22:48 

Аноним. Глава 26-28.

автор : Altera_pars
Гарри Поттеру надоело, что "Ежедневный Пророк" пишет о нем гадости. Гарри Поттеру надоело, что Волшебный мир отказывается смотреть правде в глаза. Но ведь недаром Шляпа пыталась отправить его на Слизерин... Настала пора действовать. 5-ый курс (и лето перед ним). Умный, сильный, рациональный Гарри. Дамбигад. Оригинальное развитие сюжета. Никакой романтики. Несколько новых персонажей, но без Мэри/Марти Сью
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Гарри Поттер, Альбус Дамблдор, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Новый персонаж
Общий/ / || джен || PG
Размер: макси || Глав: 31
Предупреждения: AU
Данные о переводе
Автор фанфика: GenkaiFan
Контакты автора: не указано
Язык оригинала: Английский
Название фанфика на языке оригинала: Poison Pen
Ссылка на фанфик: www.fanfiction.net/s/5554780/1/Poison_Pen
Разрешение на перевод: получено
Разрешение на размещение: не получено, но автора предупредила. Думаю, злиться будет не слишком. )
Ссылка на другой ресурс:
www.hogwartsnet.ru/mfanf/printfic.php?l=0&fid=4...



Глава 26. Надлежащее оповещение


Альбус Дамблдор в одиночестве сидел в своем кабинете в Хогвартсе, уставившись на чашку с чаем. В чем он ошибся? Перед ним лежала копия тех материалов, которые сегодня рассматривались на слушаниях. Здесь были все те факты, на которые он почему-то не обратил внимания. Предполагалось, что он будет поддерживать исполнение тех законов, в создании которых сам принимал участие. Но в итоге он сам оказался их жертвой.
Он и подумать не мог, что, заставляя Гарри участвовать в Турнире, он фактически сказал: «Да, Гарри, ты достаточно вырос, чтобы понимать, что происходит, и принимать решения. Если ты участвуешь в Турнире – ты взрослый».
Потом еще эта жажда Корнелиуса дискредитировать Гарри. Судить его полным составом Визенгамота, как взрослого! О чем думал Министр?
Дамблдор подозревал, что Гарри что-то замышляет, но не мог догадаться, что именно. Мальчишка никогда не получал писем – его сова была слишком заметной, чтобы ее пропустить. И как же он все это устроил?
Да еще и эти Охранные Чары… Их действительно надо было перенастроить, но поскольку Поттер отказался ехать к родственникам, его придется оставить в Хогвартсе. Вне школы может быть опасно, а Сириус Блэк - недостаточно ответственный, чтобы контролировать 15-летнего подростка. Мерлин, да Сириус и сам так и не повзрослел, тем более с учетом лет, проведенных в Азкабане. Как может быть хорошим опекуном человек, которому самому нужен опекун?
Увы, Гарри был для него потерян. Ему никогда не вернуть прежнего доверия. Да и было ли оно? В папке был отчет целителя. Северусу за многое придется ответить. Как он мог все это пропустить? Как Гарри умудрился встретиться с целителем? Насколько было известно Дамблдору, он никогда не покидал школу...

ххх

Во второй половине дня Минерва и Поппи, как обычно, пили чай в кабинете медиковедьмы. Все разговоры крутились вокруг событий, приведших к эмансипации Гарри.
- Поппи, ты в последнее время не замечала ничего необычного в поведении Альбуса?
- Чего-нибудь помимо его обычного желания соваться не в свои дела?
- Нет, я не это имею в виду. Меня пугает его одержимость Поттером. Да, он всегда был очень внимательно наблюдал за жизнью Гарри. Но я боюсь, что столько лет постоянного напряжения… - она в задумчивости помешала чай.
Поппи наблюдала за подругой, отпивая из своей чашки.
- Ты спрашиваешь, не потерял ли Альбус способности принимать разумные решения?
МакГоннагал пыталась собраться с мыслями.
- Да, Поппи, именно об этом. В последнее время он все больше и больше настаивает на том, чтобы контролировать жизнь мистера Поттера целиком и полностью, - Минерва поколебалась, но продолжила: - Он даже сказал мне, что мы не будем перенастраивать Охранные чары, потому что Поттер ДОЛЖЕН остаться в Хогвартсе, если не едет к родственникам. И аргументировал это тем, что проводить время с Сириусом слишком опасно. И это даже после эмансипации Гарри. Сейчас Альбус сидит в своем кабинете и пытается придумать, как вернуть контроль над мальчиком.
Минерва посмотрела на давнюю подругу. В ее глазах стояли слезы.
- Я боюсь, Поппи, боюсь того, что его разум не выдерживает напряжения, а я ничего не могу сделать, чтобы помочь.
Поппи наклонилась вперед и накрыла руку подруги своей.
- Не беспокойся, Минни. Я прослежу, чтобы на этой неделе он прошел обязательное медицинское обследование. И обязательно проверю уровень стресса и остроту ума.
Минерва вяло улыбнулась:
- Спасибо, Поппи. Я пришлю тебе разрешение огласить результаты обследования – на случай, если что-то не в порядке.

ххх

После встречи с Хранительницей усталый Гарри вернулся на площадь Гриммо. Она сообщила, что наилучшим временем для ритуала будет новолуние после Нового года.
Гарри и Сириус, посовещавшись, решили, что на Рождество надо веселиться, что бы там ни думал Дамблдор. А веселиться лучше всего под теплым солнцем на песчаном пляже, желательно в окружении полуобнаженных девушек.
Они быстро упаковали по сумке. Гарри больше не нужно было ничьего разрешения, но он все же на всякий случай сообщил Лорду Питеру и Рагноку, куда направляется. Порт-ключ был зачарован на определенное время и сработал буквально в тот момент, когда в камине вспыхнуло зеленое пламя и показалась голова Ремуса:
- Сириус! Гарри! Эй, есть здесь кто-нибудь? Вам надо быть в Хогвартсе, на экстренном собрании Ордена Феникса…

ххх

Рита Скитер была на седьмом небе от счастья. Ей удалось пробраться с Гарри Поттером на слушания, которые закончились его эмансипацией! А на какие документы ей удалось взглянуть…!
Это будет репортаж десятилетия! Издевательства над ребенком, пренебрежение его интересами, фактическое признание взрослым со стороны маразматика Дамблдора и придурка Фаджа! О таком можно было только мечтать! И этот дурак Директор даже не подозревал, что несет причину своих грядущих бед в собственном кармане! Его магия очень даже кстати скрыла ее присутствие.
Она быстро написала статью. Сначала Министр отказывался разрешать печатать хоть что-нибудь, что выставляло его в плохом свете. Но потом она убедила его, что он просто поверил Дамблдору, когда тот говорил, что мальчику хорошо у родственников. А потом Директор самоустранился, когда дело Поттера рассматривал Визенгамот – тем самым дав косвенное согласие на процесс. Все еще сомневающийся Фадж буквально позеленел, пока читал ее репортаж, но все же разрешил его опубликовать. Все что угодно, только бы унизить Поттера, который теперь оказался дважды Лордом.
На следующее утро Скитер постучала в дверь кабинета Главного редактора, вручила статью и вышла, что-то напевая себе под нос.
Позже в тот же день ее контакт в Министерстве сообщил, что хочет с ней поговорить. С маленьким толстым клерком из Департамента магического правопорядка, которому очень не нравилось, как там шли дела, она встретилась за самым дальним столом «Кабаньей башки» в Хогсмиде.
- Рита, тебе надо скрыться, - сказал он. – Адвокат Поттера – и это не какой-нибудь простой адвокатишка – требует твоего ареста. Похоже, ты нарушила условия найма на работу.
- Он не может этого сделать! – прошипела Рита.
- Может. Поттеру принадлежит контрольный пакет акций «Ежедневного Пророка», и он потребовал, чтобы все статьи, в которых упоминается его имя, проходили через его адвоката. Как ты попала на закрытую встречу в «Гринготтсе», мне непонятно, но гоблины просто жаждут это узнать.
- За мной стоит сам Министр!
- Старина Фадж не станет вмешиваться. Ты нарушила условия своего контракта, и Лорд Чарльз раздумывает, как бы тебя уволить. Тебе лучше затаиться на время. Я слышал, что Поттер уехал на каникулы с этим своим сумасшедшим крестным, так что тебе пока не за кем гоняться.
Рита вздрогнула, дала своему осведомителю немного денег и вышла из паба. Это расстроило ее планы. Прятаться лучше всго в обличье жука, но где? Жук – слишком маленький, и мир для него слишком опасен: многие птицы едят жуков, и многие люди не смотрят, куда наступают. Но потом она улыбнулась. Есть место, где она сможет спрятаться и одновременно что-нибудь разузнать.

ххх

Лорд Чарльз сидел в своем загроможденном вещами офисе и смотрел на давнего друга.
- Хочешь чего-нибудь выпить, Питер?
- Не откажусь, - улыбнулся адвокат и уселся поудобнее. – Мерзкая она ведьма, да? Как она вообще попала в газету?
- Фактически путем шантажа. А избавиться от нее я не мог, потому что у нее хорошие хмм… отношения с нашим блистательным Министром, - редактор протянул другу бокал с виски. – И к тому же ее контракт составлен так, что я не могу просто так его расторгнуть.
- Понятно, - ухмыльнулся Лорд Питер и достал свернутый пергамент. – Спасибо, что сообщил мне об этой статье. А вот это написали мы с Гарри. Надо же сообщить почтеннейшей публике о его внезапном повзрослении.

ххх

Гарри только что вернулся с пляжа, когда появился Добби.
- Добби просить прощения, Мастер Гарри сэр, но у Добби срочное письмо от Лорд Пити. Он говорить это про тот-как-его-звать. Дамби хотеть вас обратно, Мастер Гарри сэр. Вот ваши газеты.
Гарри вздохнул, взял письмо и сверток и поблагодарил эльфа.

Гарри Поттер признан совершеннолетним!

Вчера на закрытых слушаниях в «Грнготтсе» Гарри Поттер встретился с главой Депертамента по делам несовершеннолетних Греттой Марчбэнкс и главой Департамента магического правопорядка Амелией Боунс, которая заменяла Министра Фаджа, дабы избежать конфликта интересов. Гарри Поттера представлял его поверенный, королевский адвокат Лорд Питер Флинчли-Аддамс. Также – но без приглашения – присутствовал Директор Дамблдор, который пытался остановить происходящее.
Слушания длились всего час, и в итоге было принято решение о признании Гарри Поттера совершеннолетним. После эмансипации он принял титул Лорда Поттера-Гриффиндора, главы Древнейших и Благороднейших Домов Поттер и Гриффиндор.
Лорд Поттер-Гриффиндор выпустил письменное заявление о том, что необходимость признания его дееспособным возникла вследствие действий Альбуса Дамблдора, Директора школы Хогвартс и главы Визенгамота, и Корнелиуса Фаджа , Министра Магии. Они фактически признали Лорда Поттера-Гриффиндора взрослым своими действиями в прошлом году.
Лорд Поттер-Гриффиндор заявил, что, принудив его к участию в Турнире Трех Волшебников и заставив как взрослого предстать перед полным составом Визенгамота, обе ветви власти создали правовой прецедент и объявили его совершеннолетним по умолчанию.
Что Лорд Поттер-Гриффиндор планирует делать в будущем, пока неясно. Он хочет спокойно завершить свое образование, прежде чем принимать какие бы то ни было решения.
Мы, сотрудники «Ежедневного Пророка», желаем ему всего самого хорошего.

Эмили Андерсон

ххх

Орден Феникса пребывал в смятении. Никто не мог найти Гарри и Сириуса. Когда спросили Ремуса, он пожал плечами и ответил:
- Ну, Сириус так и так хотел куда-нибудь увезти Гарри на каникулы. Когда я появился на Гриммо, застал только записку на столе.
- Но это опасно! – воскликнула Молли, всплеснув руками. – Альбус! Как ты мог это позволить! Ты пообещал, что Гарри будет в безопасности в Хогвартсе, иначе мы бы потребовали, чтобы он приехал в Нору.
- Успокойся, Молли, - ответил Директор. – Я уверен, что когда я поговорю с мальчиком, он поймет, что мы думаем исключительно о его благополучии.
Ремус хмыкнул:
- Попробуй еще раз, Альбус! Гарри так же упрям, как его отец, но он еще и сын своей матери, а у нее был ох какой темперамент…
Молли снова начала вопить, и на нее пришлось наложить Силенцио. Артур хотел было его снять и разобраться с тем, кто это сделал, но в итоге решил, что короткая передышка в тишине заслуживает благодарности.

ххх

В недрах Министерства Крокер просматривал последние документы в деле Лорда Гарри Джеймса Поттера.
- Так, мальчишке все-таки удалось вырваться из-под контроля Альбуса, - хихикнул он. – А крики Молли слышал весь «Гринготтс», так что к завтрашнему утру об этом будут знать все.
- Босс, пришло письмо от Твиста.
- И что там?

Дорогие Невыразимцы,
Я хочу поблагодарить вас за ту помощь, которую вы мне оказали в последнее время со статистикой для моих статей. Я иногда размышляю: действительно ли Королева готова заниматься еще и магической Британией?
До меня дошли слухи, что Фадж так ничего и не понял, но по-прежнему за мной охотится. Наверное, удивляться не стоит. С ним всегда было невозможно понять, где голова, а где задница.
Вот чему я удивляюсь – так это тому, что никто до сих пор не понял, кто я на самом деле. Даже Рита Скитер в своей анимагической форме не смогла меня найти. Что, вы и этого не знали? Как узнал я? У меня свои источники.
Поттер тоже очень помог с некоторой информацией. Похоже, никто не понимает, насколько рассержен наш «золотой мальчик». Он пишет мне записки с тех пор, как начали выходить статьи.
Что касается предложения к вам присоединиться, я пока откажусь. Если честно, мне не хотелось бы работать на Министерство, которое все еще охотится за моей головой.
Это все, мне надо идти. Каникулы на этот раз у меня просто прекрасные.

Оливер


Крокер рассмеялся: «Мальчишка действительно очень изобретательный. Интересно, как скоро догадается кто-нибудь из моих подчиненных?»

ххх

В деревушке Литтл Хэнглтон раздался вопль ярости. Он эхом отразился от стен, и люди в черных плащах испуганно отступили назад.

ххх

Рита придумала прекрасное место, чтобы спрятаться – сундук Гарри Поттера, который тот оставил в школе. Пока она пыталась забраться в сундук в надежде раскрыть все секреты мальчишки, на нее опустилась стеклянная банка. Ее поймали! Она расправила крылья и попыталась удрать, но крышка на банке тут же закрылась, и она оказалась в ловушке.
Посмотрев наружу, она увидела искаженные стеклом черты домового эльфа, одетого, как солдат в пустыне: шорты, рубашка, шляпа цвета хаки.
- Плохой жучочек! Добби тебя поймать! Мастер Гарри сэр будет ооооочень рад! Может, он разрешить Добби иметь жучочек как домашний питомец?


Глава 27. Развлечения на каникулах


Остров Блэк был ненаносимой территорией неподалеку от Порт-Рояля. Белые песчаные пляжи, прозрачная голубая вода – рай, да и только! Единственным зданием на острове был викторианский особняк, со всех сторон окруженный верандами.
Но главные развлечения все же были на соседнем магическом курорте. Все было именно так, как обещал Сириус, и Гарри жалел, что не взял с собой камеру.
На день позже Сириуса и Гарри на остров порт-ключом переместился Ремус. После того, как его оставили на съедение всему Ордену Феникса, он был очень и очень зол.
- Лунатик, поверь, по-другому не получалось, - сквозь смех выдавил из себя Сириус. – Нам надо было убраться до того, как Дамблдор снова запрет Гарри в тюремной камере. Старик забыл, что ему время от времени надо развлекаться?
Ремус попытался возразить, но Сириус повернул его лицом к пляжу.
- Посмотри на Гарри. Что ты видишь?
А Гарри тем временем строил песчаный замок. Об этом он мечтал, когда был маленьким. И сейчас он думал только о том, что целую неделю не надо будет ни о чем беспокоиться.
- Когда ты в последний раз видел его таким расслабленным и счастливым? И видел ли вообще? – спросил Сириус. – Он знает, что здесь никакая опасность ему не угрожает. Допустить кого-нибудь на остров могу только я, как глава семьи Блэков. Здесь он может быть самим собой, и даже быть ребенком, которым никогда не был.
Два Мародера устроились на удобных стульях на веранде и прихлебывали из своих стаканов, наблюдая, как Гарри играет в песке и в волнах.
- Лунатик, давай я лучше расскажу тебе, что узнал на слушаниях в «Гринготтсе». Ты застал далеко не все, - любуясь закатом, Сириус подробно рассказал обо всем, что выяснил.
- Теперь ты понимаешь, что мы не оправдали надежд Лили и Джеймса. Мы не помогли Гарри. Я не думаю, что они когда-нибудь нас простят.
Остаток недели все трое провели, перемещаясь с острова Блэк на соседний курорт, где были и пляж, и ночной клуб: Сириус считал, что «горизонты» Гарри надо расширять.
Оба взрослых теперь считали, что в интересах Гарри – держаться подальше от Ордена Феникса: он был уже далеко не тот, как во времена их молодости.
Во время Первой войны Дамблдор готов был прислушиваться к мнениям членов Ордена, и все они на самом деле противостояли Волдеморту. Теперь ситуация была близка к диктатуре, и – самое главное – Гарри интересовал Директора куда больше, чем сама война с Темным Лордом. В этом было что-то противоестественное. У Дамблдора было слишком много секретов, которыми он не собирался делиться. От того, что он скрывает, могут зависеть человеческие жизни … Это неправильно.
- Знаешь, Лунатик, мне вообще никогда не надо было слушать Альбуса. Его советы мне слишком дорого обошлись, - грустно сказал Сириус однажды вечером.
- Ты верил ему. Мы все верили, - ответил Ремус, появляясь на патио с напитками. – Я тоже ни разу не навестил Гарри до Хогвартса, потому что Дамблдор сказал, что это небезопасно, а уж с учетом моей «мохнатой проблемы»…
Сириус вздохнул:
- Мы оба обманули их надежды. Мы обещали помочь Гарри – и не помогли. Мы обещали! После всего этого остается только удивляться, что магия нас еще не покинула.
- Так получилось, потому что мы поверили не тому человеку, Бродяга. Он сделал так, что по любому делу мы обращались именно к нему. Магглы сказали бы, что нам «промыли мозги», причем не раз с тех пор, когда мы сами были детьми. Мы слепо верили Альбусу. А что про все это говорит сам Гарри?
Сириус отхлебнул из стакана, прежде чем ответить.
- Гарри хочет сохранить с нами отношения, но он не позволит никому – включая нас – контролировать его жизнь, как это делал Директор. Он будет принимать решения сам. У нас был шанс – и мы его потеряли.
Ремус увидел, как его давний друг смахнул со щеки слезу.
- И все, что мы теперь можем ему дать – это наша любовь.

ххх

Корнелиус Фадж скомкал «Пророк», швырнул им в своего помощника Перси Уизли ака Уизерби, и оскалился.
- Где эта чертова Скитер? Она должна была сделать так, чтобы у Поттера не возникло никакого политического влияния!
Перси увернулся от газеты.
- Прошу прощения, сэр, но она не появлялась на работе уже два дня. У Департамента магического правопорядка есть ордер на ее арест за вмешательство в частную жизнь, и гоблины тоже хотят ее допросить. Я думаю, что она где-то спряталась.
- Найди ее! – рявкнул Фадж и ударил кулаком по столу. – И свяжись с Люциусом. Нам нужен план, что делать, когда Поттер попытается получить свои места в Визенгамоте.
- Да, сэр, - Перси поспешил к двери. Он немного поколебался, но все же обернулся и напомнил: - Не забудьте, сэр, что в час дня у вас встреча с маггловским премьер-министром.
Перси едва успел захлопнуть дверь, как в нее попало какое-то заклинание.

ххх

Гермиона вернулась домой в смешанных чувствах. Она рассказала родителям о разладе между ней и Гарри и о том, что в магическом мире ее возможности профессионального роста очень ограничены. Сказать, что они были недовольны ситуацией, было бы серьезным преуменьшением.
- То есть ты хочешь сказать, что все, на что ты пригодна в этом вашем волшебном мире – это рожать детей? – спросил ее отец. – Мы позволили тебе пойти в Хогвартс после того, как поговорили с профессором МакГоннагал. Она сказала, что ты – весьма многообещающая ведьма, и тебя ждет блестящая карьера! За те деньги, которые мы платим, ты могла бы учиться в лучших школах Британии!
Гермиона опустила голову. Ей на самом деле нечего было сказать. Наверное, шансов попасть в хороший университет у нее уже не было: она не занималась по маггловский школьной программе с 11 лет.
Вечером, когда Гермиона уже была готова улечься в кровать с книжкой, в комнату зашла ее мать.
- Гермиона, солнышко, нам надо поговорить.
- О чем, мама? – спросила Гермиона, отложив книгу и внутренне сжавшись. Она боялась этого разговора.
- О том, что ты писала в письмах. Что-то изменилось, да?
- Что ты имеешь в виду?
- Ну, дорогая, ты всегда так много рассказывала об этом мальчике – Гарри. А теперь ничего о нем не пишешь. Все твои письма – об учебе, и ничего о том, как ты проводишь свободное время. Ну, о светской жизни…
- О светской жизни? – фыркнула Гермиона. – Со мной разговаривают только Гарри и Рон. Девочки в моей спальне меня едва терпят.
- Гермиона, дорогая, - вздохнула мать, - ты помнишь, мы с тобой об этом говорили, когда ты была в начальной школе?
- О том, что если хочешь иметь друзей, надо самой быть другом? – съязвила Гермиона.
- Да, именно об этом. Я была так рада, что в Хогвартсе у тебя появились друзья. Меня немного смущало, что они – мальчики, но все же… Что случилось?
Гермиона вздохнула.
- Гарри расстроен, что я не писала ему прошлым летом. Он весь семестр со мной едва разговаривает. Он просто вычеркнул меня из своей жизни.
- Ты обещала писать ему?
- Да, но… Это было небезопасно. Я не могла…
- То есть ты нарушила обещание, которое дала другу? Тому, у которого умер кто-то из близких?
- Да, но… Профессор Дамблдор сказал нам не писать ему! Он сказал, что это для блага самого Гарри!
Теперь вздохнула мать.
- Гермиона, мы, конечно, учили тебя уважать взрослых, но мы еще и объясняли, что взрослые не всегда бывают правы. Уважение – это одно, дорогая, слепая вера – совсем другое.
Сделав глубокий вздох, женщина продолжила:
- Скажи мне, милая, если бы Гарри пообещал тебе писать после того, как ты потеряла друга, он выполнил бы это обещание? Вне зависимости от того, что ему говорят другие? Он нашел бы способ поддержать тебя в твоем горе? Ты дала обещание – и не сдержала его. И это стоило тебе его дружбы.
Пристыженная Гермиона опустила голову. Да, Гарри часто нарушал правила и запреты ради нее.
- Но, мам… Директор…
Мать взяла ее за руку.
- Гермиона. В своих письмах ты писала, что Гарри, предположительно, лучше всего защищен в доме своих родственников. Но ты писала и о том, что подозреваешь, что условия его жизни в том доме далеко не самые хорошие. Ты даже несколько раз намекала, что там над ним издеваются. Я права?
Гермиона грустно кивнула.
- У тебя был выбор: поддержать горюющего друга или послушаться профессора, которы не имел права отказать ученику в праве на переписку вне школы. Ты должна была найти способ с ним связаться. Директор явно скрывает от мальчика информацию, от которой зависит его жизнь. Он неправ. Я знаю только то, что ты нам сказала, но даже мы умеем читать между строк.
Гермиона, свесив голову, разглядывала свои руки. Гарри весь семестр пытался объяснить ей, что Дамблдор не всегда прав, особенно когда это касается самого Гарри.
- Ты права, мама, но теперь это не имеет значения. Вы с папой собираетесь забрать меня из Хогвартса, да?
- Мы все еще размышляем, позволить ли тебе вернуться в школу после каникул. Я предлагаю и тебе подумать над тем, чего ты хочешь сама.

ххх

Минерва МакГоннагал сидела за своим столом и проверяла контрольные работы за первое полугодие. Осталось это доделать – и она сможет уехать к сестре на остаток каникул. Раздался стук в дверь и вошла Поппи Помфри.
- Минерва, вот результаты обследования Альбуса. Директора не обрадовала необходимость его пройти. Но я пригрозила пожаловаться Совету Попечителей, и он согласился. Ты, как заместитель Директора, имеешь право получить копию. То, что результаты будут преданы огласке, его тоже не порадовало, но… - Поппи фыркнула. – Я оставлю это тебе. Прости, что испортила твои каникулы. Я знаю, что ты мечтала уехать отсюда и побыть с родными…
Минерва вздохнула и потянулась за пергаментами.

ххх

Сириус и Ремус вернулись в особняк на острове Блэк после целого дня, проведенного на пляже за созерцанием разнообразных форм полураздетых девушек. Гарри вернулся раньше – он получил почту от Лорда Питера. Два бывших Мародера услышали, как он хохочет.
- Что там, Гарри? – с улыбкой спросил Сириус.
Гарри, захлебываясь смехом, показал на Добби. Облаченный в хаки эльф держал в руках закрытую стеклянную банку с очень странным жуком внутри.
- Добби поймать плохой жук! Гарри Поттер сэр разрешать Добби оставить жук как домашний питомец! – радостно завопил эльф, поднимая банку, чтобы все увидели его добычу. Жук яростно скребся о крышку банки в надежде сбежать. – Добби обещать заботиться о жуке, Добби будет его кормить и любить, и называть Жучочек!
Гарри не мог больше сдерживаться и свалился на пол в истерическом хохоте. Мужчины недоуменно переглядывались. Между двумя приступами смеха Гарри наконец удалось выговорить:
- Это… это… Рита!

P.S. Переводчик выражает глубочайшую признательность читателю Анне, которая совершенно добровольно проверила все опубликованные главы на предмет все еще остающихся там очипяток и прочих блох. Огромное спасибо!


Глава 28. Все хорошее когда-нибудь заканчивается


За три дня до начала нового семестра Гарри, Сириус и Ремус вернулись на площадь Гриммо – загорелые и немного уставшие. Гарри улыбнулся мужчинам и отправился к себе в спальню.
- Мы правильно поступили, Лунатик, - сказал Сириус, прежде чем упасть в кровать.
На следующий день все трое отправились в «Гринготтс». Много времени они там не провели: Гарри просто надо было обсудить некоторые дела с Лордом Питером и Рагноком.
Сириус прислушивался к разговору, но не вмешивался в него. Он не хотел влиять на решения, которые принимает Гарри. За время каникул он пришел к выводу, что лучше подходит для роли доброго дядюшки, а не опекуна. Даже из Ремуса получился бы лучший опекун, чем из него!
Проведение ритуала было назначено на новолуние, до которого оставалось 5 дней. Гарри испытывал по этому поводу смешанные чувства. Кончено, он хотел, чтобы его связь с Риддлом была уничтожена. И еще больше хотел, чтобы никто не пытался его контролировать. Но его беспокоила цена, которую за это придется заплатить.
«Возьми себя в руки, Поттер, - думал он. – Ты пролил уже достаточно пота и крови. Дойдет до дела – тогда и будешь беспокоиться!»


ххх

В день, когда студенты возвращались в Хогвартс, заголовок на первой странице «Ежедневного Пророка» вызвал очередное смятение умов.

Корнелиус Фадж снят с поста Министра Магии

После голосования по вопросу о недоверии, инициированного маггловским Премьер-министром Британии, Корнелиус Фадж был снят с должности Министра Магии. Сразу же после голосования бывший министр был арестован по нескольким эпизодам обвинений в мошенничестве, растрате и получении взяток и по шести эпизодам обвинений в нарушении соглашений, заключенных между Визенгамотом и маггловским Парламентом.
Исполняющей обязанности министра вплоть до выборов назначена Амелия Боунс.
Читайте на стр.2: В следующем месяце маггловский Премьер-министр выступит перед Визенгамотом.
Эмили Андерсон

ххх

Альбус Дамблдор сидел за столом в своем кабинете. Его обеспокоило приглашение на следующее заседание Совета Попечителей, хотя он был даже удивлен тем, что Совет после всех статей этого Оливера Твиста ничего не предпринял. Никому так и не удалось догадаться, кто такой Твист. Некоторые магглорожденные хихикали над именем, но отказывались давать пояснения. Казалось, их веселит невежество чистокровных волшебников.
Беспокоило и поведение Минервы. МакГоннагал все каникулы пыталась его избегать. Было ясно, что она что-то задумала, но вот что?
Что ж, оставалось готовиться к худшему и надеяться на лучшее.

ххх

В Хогвартс-экспрессе Гарри сидел в одном купе с Луной. Рон был где-то занят по своим префектским делам, а Гермиона пока не показывалась. Все каникулы от нее не было вестей. Что ж, ничего нового… Джинни тоже рядом не было: ходили слухи, что она встречается с Дином.
Гарри благодарил Мерлина, что добрался до купе, не столкнувшись с Молли. Она все еще пыталась получить над ним опеку и отказывалась признать тот факт, что Гарри был эмансипирован и мог принимать решения самостоятельно.
- Привет, Гарри, - его мысли прервал мечтательный голос Луны. – Нарглы устроили тебе хорошее Рождество? Я вижу, что ты развлекался с духами воды…
Гарри рассмеялся.
- Папа ждет твою следующую статью. Он сердится, что ты взял перерыв на каникулы.
Гарри моргнул и выпрямился. Луна опустила «Придиру» (она, как всегда, держала газету вверх ногами) и посмотрела на него.
- Я спросила папу, когда появится твоя следующая статья, и он очень ругался. Может быть, нам надо дать тебе Нерушимую клятву?
- Нет, Луна, не надо. Тебе я верю. Но не могла бы ты не говорить об этом при посторонних?
Она улыбнулась, и в этот момент открылась дверь.
- Гарри! – воскликнула Гермиона. – Ты просто не поверишь!
- Не поверю во что?
- Я была с родителями в «Гринготтсе», чтобы пройти тест на наследие, о котором писал Твист. И угадай, что выяснилось?
- Ты – наследница Основателей?
- Мозгошмыги свили гнездо у тебя в волосах?
- Да ладно вы! – пискнула Гермиона и бросилась обнимать Гарри. – Оказалось, по линии отца я в родстве с Гектором Дартворт-Грейнджером! Он – основатель «Самого Исключительного Общества Зельеваров». Судя по всему, его брат был сквибом, потом дело как-то замяли, и даже папа ничего не знал. У меня даже есть сейф и все такое!
Гарри улыбнулся.
- И это означает, что ты полукровка, а не магглорожденная, да?
Гермиона явно была очень рада.
- Родители разрешили мне остаться в Хогвартсе, если летом я буду заниматься маггловскими предметами с репетиторами. В моем сейфе достаточно денег, чтобы за это заплатить.

ххх

Первая неделя в Хогвартсе пролетела очень быстро. Гарри выяснил, что за ним внимательно наблюдают, и избавиться от этого невозможно. Ему тем не менее удалось договориться с МакГоннагал о своем отсутствии в школе на то время, когда был назначен ритуал. Он просто сказал, что ему надо срочно встретиться со своими советниками и Сириусом, и она ничего не заподозрила.

ххх

Гарри снова оказался где-то в недрах «Гринготтса». Это был зал, где он впервые встретился с Хранительницей. Она снова была здесь, в своем кресле на возвышении. Гарри подошел, поклонился и встал рядом. Она улыбнулась и кивнула.
- Я приветствую вас, миледи. Когда вы сказали, что магия Слизерина будет моей, чтобы «хранить ее, использовать, отказаться от нее или уничтожить»… что именно вы имели в виду?
- Я имела в виду, дитя, что если тебя примет перстень Слизерина, ты станешь владельцем магии семьи Слизерин. Ты будешь решать, будут ли действовать заклинания Темного Волшебника. Ты будешь решать, забрать ли обратно магию, которую он у тебя украл. Это будет значить, что все его чары – в том числе и те, которые удерживают в тебе часть его души, - исчезнут. Это освободит тебя от его знака. И не только тебя, но и всех живых существ, предметы и места, которые он для этого использовал.
- Все? – спросил Лорд Питер изумленным шепотом.
- Да, - голос Хранительницы был мягким и глубоким. – Я уверена, что тот, кто называет себя Волдемортом, создал не одно хранилище для части своей души. Именно поэтому его дух смог остаться в нашем измерении, хотя младенец уничтожил его тело много лет назад.
Волшебники содрогнулись от этих слов.
- То есть если я заявлю права на кольцо и магию Слизерина, потом совершу Ритуал…
- Да, дитя. Ты лишишь его силы, раз и навсегда.
- Тогда давайте это сделаем, - сказал Гарри, расправив плечи. Выражение решимости даже изменило черты его полудетского лица.
- Когда частица души будет отделяться, будет очень больно. А когда ты попросишь Решения, будет очень опасно, - предупредила Хранительница.
- Вряд ли будет намного хуже, чем Круциатус или эти долбаные видения. И если этим мы спасем жизни – никакой цены не жаль, - пробормотал Гарри и вспыхнул: – Простите за резкость, я не должен был так говорить в присутствии миледи.
Старая гоблинесса улыбнулась.
- Вот какие слова ты должен будешь произнести, дитя: «Я, Лорд Гарри Джеймс Поттер-Гриффиндор, по Праву Победителя заявляю свои права на перстень и магию Древнейшего и Благороднейшего Дома Слизерин. В моем праве – как Магического главы рода - хранить их, использовать, передавать, отрицать и уничтожить». После этого ты должен взять кольцо и надеть. Если кольцо примет тебя, надо будет продолжить…
Гарри кивнул и по команде Хранительницы начал произносить слова Ритуала, а потом надел кольцо на палец. Вспыхнул свет: его право было признано. Он повернулся к гоблинессе и продолжил:
- Я, Гарри Джеймс Поттер, Лорд Поттер, Гриффиндор и Слизерин, взываю к Магии, которой я повелеваю как глава этих Древнейших и Благороднейших Домов: изгнать из рода, извергнуть и лишить всех прав Тома Марволо Риддла, Темного Лорда, известного как Лорд Волдеморт. Я перед лицом Древней Магии обвиняю его в краже наследия рода, главой которого он неправомочно себя объявляет, и наследия родов Поттер и Гриффиндор. Этим трем родам он нанес ущерб, похитив мою кровь. Я призываю Магию лишить его всех сил, полученных от этих родов, когда моя кровь была взята без моего согласия, и прекратить действие любого волшебства, будь то чары, заклинания или создания, произведенного магией родов Поттер, Гриффиндор или Слизерин, и вернуть эти силы мне, их законному владельцу.
Вокруг Гарри и Хранительницы начал формироваться вихрь магии. Внутри он сверкал золотым, серебряным и зеленым, а снаружи казался почти твердым. Наблюдатели видели, как дрожит тело Гарри, который продолжает из последних сил:
- Том Марволо Риддл, лже-претендент на титул Лорда Слизерина, Лорд Волдеморт, настоящим ты изгнан из рода и лишен всех прав. У тебя отныне нет имени. У тебя нет семьи и наследия. Ты лишен магии Поттера, Гриффиндора, Слизерина моим словом и решением.
Гарри судорожно вздохнул, когда на него одновременно обрушились волна боли и волна магии. Ее сила почти сбила его с ног. Глубоко в создании звучали неземные звуки магии, которая менялась и перестраивалась.
Глубоко вздохнув и вцепившись в подлокотник кресла Хранительницы, он продолжил дрожащим голосом:
- Я по своему праву призываю Древнюю Магию вынести Решение, и если мои требования справедливы, прошу разрушить все, что создал Безымянный той магией, которую он похитил. Да будет так!
После этих слов Гарри отчаянно вскрикнул: шрам у него на лбу открылся. Кровь и черный гной потекли по лицу. Он без сознания упал на пол.
- Гарри! - закричали Лорд Питер и Сириус, бросаясь к мальчику.
- Нет, не трогайте его! – Рагнок схватил обоих за руки. Хранительница Знаний поднялась со своего места и присела рядом с бесчувственным телом. Она нежно убрала волосы с лица Гарри и сказала:
- С ним скоро все будет в порядке. Он мужественно справился с болью. Он – истинный воин. Его требования были признаны справедливыми, и Магия ответила на его призыв.
Она подняла голову и обвела Рагнока и двух волшебников своими странными белыми глазами.
- Очень немногие могут призвать Древнюю Магию принять Решение и получить от нее ответ. И … единицы могут пройти через Решение и остаться в живых, чтобы рассказать об этом.
Сириус побледнел.
- Он… он выживет?
- С ним все будет в порядке. Когда его рана очистится, можно будет позвать целителя. Если он все сделает правильно, шрама не останется. Мерзость, которая сейчас течет из шрама – это все, что осталось от той частицы души, которая была в нем. Ее там больше нет.
Она кивнула и с королевским достоинством покинула зал в окружении своей стражи. Звук шагов марширующих гоблинов медленно удалялся по коридору.

ххх

В темноте, окружающей полуразрушенный особняк в деревушке Литтл Хэнглтон, раздался ужасающий вопль боли. Внутри него человек – если это можно было назвать человеком – в агонии корчился в кресле, напоминающем трон. Несколько известных представителей магического мира беспомощно стояли рядом. Они ничем не могли помочь своему хозяину и властелину, потому что сами ощущали только внезапную пугающую слабость…

P.S. От переводчика: Это не последняя глава. Всего их 31.




@темы: Гарри Поттер, Любимые произведения, Фанфики

URL
   

Все, что было и не было.

главная