп, доставая бутылку Старого Огденского. – Выпьешь?
- Северус? С тобой все в порядке? Ты ужасно выглядишь. Наверное, виски – не лучшая идея сейчас…
- Ну, хуже точно не станет… Скажу честно, Минерва. Похоже, я умираю. Из меня как будто высасывают последние силы…
МакГоннагал с шумом втянула в себя воздух.
- Давай… давай я позову Поппи…
- Не надо. Если это то, о чем я думаю, помочь не сможет никто, - он собрал остатки сил и с трудом продолжил: - Я думаю, что Лорд при смерти. Он пытается сохранить жизнь, высасывая силы из своих сторонников. Я всегда боялся, что кончится именно этим.
Раздался стук в дверь. Минерва на дрожащих ногах пошла открывать.
- Мистер Поттер? Боюсь, профессор Снейп не сможет сейчас вас принять…
Ее дрожащий голос потряс Гарри.
- Что случилось с профессором? Он ранен?
- Не сейчас, мистер Поттер… - она была поражена, когда мальчишка протиснулся мимо нее и поспешил к слабеющему зельевару.
Северус со вздохом посмотрел на свое персональное проклятие. Поттер выглядел изможденным, но в то же время могущественным.
- Я только что вернулся от гоблинов. Ритуал сработал, - объяснил Гарри. – Они хотели, чтобы я остался у них на пару дней, но меня что-то заставило вернуться.
Поттер шлепнулся на диван рядом с Минервой. Вот наглец!
- Ритуал? О чем вы говорите, Поттер? – рявкнул Снейп. Он не собирался провести последние мгновения своей жизни, занимаясь проблемами этого юнца.
Поттер вздохнул и растрепал и без того лохматые волосы.
- Гоблины предложили провести ритуал, чтобы избавить меня от хоркрукса, который старина Томми поместил в мой шрам, и заодно разрушить все остальные. Ну, и когда я заявил права на наследие Слизерина по Праву Победителя, Хранительница и остальные мои советники сказали, что я должен изгнать Риддла из семьи и лишить его фамильной магии Поттеров, Гриффиндора и Слизерина. В конце концов, это ведь мою кровь он использовал в том отвратительном обряде, когда я был на четвертом курсе.
У взрослых от удивления расширились глаза: они начинали понимать.
- Ну, я так и сделал. И теперь старине Томми становится трудно поддерживать жизнь в своем тупо сконструированном из разных частей теле, – Гарри пожал плечами. – Он рассчитывает на связь со своими сторонниками – высасывает из них силы, чтобы остаться в живых. Они или станут сквибами, или умрут – если не выдержит сердце.
Северус шумно вдохнул и схватился за левую руку. Вот как, значит, это произойдет. Из него высосут магию – как вампир высасывает кровь из своей жертвы. И сейчас, в последние минуты своей жизни, он вынужден слушать лепет этого мальчишки!
- Профессор? – произнес Поттер, наклоняясь к нему. Северус чувствовал, как вокруг Гарри клубится магия. – Почему Дамблдор вам так доверял? Почему вы всегда защищали меня в школе и почему не спросили, не могу ли я удалить Метку?
Северус скривился. Да как он смеет! Стакан в его руке разлетелся на осколки – слабеющей магии помог гнев.
- Вон!!!
- Но Северус… - начала Минерва.
Гарри встал, уперев руки в бока. Его зеленые глаза – глаза Лили! – пристально смотрели на зельевара. На мгновение Снейпу показалось, что это сама Лили стоит здесь, готовая в очередной раз его отругать.
- Послушайте, сэр. Я могу вам помочь. Но сначала мне нужны ответы на мои вопросы. Вы должны мне довериться.
- То же самое я могу сказать вам, Поттер!
Гарри вздохнул еще раз и снова запустил руку в волосы.
- Ну и ладно! – он повернулся в сторону двери и в отчаянии всплеснул руками. – Я попытался помочь человеку ради памяти моей матери, и что получилось? Но я пытался!
- Поттер! Что вы там бормочете?
Гарри остановился у самой двери.
- Ответьте на мои вопросы, и я вам скажу.
- Очень по-слизерински!
- Ну, я ведь теперь глава Дома Слизерин, сэр.
- Северус, ты должен ему рассказать, - вмешалась Минерва.
Снейп наклонил голову. За волосами не было видно выражения его лица.
- Я был тем, кто рассказал Темному Лорду о пророчестве. Я не знал, конечно, что оно имеет отношение к Лили. Потом я пошел к Альбусу… Я хотел загладить свою ошибку… Искупить вину… Он предложил мне свою поддержку и защиту, если я дам Нерушимую клятву быть его шпионом. Позже на могиле Лили я дал клятву защищать ее сына, как только смогу. Было столько разных проблем … Я не мог сделать так, чтобы стало понятно, что я вам помогаю, Поттер. Конечно, вы не делали мою задачу легче, разгуливая по Хогвартсу, как будто он – ваша собственность…
- Понимаете, сэр, - спокойно сказал Гарри, - в некотором роде он и есть моя собственность. Теперь.
Минерва фыркнула, но на это никто не обратил внимания.
- А что касается Метки, почему бы я стал вас спрашивать? – он поднял на мальчика усталые глаза. – Если ее не мог удалить Альбус, почему вы думаете, что у вас получится?
- Ну, может, он не был змееустом, как я? – Гарри вернулся в центр комнаты. Северус уставился в зеленые глаза мальчишки, и в душе у него начало появляться незнакомое чувство. Которого он себе никогда не позволял. Надежда.
Поттер опустился перед ним на колени и протянул руку.
- Я могу удалить Метку и прекратить отток магии. Потому что я змееуст. И, что важнее, потому, что сейчас именно я контролирую всю магию Слизерина, которую Риддл использовал, чтобы вас привязать.
Северус смотрел в сияющие зеленые глаза, мечтая о том, чтобы это были глаза Лили. Но он ее не видел. В этих глазах, исполненных могущества, сострадания и решимости, он не видел и Джеймса Поттера. В первый раз с тех пор, как Поттер-младший появился в Хогвартсе, он видел Гарри. Просто Гарри.
Он наконец понял, что чувствует, и из последних сил поднял руку. По мышцам шли спазмы. Оставалось поверить мальчишке.
- Спасибо, профессор, - сказал Гарри и поднял рукав мантии, под которым скрывалась уродливое воспаленное клеймо. Северус в ужасе смотрел, как мальчик зашипел на парселтанге и направил свою магию на его руку.
Агония. Резкая жгущая боль. Он старался не закричать. Тьма угрожала поглотить его. Нет! Он отказывается так умирать! Он будет проклят, если на этот раз позволит Темному Лорду победить!

ххх


- Вот, Северус, выпей, - в отступающей тьме раздался голос Поппи.
Она склонилась над ним и прижала к губам флакон. Сознание возвращалось. Он был в больничном крыле.
- Это – обезболивающее, а это – укрепляющее…
- Как он, Поппи? – раздался голос Минервы.
- Ему надо отдохнуть, и тогда станет лучше. Но вообще-то надо было привести его ко мне, когда ты поняла, что ему становится хуже. Почему ты позволила мистеру Поттеру удалить эту отвратительную татуировку в мое отсутствие – мне непонятно.
- Но Поппи!
- Что «Поппи»? Сначала Альбус, теперь Северус и мистер Поттер! Во что ты вообще играешь, Минерва МакГоннагал?
- Тут кто-то говорил обо мне? – раздался усталый голос с соседней кровати.
- Вы должны спать, мистер Поттер! Как вам только в голову пришло провести сложнейший гоблинский ритуал и сразу после него накладывать такие сложные чары! Просто удивительно, что вы все еще можете шевелиться!
На лице Снейпа появилась улыбка. В первый раз с тех пор, как он принял Метку, он чувствовал себя свободным. Он поднял левую руку и увидел, что она забинтована. Надавил пальцем на бинт – и руку до плеча пронзила острая боль. Но той пульсации, которая всегда окружала Метку, не было. Он свободен полностью?
- Но… но? – раздался голос Поттера.
- Спать, молодой человек, или вы не поняли?
- Хорошо, пусть будет по-вашему, но я кое-что должен спросить у профессора.
- Хорошо, только быстро!
Северус повернул голову к мальчику.
- Ну что там, Поттер?
- Сэр, я не только удалил Метку и прервал ее связь с вашей магией. Я нашел еще много разных чар и заклинаний. На некоторых ощущалась магия Риддла, на некоторых – другая, я не смог ее опознать. В основном это были чары подчинения и лояльности. Ну, так они ощущались. Я избавил вас от большинства этих чар, но вам лучше проверить все у гоблинов. За некоторую плату они исправят все то, что я пропустил.
Северус тяжело вздохнул. Альбус. Кто же еще…
- Ссс… спасибо, мистер Поттер. Я прислушаюсь к вашему совету.



Глава 31. Жизнь может быть забавной


Гарри шел в Большой зал на ужин. Это было через неделю после гоблинского ритуала и удаления Метки у Снейпа. Сегодня ему в первый раз позволили выйти из Больничного крыла. Теперь он был совершенно уверен, что мадам Помфри следует причислить к темным волшебникам, потому как она явно получала удовольствие от «ареста» своих беспомощных пациентов. Она категорически отказывалась выпускать Гарри и профессора Снейпа из больничных палат. Они дулись, уговаривали ее и угрожали ей – она была непоколебима. Гарри уверился в том, что в мадам явно была частица Вселенского зла.
Но Гарри перестал вспоминать обо всем этом, как только вошел в Большой зал. Там перед ним открылась самая странная сцена, какую он когда-либо видел.
Драко Малфой и Гермиона Грейнджер стояли на середине прохода и орали друг на друга, а преподаватели ничего не предпринимали и, похоже, наслаждались шоу. Странно: что, никто не собирается это остановить?
- … и еще… То, что у чистокровных всегда была монополия на все высокие и престижные должности, вовсе не означает, что… - орала красная от злости Гермиона.
- Это традиция, Грейнджер, - перебил ее Малфой. – И что ТЫ можешь знать о наших традициях и культуре? В конце концов, ты здесь – посторонняя. Это НАШ мир!
- Ваш мир? Я думаю, Ее Величество с тобой не согласится! Традиции! Поговорим о традициях? – Гермиона ехидно подняла бровь. – Вы очень цените традиции, но почти все чистокровные изгоняют из семей сквибов. Они отказывают собственным детям в семье и в имени, и все это во имя традиций и чистоты крови.
- Ну конечно, ты как всегда зациклилась на чем-то смехотворном. Сквибам нет места в нашем мире… - но тут уже Малфой оказался перебит Гермионой.
- Мне говорили, что чистокровные ценят семью превыше всего, и все же когда оказывается, что у новорожденного нет магии, его выбрасывают из семьи и забывают. И я хочу отметить, что такого типа «традиции» есть только у самых примитивных маггловских племен, в которых так могут поступить с ненужной очередной девочкой или с больным ребенком… В цивилизованном мире так не делают.
Драко пожал плечами.
- Это – традиция, ей больше тысячи лет. Кто ты такая, чтобы с этим спорить?
- Я – дочь сквиба. И имею право спорить! - Гермиона набрала воздуха и продолжила: - Тебе никогда не приходило в голову, что в венах сквиба течет точно такая же кровь, как у его родителей и их детей-магов? Как можно винить ребенка за то, что у него нет магии, когда очевидно, что на самом деле что-то не в порядке с родителями? Виноваты они, а не ребенок. Может быть, это их надо осуждать и запретить им иметь детей в будущем? Чтобы их «неправильная» кровь не распространялась дальше?
Последние слова Гермионы прозвучали в полной тишине: студенты и учителя были поражены ее логикой. Малфой от шока открыл рот.
- Мне кажется, что традиция чистокровных избавляться от детей-сквибов – это всего лишь попытка скрыть проблемы со своей кровью и своим наследием! - Гермиона секунду ждала возражений, не услышала и продолжила: - Так что сквиб в семье магов - это примерно то же самое, что волшебник в семье магглов – это две стороны одной медали! И что если Оливер Твист прав? Нам нужна новая кровь от магглорожденных и полукровок, чтобы магия оставалась сильной.
Упрямо сжав челюсти, Малфой наконец ответил:
- Он не может быть прав. Мы бы увидели результаты раньше.
- А может быть, мы их уже видим? – резко ответила Гермиона. – Из трех самых могущественных волшебников в мире двое – полукровки, и только один – чистокровный.
Если бы кто-нибудь посмотрел на преподавательский стол, он бы заметил, что Филиус Флитвик и Северус Снейп пытаются сдержать смех. Гермиона этого не видела, но продолжила с энтузиазмом:
- То есть твой ответ на все это – спрячьте головы в песок, поддерживайте статус-кво, не обращайте внимания на проблему, и она исчезнет? Ты это хочешь мне сказать? Если да – можешь сразу рыть яму в земле поглубже и подлиннее, чтобы нам не пришлось возиться с твоими похоронами, когда придет время.
Гарри наконец прошел в зал и сел за стол рядом с Невиллом и Роном. Теперь он понял, почему учителя не вмешивались. Они использовали спор, чтобы что-то доказать. Но поняли ли они, что произошло? Гарри посмотрел на стол Рейвенкло. Многие что-то записывали. Нет, они не собирались присоединяться к дискуссии – они старались не пропустить важных фактов. Близнецы Уизли тем временем вели себя как обычно: призывали гриффиндорцев делать ставки на исход спора. Правда, желающих было мало – Гермиона была явным фаворитом.
- И не забудьте наше обсуждение возможных профессиональных перспектив с деканами факультетов. Профессор МакГоннагал лгала всем магглорожденным, когда расписывала прелести жизни и работы в магическом мире. Мне трудно поверить, что такая волшебница, как она, могла так дезинформировать студентов без прямого приказа вышестоящих. Это очень не по-гриффиндорски.
По залу пронесся удивленный вздох, а Гермиона гордо направилась с столу своего факультета и друзьям, которые ее там ждали.
Гарри встал, и, широко улыбаясь, начал апплодировать Гермионе и ее логике. Вскоре к нему присоединились и остальные столы – кроме слизеринского.
Минерва МакГоннагал была так поражена итогом спора, что не нашла, что возразить.

ххх

Крокер вздохнул и отложил очередное сообщение. Слухи перестали быть слухами. Темного Лорда, известного как Лорд Волдеморт, больше не существовало. Донесения крайне расплывчато говорили о причинах смерти, потому как тела не нашли – только гниющую руку, высохшее ребро и окровавленную мантию.
Он вспоминал… Поттер рассказывал, что после последнего задания на Турнире Трех Волшебников в ритуале возрождения Риддла использовали его – Гарри - кровь. Если он правильно помнит, рука и ребро тоже упоминались.
Крокер посмотрел на список имен. «Наш мир погибнет, если мы чего-нибудь не сделаем в ближайшее время», - подумал он. В списке были все Пожиратели Смерти, которые уже умерли или стали сквибами.
Там были члены самых известных чистокровных семейств, и из некоторых – не по одному человеку. В итоге многие из самых старых семей остались без глав родов. Многие потеряли матерей, наследников рода и других детей. Смерть Волдеморта искалечила магическую аристократию.
«Я уже вижу, как Визенгамот принимает новые законы о браке, которые могут оказаться совершенно катастрофическими. Чиновники Ее Величества теперь не сводит с нас глаз, и мы можем потерять все. Королеве не понравится, если права Её подданных вновь будут нарушаться», - подумал Крокер, а затем написал короткую записку и хихикнул:
- Ну, если они попробуют это сделать, у Твиста появится прекрасная пища для его ядовитого пера.
Вспомнив о Твисте, Крокер взял еще один пергамент.

Дорогие Невыразимцы!
Я хочу кое-что сообщить вам – потому что знаю, что вы можете держать это в тайне. Поттер принял свое наследство и забрал свои кольца. Я их видел, когда он показался в Большом зале. У него было даже кольцо Слизерина!
Всю неделю, пока он и Профессор Снейп лежали в больничном крыле под присмотром Леди-Дракона, туда никому по неизвестным причинам не разрешали заходить. Однако это совпало с чередой странных происшествий с Пожирателями Смерти.
Могу сказать, что профессор Снейп выглядит лучше обычного и явно не потерял своей магии. Удивительно, что он не пострадал при «чистке».
Читайте мою следующую статью в «Пророке».
О.Т.

Брови Крокера полезли на лоб. Поттер-Гриффиндор и Слизерин? Мерлин всемогущий!

ххх

В Большом зале Манерва МакГоннагал что-то возмущенно бормотала по поводу заявлений лучших студентов пятого курса. К ней подошел Флитвик и успокаивающим жестом положил руку на плечо.
- Не надо, Минерва. Она права. Мы оба знаем, что Альбус не давал нам говорить правду. У него был собственный план, и правда в нем не особо приветствовалась.
- Но…
- Гермиона Грейнджер просто озвучила то, о чем думают все. Всем известно, что из-за политики Министерства мы каждый год теряем самых талантливых полукровок и магглорожденных.
- Я не хочу разочаровывать студентов, которые стремятся чего-то достичь. И ты знаешь, что у меня не было выбора: в таких делах я обязана подчиняться приказам Альбуса.
Филиус покачал головой.
- Все это накапливалось годами, если не десятилетиями. Но мы не должны позволить этому продолжаться, - он поднял руку, не давая ей возразить. – Позволь, я закончу. Мы должны разрешить полемику, но при этом ее контролировать. Мои воронята обсуждают все эти вопросы с тех пор, как появились статьи Твиста. Я думаю, пора начать это на уровне всей школы. Давай проведем серию дебатов с командами, правилами и судьями. Ты не думаешь, что пора вернуться к тому, чтобы учить наших студентов думать, а не просто запоминать слова и предложения?
Поднялся Снейп.
- Я поддерживаю. Ты знаешь, что Альбус не любил, когда студенты подвергают сомнению его действия или то, что ему кажется правильным. Он считал, что только он сам знает путь к Высшему Благу.
Минерва прикрыла глаза, размышляя.
- Очень хорошо. Ты и Филиус за этим присмотрите.

ххх

Гарри издал радостный вопль. Общешкольные дебаты! Он прочитал список тем:

- Магия чистокровных и магглорожденных: есть ли разница?
- Рождаемость в магическом мире: почему она снижается?
- Сквибы: стали ли они за последнее столетие рождаться чаще и можно ли интегрировать их в магическое сообщество?
- Карьера в магической Британии и за рубежом: где шансы есть у всех?
- Оливер Твист: правильны ли факты в его статьях?

- Гарри, ты запишешься на какие-нибудь дебаты? – Гермиона явно была в полном восторге.
- Нет, Миона, у меня нет времени. А на какие запишешься ты?
- На все, конечно!
- Ты думаешь, это правильно? Я знаю тебя, Гермиона. Лучше выбери одну или две темы, иначе просто свалишься от истощения. Не забывай, нам еще СОВ сдавать.
Гермиона фыркнула:
- Я могу это сделать. Тем более что темы частично пересекаются.
Гарри покачал головой.
- Нет, тебе лучше будет принять участие в одной-двух дискуссиях и просто поприсутствовать на остальных. Иначе тебя придется хоронить.

Утром в понедельник Гарри шел на завтрак и думал о дебатах, прошедших вчера. Профессора решили проводить их по воскресеньям. Круг открыла дискуссия между Рейвенкло и Слизерином, и слушать ее было очень интересно. Она была первой, и времени на исследования было не очень много. Спор длился два часа, и профессор Флитвик в итоге объявил ничью.
Гермиона, как обычно, не прислушалась к его советам и попыталась вступить во все команды, но ей этого не дали. В итоге она попала в две, которые состояли из гриффиндорцев. Ее первые дебаты должны были пройти на следующей неделе.
- Гарри?
Гарри повернулся и увидел Луну, стоящую в небольшой нише.
- Хорошая статья сегодня в «Придире». Когда ты всем расскажешь?
- Шшш. Не здесь! – Гарри нервно огляделся по сторонам, затащил ее подальше в нишу и наложил заклинание тишины.
- Все не так просто, Луна. На самом деле я не собираюсь «рассекречивать» Твиста. Я знаю, некоторые догадались, но они никому не сказали. Ты ведь не собираешься…?
- С чего бы? Да мне никто и не поверил бы…
Гарри рассмеялся и приобнял девушку.
- Спасибо, Луна. У меня еще есть планы на Оливера, так что лучше держать его личность в тайне от большинства волшебников. А догадались те, кто видит настоящего Гарри Поттера, а не Мальчика-Который-Выжил.
- Похоже, нарглы с тобой согласны. Я никому не скажу.
- Спасибо, Луна.

В Большом зале Гарри взял «Придиру» и начал читать последнюю статью Твиста.

Жизнь может быть забавной

Знаете, в жизни все может повернуться с ног на голову, причем иногда – даже два или три раза.
Вот, например, ожесточенная дискуссия между Гермионой Грейнджер и Драко Малфоем на прошлой неделе. Вы, наверное, думаете, что профессора прекратили ее в самом начале. Тем не менее, вполне в стиле нашего Директора (который, как нам сказали, находится в отпуске на неопределенный срок по причине стресса), дискуссию прерывать не стали, поскольку никакие заклинания не использовались. Я уверен, что если бы в дело пошли волшебные палочки, профессора вмешались бы.
Мисс Грейнджер сделала одно заявление, которое стоит повторить. «Профессор МакГоннагал лгала всем магглорожденным, когда расписывала прелести жизни и работы в магическом мире», - заявила Гермиона Гренджер. «Мне трудно поверить, что такая волшебница, как она, могла так дезинформировать студентов без прямого приказа вышестоящих. Это очень не по-гриффиндорски».
Что, магический мир так и не обзавелся хребтом?
А еще ходят слухи, что Визенгамот готовит новые законы о женитьбе ради того, чтобы компенсировать ущерб, нанесенный войной чистокровным семьям. Простите? Мы разве так ничего и не поняли после визита Ее Величества?
Она распорядилась, чтобы все законы магического мира были приведены в соответствие с законами Британии, принятыми парламентом. Она больше не потерпит законов магического мира, которые дискриминируют любую расу разумных существ, или нарушают иные установления. Так что закон о принудительной женитьбе/замужестве будет признан противоправным как одна из форм рабства, что добавит еще один гвоздь в крышку гроба Визенгамота.
Не лучше ли предлагать поощрительные меры – например, снижение налогов для тех семей, в которых больше одного ребенка? Или стипендии и спонсорская помощь для тех, у кого в Хогвартсе учится больше двух детей? И не следует ли поощрять сквибов оставаться в магическом мире и жениться на волшебниках – ведь чистота их крови доказана?
Зачем принимать самоубийственные законы, которые заставляют людей поступать против своей воли, когда гораздо мудрее предложить награду за то, что они действуют в интересах общего блага? Мне это кажется гораздо более разумным, но волшебная Британия, как сообщество, просто отказывается думать сама за себя. Вы предпочитаете отдать право принимать решение небольшой группе людей, а потом жалуетесь, если дела идут не так, как надо.
Я, слава Мерлину, пока учусь в Хогвартсе. А что касается ставок, которые принимают близнецы Уизли, я по-прежнему радуюсь разным предположениям относительно моей личности.
Мне нравится оставаться на заднем плане, наблюдать за всеми и указывать на ошибки и промахи. Тех, кто догадался, кто я , прошу сохранить это в тайне – так же, как я храню ваши секреты. Ваше молчание позволит мне и дальше оставаться голосом разума в нашем безумном мире.

Оливер Твист


КОНЕЦ




P.S. От переводчика: вот и все.
Мороженое я сама у себя выиграла: ритм обновлений сбивался только в пользу читателей, на все отзывы отвечала, вела себя хорошо, не обзывала воспитательницу дурой.
И очень радовалась, что вам нравится.
Еще раз благодарю всех добровольных помощников, которые старались избавить этот фик от очипяток и прочих блох.

Если вы хотите поблагодарить авторов этого замечательного произведения, это можно сделать (на англ./нем. языке) следующим образом:
Заходите на страницу «заглавной» авторессы на ФФнете:
www.fanfiction.net/u/1013852/GenkaiFan
Долго там бродите, читаете рецепты печенья, убеждаетесь, что она по-прежнему не оставляет свой мэйл, идете по ссылке на группу в Yahoo!, где она предлагает общаться, вступаете туда и пишете ваш отзыв.

Если кто туда не ходил, повторю: авторы сказали, что сиквела не будет.

НО:
Они предлагают написать продолжение всем желающим вот на таких условиях:

1. Никогда не будет официально объявлено, что Оливер Твист – это Гарри Поттер. Авторам нравится идея, что Гарри может скрываться под псевдонимом от излишне навязчивых поклонников Мальчика-Который-Выжил. Те, кто догадался сам, не должны делиться этим знанием. Все повороты сюжета «Анонима» - ваши. Играйте!
2. Мы предпочли бы, чтобы и дальше не было никаких пейрингов. Эта история – про статьи, а не про личную жизнь Гарри. Но если вам так уж хочется – ладно. Только не с Джинни. Слэш допустим, но только если он не слишком «графический» и важен для развития сюжета. Иногда авторы уделяют сексуальным сценам слишком много внимания…
3. Поставьте нас в известность, если будете писать продолжение: мы дадим ссылку на ваш фик в профиле Genkai.
4. И получите от всего этого удовольствие!





@темы: Фанфики, Любимые произведения, Джен, Гарри Поттер