автор : Altera_pars
Гарри Поттеру надоело, что "Ежедневный Пророк" пишет о нем гадости. Гарри Поттеру надоело, что Волшебный мир отказывается смотреть правде в глаза. Но ведь недаром Шляпа пыталась отправить его на Слизерин... Настала пора действовать. 5-ый курс (и лето перед ним). Умный, сильный, рациональный Гарри. Дамбигад. Оригинальное развитие сюжета. Никакой романтики. Несколько новых персонажей, но без Мэри/Марти Сью
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Гарри Поттер, Альбус Дамблдор, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Новый персонаж
Общий/ / || джен || PG
Размер: макси || Глав: 31
Предупреждения: AU
Данные о переводе
Автор фанфика: GenkaiFan
Контакты автора: не указано
Язык оригинала: Английский
Название фанфика на языке оригинала: Poison Pen
Ссылка на фанфик: www.fanfiction.net/s/5554780/1/Poison_Pen
Разрешение на перевод: получено
Разрешение на размещение: не получено, но автора предупредила. Думаю, злиться будет не слишком. )
Ссылка на другой ресурс:
www.hogwartsnet.ru/mfanf/printfic.php?l=0&fid=4...


Глава 22. Время для урока истории


Альбус Дамблдор сидел на своем похожем на трон стуле в зале Визенгамота, который постепенно наполнялся волшебниками. Корнелиус Фадж назначил еще одно заседание суда три дня спустя после статьи в «Ежедневном Пророке». Хотя Альбус и был против приказа об аресте Оливера Твиста, ему все же было любопытно, какую информацию удалось собрать. Ну, а если авроры приведут самого Твиста – тем лучше.
- Ну же, Корнелиус, давай с этим покончим, - нетерпеливо бросила Августа Лонгботтом. – Два внеочередных заседания за одну неделю – это слишком даже для тебя. И чего ты так дергаешься?
В зале раздавались подавленные смешки. Поднявшийся на подиум Фадж был явно не в себе. От взял свиток пергамента, развернул его и прочел:
- Нашим Королевским указом ордер на арест Оливера Твиста признан ничтожным и отменен.
Члены суда начали переглядываться и перешептываться. Министр продолжал читать:
- Орган, известный как Визенгамот, не наделен полномочиями требовать ареста одного из Наших подданных за государственную измену. Факты и сведения, Нам представленные, не содержат никаких признаков измены. Там изложены только вопросы несовершеннолетнего относительно прав Наших подданных. Да будет известно…
Фадж сделал паузу, и по залу разнеслось сдавленное ворчание. Свиток в руке Министра дрожал. Он нервно облизывал губы и оглядывался по сторонам. Он никогда не был так благодарен, что на зал были наложены защитные чары, которые не давали членам суда или зрителям использовать заклинания. В прошлом несколько судей погибли от проклятий разозленных волшебников. С тех пор зал гасил любые проявления магии. Колдовать разрешено было только аврорам.
Он отхлебнул воды и продолжил:
- Да будет известно, что Мы, Елизавета Вторая, Королева Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии из дома Виндзоров, весьма недовольны тем, как осуществляется управление Магическим миром. Равенство перед лицом закона гарантировано всем подданным Нашего Королевства, а не только избранным. Любой орган, который действует на основании предубеждений и тем самым на основании статуса крови или происхождения лишает Наших подданных – свободных или находящихся в заключении – их прав, изложенные в Наших законах, нарушает законы Королевства и договоры, подписанные вашими предками. Это должно быть прекращено незамедлительно, если вы не хотите навлечь на себя Наше неудовольствие.
- Настоящим орган, известный как Визенгамот, и Министр Магии извещаются, что если ситуация не будет исправлена до конца года, у Нас не останется иного выбора, кроме как приостановить действие магических глав Великой Хартии Вольностей и некоторых иных договоров. Если это станет необходимым, управление Магическим миром будет возвращено в Наши руки, и все органы власти Магического мира будут распущены.
Корнелиус Фадж сжался от страха, дочитав до подписи королевы. В зале воцарилась мертвая тишина.
- Да что это за самонадеянная маггла? Какое право имеет она нам указывать? – воскликнул Люциус Малфой. Он и еще несколько чисткровных в гневе вскочили на ноги. Все в зале начали обсуждать услышанное.
- По какому праву она раздает тут приказы? – прокричал кто-то.
- Вы что, все с ума сошли? – раздался голос Августы Лонгботтом. В наступившей тишине она спросила: - Вы не знаете, как управляется Британия? Она – не простая маггла. Она – наш монарх с 1952 года. И лучше бы вам это запомнить.
- Королевская семья – это множество поколений сквибов, - выплюнула мадам Марчбэнкс. – Но время от времени у кого-нибудь из детей оказывается достаточно магии, чтобы получить письмо из Хогвартса.
- Но сейчас в Хогвартсе никого из них нет?
- Нет, - ответил Дамблдор. – Никто из ныне живущих членов королевской семьи не подавал признаков активной магии.
- И что нам теперь делать? Как мы вообще оказались в такой ситуации?
Очень бледный Фадж открыл было рот, но тут же закрыл его. Он смотрел на резко покрасневшего Малфоя.
Альбус прикрыл глаза и наклонил голову, поглаживая бороду. Вообще-то так Министру и надо. Но и его самого вполне могут скоро вызвать к Премьер-министру. В конце концов, он был главой Визенгамота и в его обязанности входило по возможности держать Министра в узде.

ххх

«Визенгамот предупрежден королевским указом!

Сегодня перед лицом всего Визенгамота (и мои лицом тоже) Министр Магии Корнелиус Фадж стоя зачитал послание Ее Королевского Величества Королевы Елизаветы Второй. Для тех, кто не знает, кто это, напомню: это монарх, который правит всей Британией, как магической, так и маггловской. Члены королевской семьи – сквибы еще со времен Короля Артура. Тем не менее король Иоанн в 1215 году подписал документ, называемый Великой Хартией Вольностей, которым предоставил определенные права и свободы всем подданным.
Король Иоанн также подписал магическое дополнение к Хартии, дающее Магическому миру права на некоторые отступления от общих правил – при условии, что в нем соблюдаются все британские законы. Для того, чтобы не допустить вмешательства магглов в дела Магического мира, в дальнейшем было подписано еще несколько соглашений, которые дали волшебникам право на самоуправление до тех пор, пока они соблюдают основные принципы законов страны.
По Королевскому указу мы, маги, должны подчиняться законам королевства, иначе наш мир прекратит свое существование в своем нынешнем виде.
Чтобы сохранить его в тайне от магглов и продолжать управлять им самостоятельно, мы должны подчиниться.
И да поможет нам Мерлин.

Эмили Андерсон»

ххх

Лорд Волдеморт скомкал газету в приступе ярости. Да как они смеют! У этих магглов нет никакого права нарушать вековые традиции! Он этого не позволит! Салазар Слизерин наверняка ворочается в могиле… Он, как наследник Слизерина, заставит их заплатить за наглость! Ну, после того, как разберется с Дамблдором и щенком Поттером, кончено.

ххх

Разозлить Артура Уизли было нелегко. Ведь он был отцом двух весьма изобретательных и озорных мальчишек, которые думали в основном о том, как сделать жизнь остальных детей невыносимой. Но все-таки хотелось бы знать, кто такой Оливер Твист.
Артур разрывался между гордостью и ужасом, гляда на воцарившийся бедлам. За шесть месяцев этот мальчик сделал то, чего не смогли все остальные. Он продемонстрировал магическому миру, что если существует проблема и никто из волшебников не хочет ее решать, она будет решена как-нибудь иначе.
Уже то, что он смог отучить Молли посылать вопиллеры, многого стоило. Мерлин, когда она злится, у нее ТАКОЙ голос! Хотя он все равно ее любит…
На стол Артура опустилась записка, на вид совершенно обычная. Но расшифровав скрытый код, Артур понял, что его вызывают на совещание.

ххх

Глубоко в недрах Министерства располагался департамент, о котором знали очень немногие.
Комната для совещаний была длинной и узкой. Столом служил отполированный кусок мрамора, вокруг которого были расставлены деревянные стулья с высокими спинками.
В комнату вошли восемь человек в плащах с опущенными капюшонами. Понять, мужчины это или женщины, было невозможно. Свободные мантии были защищены чарами сокрытия и противослежения, капюшоны – заклинаниями маскировки и «приклеивания».
Их начальник сел по главе стола.
- Докладывайте.
Все рассказали о сложившейся ситуации, но ни у кого не было идеи, кто же скрывается под псевдонимом «Оливер Твист». Было много разных догадок, но их не удавалось сложить в единое целое.
Один из присутствующих сообщил, что маггловскому Премьер-министру рассказала о положении дел Амелия Боунс. Многим понравилось, что она это сделала, другие предпочли бы, чтобы на подготовку было хоть немного больше времени.
- Хорошо, - произнес Крокер. – Если вы не возражаете, я бы предложил этому Оливеру Твисту работать у нас.
- Почему?
- Для начала, он очень хорошо маскируется. Даже мы не можем понять, кто это. Он умен, хитер и обстоятелен, и это видно в его статьях.
- Он точно умеет хранить секреты, - добавил один из собравшихся под одобрительные кивки остальных. – Смотрите, никому так и не удалось его найти, несмотря на все усилия Министерства и Дамблдора. Мы дали ему куда больше информации, чем он использовал.
- Пока использовал…
- Верно, но посмотрите, как тщательно он отбирает информацию для публикаций, - сказал Крокер. – У нас есть агент в Хогвартсе?
- Да, но и он не может определить мистера Твиста. Хотя у него есть некоторые подозрения, он говорит, что ему нужны прямые доказательства, прежде чем он что-нибудь скажет.
- Хотелось бы понять, как редакторы переписываются с Твистом, - сказал другой агент.
- Совиной почтой через Гринготтс?
- Нет, я не думаю, что он будет посылать столь важную почту совой. Слишком легко перехватить, - пробормотал еще один из присутствующих. – Что говорит наш человек в Хогвартсе?
- Единственный для студента способ посылать письма – это совы. Но как он получает свои письма? По словам нашего агента, по приказу Дамблдора за совятней очень пристально следят, и даже сам агент не понимает, как можно избежать контроля.
- Он уверен, что Твист – студент?
- Да. То, как написаны статьи, указывает на молодого человека, а не на взрослого. И еще: он все время возвращается к проблемам школы. Взрослый вряд ли обращал бы на это столько внимания.
- Кстати, о Хогвартсе. Нам скоро нужно будет доставить сюда Поттера, чтобы он прослушал пророчество.
- У нас еще есть время, - сказал Крокер. – Дамблдор слишком во все лезет, чтобы нам забрать Поттера сейчас. Мальчишка заперт почище сейфа в «Гринготтсе».
- Может быть, на рождественских каникулах?
- Посмотрим.

ххх

Читая отчет аудиторов, Вернон Дурсль рычал от злости. Как все могло стать так плохо всего за несколько недель? На данный момент ему предстояло выплатить около четверти миллиона фунтов стерлингов, продать свой портфель акций и, может быть, даже провести какое-то время в тюрьме.

Кому: мистеру Вернону Дурслю

Окончательно заключение аудиторов будет представлено в середине декабря.
Тем временем нам удалось установить, что вы получали пособие на несовершеннолетнего ребенка, Гарри Джеймса Поттера, с того момента, как в 1981 году погибли его родители. Отчет о средствах, потраченных на указанного ребенка (включая чеки, договоры и пр.) , должен быть представлен к 1 декабря. Если в нем будут найдены какие-либо несоответствия, вам предстоит вернуть все деньги, потраченные не в интересах указанного несовершеннолетнего, плюс процент за использование средств. Будет рассмотрен вопрос об уголовном преследовании.
Учитывая изложенные обстоятельства, копия данного письма направлена в Налоговую инспекци и в юридической отдел компании «Граннингс».
Рагнок
Директор банка «Гринготтс»

ххх

Рагнок хихикал, читая отчет о последних событиях в Визенгамоте. Идиоты! Злить Корону ничуть не умнее, чем самому перерезать себе горло.
- Повелитель? – маленький гоблин прервал размышления Рагнока. – Хранительница снова хочет вас видеть.
- Не смей заставлять ее ждать, юнец, немедленно веди сюда!
Маленький гоблин с писком бросился назад и почтительно придержал дверь для фигуры в плаще с капюшоном, которая с царственным достоинством вошла в комнату. Рагнок поднялся и вежливо поклонился.
- Приветствую тебя, Рагнок, - сказала пожилая гоблинесса, снимая капюшон и садясь в предложенное кресло. – Я изучила документы и воспоминания, которые ты послал, и я согласна. Помогать этому маленькому волшебнику – прежде всего в наших интересах.
Рагнок кивнул и вернулся в свое кресло:
- Приятно знать, что я принял правильное решение, Хранительница Знаний. Впереди у него много испытаний. Как вы думаете, в чем и как нам надо ему помочь?
- Нам открыты многие пути, - ответила она мягким голосом. – Тьма внутри него, часть души, которую поместил туда Темный… Она должна быть удалена.
- Души? Он носит в себе часть души темного волшебника? Ее можно удалить, не навредив мальчике? – Рагнок был в шоке.
- Для этого нужен очень древний ритуал, но сделать это можно. И все же основная цель ритуала не в этом…
- А в чем же?
- Я просмотрела воспоминания мальчика о возвращении этого самопровозглашенного Темного Лорда. Я думаю, Ритуал Отрешения, если провести его вместе с двумя другими, решит многие наши проблемы. И тогда вопрос о том, кто будет претендовать на Силу, будет решен…
Рагнок вздрогнул. Во что он ввязался на этот раз? Вздохнув, он посмотрел в ее странные невидящие глаза и начал внимательно слушать.


Глава 23. Планы меняются


Гарри читал письмо Лорда Питера и ухмылялся. На начало рождественских каникул, до которых оставалась всего неделя, были запланированы две встречи. Первая – тайная – между Лордом Питером и самим Гарри, чтобы все еще раз проверить. Вторая – с Советом по Пересмотру Статуса, в который входили Мадам Боунс и представители Департамента по делам несовершеннолетних. На ней должны были решить, достаточно ли собрано документов для эмансипации Гарри.
Предполагалось, что в «Гринготтс» на встречу с Советом по Пересмотру Гарри будет сопровождать Сириус. Насколько было известно, Дамблдора не пригласили. Лорд Питер смог тайно аннулировать опекунские полномочия Директора, так что в его присутствии не было необходимости. Письмо, сообщавшее Дамблдору о самом факте встречи, «случайно» где-то задержалось. К тому времени, когда оно дойдет, будет уже слишком поздно, чтобы отменить слушания.
После урока Защиты Гарри отозвала Гермиона:
- Гарри, ты уверен, что тебе следует ехать домой к Сириусу? – спросила она с ноткой заботы в голосе.
- А почему нет? – ответил Гарри. Их дружба начинала восстанавливаться, но дело шло медленно. – Его оправдали по всем статьям, и он хочет провести Рождество со мной. Что в этом такого?
- Но Дамблдор… - вздохнула Гермиона.
- Дамблдор не имеет права возражать. Он мне не опекун.
- Но ты всегда оставался на каникулы в школе!
- Да, правда, а ты всегда уезжала домой к родителям. Почему я не могу побыть с крестным?
- Да, но…
- Никаких «но», Гермиона. Это будет первое Рождество, которое я проведу с семьей. Дурсли не считаются. Я никогда не был им нужен и членом семьи они меня не считали. Все будет хорошо, Гермиона. Не беспокойся.

ххх

- Мистер Поттер! – профессор МакГоннагал подошла к Гарри, когда он уже собирался идти на ужин.
- Профессор?
- Я вижу, вас нет в списке тех, кто в этом году остается на каникулы в школе?
- Да, мэм. Сириус хочет, чтобы я приехал к нему. Он уже спланировал, что мы будем делать на каникулах, - голос мальчика звучал мечтательно.
- Вы думаете, это разумно? Ведь он не является вашим опекуном.
- Но он – мой крестный. И почему это все вдруг забеспокоились о том, где я проведу каникулы? До сих пор никому не было дела… Неужели вы не хотите, чтобы я был с единственным человеком, которого могу считать семьей? Все говорят, что дом Сириуса очень хорошо защищен.
- Хорошо, можете идти, мистер Поттер.

ххх

Гарри готов был рычать от злости. Шел Прощальный пир перед началом каникул. Выяснилось, что Дамблдор категорически не хочет отпускать его из Хогвартса. Он даже пригласил Сириуса и Ремуса провести каникулы в школе. Директор бесконечно разглагольствовал о том, в какой опасности может оказаться Гарри, если покинет замок. Сириус пытался отказаться, но Дамблдор держался, как кремень: Гарри должен оставаться там, где он сможет за ним присматривать.
«Похоже, придется переходить к плану Б», - с отвращением подумал Гарри. Он написал о происходящем Лорду Питеру и попросил прислать порт-ключ на определенное время. Гарри совершенно не собирался пропускать слушания. Сириусу придется справляться самостоятельно. Гарри раздумывал: а не рассказал ли его крестный Директору о том, что происходит? Но, скорее всего, бывший Мародер считал все это лишь отличной шуткой, которую готовятся сыграть над стариком.
Ночью Добби принес от Лорда Питера записку и старую жестяную банку. Гарри давно уже понимал, что без помощи эльфа у него ничего бы не получилось.

Лорд Гарри,
Меня совершенно не удивляет, что Директор пытается вам помешать. Похоже, он все-таки что-то подозревает. В конце концов, у него есть друзья в Министерстве, и они постоянно что-то вынюхивают и задают вопросы.
Будьте осторожны. Порт-ключ сработает завтра в 9 утра. Не потеряйте его. Нам надо обсудить слушания.
П.Ф.-А.

На следующее утро Гарри, оставшийся в спальне в одиночестве, был готов еще до восьми. Порт-ключ сработал по расписанию, и он оказался в кабинете Лорда Питера. На столе ждал завтрак.
- Кто-нибудь видел, что вы покинули школу, Лорд Гарри?
- Нет. В спальне никого, кроме меня, нет, а Сириус с Ремусом должны приехать только после обеда.
- Очень хорошо. Завтракайте, а потом мы пройдемся по всем деталям завтрашних слушаний.
- Наверное, они начнут меня искать, если я не появлюсь на ланче… - сказал Гарри, наливая себе чай.
- Вы вернетесь гораздо раньше. И я уверен, что уж что-что, а дымовую завесу вы создавать умеете…
Остаток утра они провели, анализируя собранные документы и известные факты – засекречивание завещания Поттеров, издевательства в доме Дурслей, фактическое признание Гарри совершеннолетним обеими ветвями власти магического мира.
- Вы думаете, это сработает?
Лорд Питер улыбнулся:
- Я не вижу причин, чтобы не сработало. Расслабьтесь, Лорд Гарри. Вы вместе с Оливером полностью вывели наш мир из равновесия. Нечто столь малосущественное, как ваша эмансипация, пройдет совершенно незамеченным. Я пью за ваше искусство вводить всех в заблуждение!
Гарри поднял чашку в шутливом тосте.
Как и предсказывал Лорд Питер, никто ничего не спросил у Гарри, когда он пришел в Большой зал на ланч.

ххх

Сириус и Ремус прибыли только перед ужином. Сириус пространно извинялся по поводу изменения планов, но Гарри отмахнулся.
- Все в порядке, Бродяга. Мы все знаем: Дамблдор всегда добивается своего.
Сириус сморщился, а Ремус фыркнул.
- После ужина нам надо будет поговорить, - тихо сказал он.
- Хорошо, - ответил Гарри. – О чем?
- После ужина.
Присутствие двух Мародеров превратило трапезу в непрерывное веселье. Они рассказывали истории из прошлого и даже устроили пару розыгрышей. Всем особенно понравится Северус Снейп с ирокезом на голове и в ярко-розовой мантии. Ну, кроме него самого, разумеется.
Гарри почти не разговаривал за столом. Он размышлял, что это крестному и Лунатику понадобилось с ним обсудить. А еще ему не понравилось, что все считали, что мучить Снейпа – это нормально. Да, Гарри зельевара не любил, и все же…
- Так о чем вы хотели со мной поговорить? – спросил Гарри, устроившись на диване в одной из гостевых комнат.
- О завтрашних слушаниях, - ответил Ремус. Почему на них не пригласили Дамблдора? Он ведь твой опекун.
Гарри напрягся и повернулся к Сириусу:
- Он знает?
- Лунатик услышал, как я разговариваю с гоблином из банка. Он хотел сказать Директору, но я его отговорил.
Гарри вздохнул с облегчением.
- Предполагаю, что извещение, посланное Дамблдору, где-то затерялось…
- Детеныш, «Гринготтс» не теряет писем, - с упреком произнем Ремус.
- Ага, конечно. Они не потеряли те выписки по счетам, которых я никогда не получал? Или письмо о том, что в возрасте одиннадцати лет я имею право присутствовать на оглашении завещания моих родителей? Или извещение о том, что Дамблдор был назначен моим магическим опекуном?
Ремус отшатнулся в изумлении.
- Нет, Лунатик. Альбус Дамблдор пытался скрыть от меня мои права и мое наследие. Так что было решено «случайно» потерять это извещение до завтрашнего дня, когда начнутся слушания. Пойми меня правильно: он не является моим официальным опекуном, магическим или каким еще. Он никогда им не был, и, после завтрашней встречи, никогда уже не станет.
Ремус перевел взгляд на Сириуса и медленно кивнул.

ххх

Гарри выглядел вполне спокойным, когда на следующий день пришел в Большой зал на завтрак. Он надеялся, что уже к концу дня будет свободен от вмешательств Дамблдора в свою жизнь. Пусть старый интриган тратит свое время на что-нибудь другое.
Поскольку в замке на каникулы остались лишь немногие, все сидели за одним столом. Многие места еще пустовали. Некоторые из присутствовавших читали «Пророк», другие – «Придиру». Со времени всей этой истории о британских законах и Королеве обе газеты всячески старались напомнить читателям о некоторых исторических фактах.
Гарри был рад тому, что многим чистокровным не понравилось развитие событий. Большинство из них было уверено, что Ее Величество Королева Елизавета II не имеет никакой власти над магическим сообществом. Но потом «Придира» и «Пророк» начали печатать некоторые старые договоры, включая Статут Секретности от 1692 года. Причем печатать полностью и без купюр.
Газеты подчеркивали тот факт, что все эти договоры были магически обязывающими контрактами. Даже если человек не подписывал их лично, все волшебное сообщество было ими связано через подписи своих предков, которые жили в то время. Если они будут прямо противостоять Короне, будет утрачена не только автономность магического мира, но и сама магия.
Сова принесла Гарри его экземпляр «Придиры».

Правда или вымысел?
Недавно я услышал разговор «Золотого трио» после урока Защиты. Они спорили о том, опасно ли Поттеру покидать замок на время каникул. Упоминался Тот-Кого-Нельзя-Называть, но Поттер настаивал, что его надо звать Лордом В***. Я, пожалуй, так и буду делать – по крайней мере, букв меньше.
Да, Поттер называл Темного Лорда по имени! Я помню, что он однажды сказал, что тот даже не был чистокровным! Это заставило меня задуматься. Некоторые другие его замечания тоже возбудили мое любопытство, так что я попытался найти какую-нибуть информацию о сами-знаете-ком в нашей школьной библиотеке.
Библиотека Хогвартса поистине удивительна. Здесь есть книги практически обо всем. Пожалуй, почти единственное, чего здесь нет – это хороших приключенческих книг, чтобы посидеть и расслабиться, когда все уроки сделаны. И еще здесь нет никаких данных о человеке, который держит в страхе наш мир - о так называемом Темном Лорде.
Что-то я отвлекся. Итак, Поттер предпочитает называть его Лорд В*** или Риддл. Золотой мальчик отказывается произносить «Тот-Кого-Нельзя-Называть» и другие глупые клички. И это интересно.
Поскольку мне казалось, что я никогда не слышал о такой семье волшебников, как Риддлы, я кое-что проверил. Я выяснил, что Том Марволо Риддл был распределен на Слизерин и в 1943 году стал старостой. Судя по тем скудным данным, которые я нашел в школе, он был полукровкой.
У меня набралось столько вопросов, что я решил обратиться к гоблинам. За небольшую плату они позволили мне просмотреть их самообновляющиеся наследственные книги. Угадайте, что я выяснил?
Я начал с рода Слизерина, так как все мы знаем, что Лорд В*** называет себя последним в этом роду. Но, согласно записям, он лжет. Последним был человек по имени Том Марволо Риддл, который умер 31 октября 1981 года. Он был сыном Меропы Гонт, последней в чистокровном роду Слизерина, и Тома Риддла – маггла-аристократа. Наследственная книга ясно показывает, что среди ныне живущих нет прямого наследника Салазара Слизерина.
Так, и что тогда с лордом В***? Может быть, он просто мечтатель? Наследственные книги зачарованы на крови и за тысячу лет своего сущестовования ни разу не ошиблись. Так что его сторонники следуют всего лишь за мечтой. Или за кошмаром? Крови Древнейшего и Благороднейшего дома Слизеринов в нашем мире больше нет.
Я знаю, что за эти утверждения могут и убить. Но послушайте, почему никто не подвергает сомнению то, о чем ему говорят? Почему мы наделяем властью человека, который даже не использует свое истинное имя? Его настоящим именем не может быть «Лорд В***». И утверждения Лорда В*** , что в нем есть кровь Слизерина – неправда. Может быть, утверждение Министерства о том, что он не возвращался – тоже неправда? Это было бы совсем неудивительно – с их-то традициями…
Поттер утверждает обратное. Так кто прав? И самое важное: а можем ли мы позволить себе ошибаться? Не окажется ли так, что Поттер все время был прав, но никто не хотел ему верить?
Кстати, это моя последняя статья вплоть до окончания каникул.
Счастливого Рождества!

Оливер Твист


Глава 24. Прецедент создан


Гарри был вызван в кабинет Директора и подвергнут допросу о Риддле, о том, как это мог узнать Твист и почему об этом не стало известно раньше. Он спокойно рассказал, что он сам и его друзья всегда открыто обсуждали Тома и его злодейскую компашку. Он всегда был готов говорить о грядущей войне с любым, кому это было интересно. Если уж Министерство называло его Мальчиком-Который-Мечтает-Привлечь-К-Себе-Внимание, из этого можно было извлечь хоть какую-то пользу? Но мнение Гарри обычно мало кого интересовало.
Поскольку у Гарри, а также у Сириуса и Ремуса были планы на вторую половину дня, Гарри постарался улизнуть от Директора до начала собрания Ордена Феникса, чтобы избежать приглашения в Нору. Он сослался на то, что ему надо в библиотеку – начать делать домашние задания. Члены Ордена еще долго обсуждали статьи и гадали о личности Твиста, не подозревая, что сам Твист только что покинул кабинет Директора.
Еще до всего этого Добби в очередной раз прикрепил под столом диктофон. Гарри надо было знать, не начали ли они догадываться. В последних статьях было несколько вполне прозрачных намеков, и он был удивлен, что никто, кроме профессора Флитвика, не сделал правильных выводов. Или они их сделали, но просто сами себе не поверили?
Гарри поднялся в спальню – но не за книгами, а за парадной мантией, которую купил Добби. Лорд Питер разрешил переодеться в его кабинете, если по-другому не получится. Оба они понимали, что разглашение информации о личности Лорда Волдеморта приведет к тому, что Гарри заподозрят в том, что Твист – это он. Но если он сделал все правильно, эта идея в очередной раз будет отвергнута. Время покажет. Гарри только надеялся, что информация о наследственных книгах в «Гринготтсе» запутает всех в достаточной степени, чтобы отвести от него подозрения.
Профессор Флитвик оказался прекрасным союзником: он вычитывал статьи и иногда добавлял в них интересные детали. Эта помощь делала публикации еще меньше похожими на эссе студента Поттера.

ххх

Лорд Питер ждал его в своем кабинете. Быстро переодеться – и неряха-гриффиндорец Гарри Поттер превращается в Лорда Гарри Джеймса Поттера. Парадная мантия была сшита в соответствии с указаниями Лорда Питера: на ней были гербы Поттеров и Гриффиндора. К концу дня Гарри будет уже не наследником, а главой двух семей.
Слушания перенесли из Министерства в Отдел Наследования «Гринготтса». Целитель Этуотерс и Лорд Питер провели переговоры с банком и решили, что так будет безопаснее. Нейтралитет гоблинов в данном случае был большим плюсом. Мадам Боунс и представители Департамента по делам несовершеннолетних были ознакомлены с фактами и согласились на изменение места встречи.
Гарри размышлял, появлятся ли Сириус и Ремус. Когда он уходил из кабинета Дамблдора, Сириус выкрикивал оскорбления в адрес Снейпа, а Ремус пытался его успокоить. Да уж, далековато от образа идеального опекуна… Но Гарри все же с нетерпением ждал Рождества на площади Гриммо – они смогут побыть вместе, как семья. Если, конечно, после сегодняшнего Сириус все еще будет хотеть общаться с Гарри. Поживем – увидим.
Лорда Питера и Гарри провели в помпезный зал с огромным мраморным столом посередине. Стол был инкрустирован золотом и полудрагоценными камнями. Вокруг стояли удобные стулья, обитые темно-бордовым бархатом.
Мадам Боунс и волшебница из Департамента сидели напротив Гарри и Лорда Питера. Сириуса и Ремуса пока не было, зато появился целитель Этуотерс.
- Час дня. Пора начинать. Все ли присутствуют? – спросил гоблин, который сидел во главе стола, рассматривая собравшихся.
- Нет, сэр. Еще не прибыл Сириус Блэк, глава Древнейшего и Благороднейшего дома Блэков.
- Дадим ему десять минут, потом начинаем работать, - сказал гоблин.
Гарри вздохнул и постарался скрыть разочарование. Он хотел дать Сириусу шанс, но тот в очередной раз поставил свои обязанности крестного далеко не на первое место. Лорд Питер сжал руку мальчика. По крайней мере он был с Гарри последние шесть месяцев и доказал, что может ставить его интересы превыше всего. Для Гарри это было очень важно.
Когда десять минут почти истекли, в комнату влетел Сириус – вместе с Молли и Артуром Уизли, Ремусом и, конечно, Дамблдором.
Амелия Боунс поднялась со своего места:
- Я понимаю, почему здесь находится Сириус Блэк. Но остальные?
Сириус сел рядом с Гарри и прошептал:
- Прости, детеныш. Они не отпускали меня с собрания Ордена, пока я не сказал, где должен быть.
Гарри нахмурился, когда Дамблдор и Уизли сели напротив него рядом с мадам Боунс. Вот вам и тихие слушания… Одни только вопли Молли чего стоят…
- Мы здесь, чтобы подать заявление об опеке над Гарри Поттером, - гордо заявила Молли Уизли.
- Боюсь, миссис Уизли, у нас нет никаких документов о вашем потенциальном опекунстве. Кроме того, эти слушания – вообще не об опеке, - сказала волшебница из Департамента по делам несовершеннолетних. – Это слушания об эмансипации.
- Сириус, ты мне сказал, что это об опеке! – гневно прокричала Молли.
- Вы не смеете об этом говорить! Я этого не позволю! – взревел Директор. Его голубые глаза отчаянно сверкали.
- Простите, сэр, у вас нет здесь права голоса, - произнес Лорд Питер. – Своим собственным решением вы признали Гарри Поттера совершеннолетним, когда ему было 14 лет.
- Я ничего подобного не делал. И кто вы такой, ради всего святого?
Лорд Питер улыбнулся и достал папку с документами.
- У меня в руках – копия подписанного и засвидетельствованного вами контракта, которым Гарри Поттер против своей воли был принужден участвовать в Турнире Трех Волшебников. В самом контракте ясно указано, что участникам Турнира должно быть 17 лет или больше. Одобрив этот контракт, вы – как Директор Хогвартса, Верховный Чародей Визенгамота и глава Международного Совета Магов – подтвердили, что несовершеннолетний Гарри Поттер юридически является взрослым волшебником. Вы и Министр Магии Корнелиус Фадж также позволили, чтобы указанного несовершеннолетнего судили как взрослого, но при этом за применение магии несовершеннолетним. Этим актом вы сознательно и добровольно объявили Гарри Поттера совершеннолетним. Сэр, у человека не может быть двух взаимоисключающих статусов. Вы создали прецедент для магического мира. Мадам Боунс, я прошу вашего решения.
- Я возражаю! – прокричал Дамблдор, вскакивая из-за стола.
- Вы не можете этого сделать! – завопила Молли Уизли, и только рука Артура удержала ее от рывка вперед.
- Я тоже возражаю, - произнес Сириус. – Гарри, ты что, не хочешь, чтобы я был твои опекуном?
Прежде чем Гарри смог ответить, начала говорить мадам Боунс:
- Я изучила документы по делу об эмансипации Гарри Джеймса Поттера, наследника Древнейших и Благороднейших Домов Поттеров и Гриффиндоров. Некоторые факты в данном деле заставляют меня содрогнуться. Молли и Артур, покиньте зал, пожалуйста. Вы тут ни при чем. Вы никогда не подавали заявления об опеке над Гарри в прошлом, и я не понимаю, почему вы решили сделать это сейчас. Еще раз: это слушания об эмансипации, а не об опеке. Вас не приглашали присутствовать, и вам лучше уйти.
- Вот еще! – фыркнула Молли.
- Молли, пожалуйста, пойдем, - Артур начал тянуть ее к дввери.
- Но Гарри…
Гарри посмотрел на женщину, которая хотела его воспитывать, и слабо улыбнулся:
- Простите, миссис Уизли, но мадам Боунс права.
- Гарри, - всхлипнула Молли, пока Артур вел ее к двери, - в Норе тебе всегда рады. Мы все равно считаем тебя одним из своих детей…
- Спасибо, миссис Уизли.
Мадам Боунс подождала, пока закроется дверь, и продолжила:
- Как я уже сказала, в этом деле есть несколько тревожных фактов. Во-первых: почему завещание Поттеров было проигнорировано человеком, который поклялся поддерживать правосудие в магическом мире? – она посмотрела на Дамблдора.
В зале раздалось рычание – Гарри даже пришлось пихнуть Сириуса локтем.
- Во-вторых, тот же самый человек сам назначил себя опекуном наследника Поттеров, тем самым еще раз нарушив условия их завещания. В третьих, - ее взгяд делался все более недобрым, - упомянутый человек не выполнил своих обязанностей, как опекун, поскольку он никак не удостоверился в благополучии своего опекаемого и не обучил его законам и традициям, следующим из его наследия, тем самым оставив его в полном невежестве относительно магического мира. Альбус, тебе не кажется, что здесь есть какая-то закономерность?
Дамблдор вертелся на стуле.
- Все это было сделано ради Высшего Блага. Ребенку нужна была защита крови, которую он мог получить, только живя с кровными родственниками. Я знал, что жизнь с ними вряд ли будет очень счастливой, но зато он был в безопасности.
Гарри хмыкнул. Лорд Питер положил ему руку на плечо и пристально посмотрел в глаза.
- Вы нарушили права ребенка и проигнорировали последнюю волю его родителей, - жестко произнесла мадам Боунс. – Вы нарушили законы, касающиеся несовершеннолетних волшебников. Вы засекретили завещание и при неправомочной помощи кого-то из Министерства не дали Департаменту по делам несовершеннолетних выполнять свои обязанности. Я удивлена, что магия до сих пор вас не покинула, Альбус Дамблдор.
- Я только предложил… - начал объяснять Директор.
- Вот в этом-то и проблема, - вмешался Лорд Питер. – Мадам, могу ли я предложить, чтобы вы зачитали отчет целителя Этуотерса?
Мадам Боус прочла отчет вслух. С каждым предложением Дамблдор бледнел все сильнее. Сириус всхлипнул и уткнулся лицом в сложенные руки. Ремус рычал. Гарри оставался спокойным и смотрел куда-то в пространство, но по щеке катилась слеза.
- Если вы так себе представляете «не очень счастливую жизнь», мне не хотелось бы знать, что, по-вашему мнению, является жестокостью, - сказал Лорд Питер. – Я переписываюсь с Гарри с прошлой весны. Как мы это делаем, не подлежит обсуждению, - предупредил он вопрос Директора. – Я делаю то, чего не сделали ни вы, ни Блэк: учу Гарри, что значит быть главой Древнейшего и Благороднейшего Дома. Если это слушание завершится успешно, я также буду требовать, чтобы Лорд Поттер занял свои места в Визенгамоте как юридически совершеннолетний.
- Вы не можете этого сделать! – закричал Альбус, брызгая слюной. – Он не готов! Он не понимает всех политических тонкостей!
- И чья же это вина? – с отвращением спросил Лорд Питер.
Мадам Боунс вздохнула и посмотрела на волшебницу, сидящую рядом с ней. Та кивнула.
- Я, Амелия Боунс, Глава Департамента магического правопорядка, настоящим признаю Лорда Гарри Джеймса Поттера, главу Древнейших и Благороднейших Домов Поттеров и Гриффиндоров, юридически совершеннолетним в полной мере со всеми вытекающими из этого обязанностями и ответственностью. Я также постановляю, что до тех пор, пока Лорд Поттер не достигнет 17 лет, его советниками будут Лорд Питер Флинчли-Адамс и гоблин Рагнок. Дело закрыто.
- Нет! Остановитесь! Я протестую! – Дамблдор выхватил палочку, глядя, как Амелию Боунс и Гарри охватывает магический свет.
Поднялась волшебница из Департамента по делам несовершеннолетних:
- Я, Гретта Марчбэнк, глава Департамента по делам несовершеннолетних, настоящим признаю Лорда Гарри Джеймса Поттера, главу Древнейших и Благороднейших Домов Поттеров и Гриффиндоров, юридически совершеннолетним в полной мере со всеми вытекающими из этого обязанностями и ответственностью. Я также постановляю, что до тех пор, пока Лорд Поттер не достигнет 17 лет, его советниками будут Лорд Питер Флинчли-Адамс и гоблин Рагнок. Дело закрыто.
Магия окружила Гарри со всех сторон. Он заметил неодобрение и гнев в глазах Дамблдора и покачал головой:
- Вы никогда не заботились обо мне, Директор. Где вы были, когда я, запертый в чулане, плакал от голода? Где вы были, когда мой кузен и его дружки придумали «Охоту на Гарри»? Где вы были, когда меня заставили участвовать в Турнире Трех Волшебников? И почему после всего этого я должен вам доверять?
Гарри повернулся к крестному:
- Прости, Сириус. Но лучше было сделать это так.
А потом добавил шепотом:
- Ты все еще хочешь отпраздновать Рождество вместе со мной?
Сириус посмотрел на него сквозь слезы, а потом схватил в объятия:
- Я знаю, что меня тоже не было рядом, Гарри, но я тебе всегда рад.
Гарри и Сириус даже не поняли, когда их обняли еще и руки Ремуса.

P.S. От переводчика: завтра будет "бонусная" глава для поддержания ритма выкладки "по четным"

Глава 25. Когда гоблин смеется…


Гарри покинул зал вместе с Лордом Питером, Сириусом и Ремусом. За дверью их ждали Артур и Молли.
- Гарри признан взрослым, - с грустью в глазах сказал Сириус.
- Взрослым! – завопила Молли. – Какая идиотская идея! Гарри Джеймс Поттер! Тебе слишком мало лет, чтобы самостоятельно принимать решения! Ты еще ребенок!
Гарри вздохнул и аккуратно уклонился от распахнутых объятий.
- Извините, миссис Уизли, но Министерство и Дамблдор придерживаются иного мнения.
- Что ты имеешь в виду, Гарри? – Артур тщетно пытался успокоить жену, у которой начиналась истерика.
- Я не знаю всех юридических терминов, но в прошлом году и Министерство, и Директор согласились, что я достаточно взрослый для того, чтобы принимать участие в Турнире Трех Волшебников, и достаточно взрослый, чтобы судить меня полным составом Визенгамота. Так что, наверное, следовало признать меня взрослым и юридически? – Гарри посмотрел на Лорда Питера.
- Совершенно верно, Гарри, - ответил адвокат. – Пройдемте сюда, пожалуйста. Надо подписать кое-какие бумаги. У гоблинов, наверное, уже готовы ваши фамильные кольца, - Лорд Питер показал, куда надо идти. Уизли пошли следом.
- Гарри, что еще нам надо здесь сделать? – голос Сириуса звучал раздраженно. Ремус просто подтолкнул его в нужную сторону, и они отправились по длинному коридору.
- Не сердись, Сириус, я все тебе объясню, - сказал Гарри с терпеливой улыбкой и тут же вздохнул: Молли продолжала тянуть Артура за ними.
- Гарри, мой мальчик… - раздался повелительный голос.
- О Мерлин, давайте уйдем отсюда, - выдохнул Гарри, глядя на приближающегося Дамблдора.
- Иди, Гарри, - сказал Ремус. – Я его задержу, но с тебя причитается…
Лорд Питер, Гарри, Сириус и оба Уизли проскользнули в кабинет Рагнока. Молли все еще пыхтела в негодовании по поводу того, что Гарри не должен заниматься делами взрослых, потому как слишком юн.
Когда все расселись в кабинете директора «Гринготтса», Рагнок достал две старинные деревянные коробочки.
- Вот ваши кольца, Лорд Поттер. Это – фамильное кольцо Лордов Поттеров, - сказал он, протягивая одну коробочку, - а это – кольцо Гриффиндора. Надевайте их по одному. Подождите, пока первое кольцо уменьшится до нужного размера, и потом надевайте второе.
- Гарри, задумайся о том, что ты делаешь! – умоляла Молли.
- Мадам, вы находитесь здесь только в силу моей любезности. Пожалуйста, помолчите, - резко произнес Рагнок.
- Моя жена не пыталась никого обидеть, - сказал Артур, положив ей руку на плечо в очередной попытке успокоить.
Гарри надел кольца одно за одним, и они магически уменьшились по размеру пальцев. Магия обоих родов приняла Гарри.
Все, кто находился в комнате, встали и поклонились. Как раз в этот момент в дверь вошли Люпин и Дамблдор.
- Простите за опоздание, но Директор не понимает слова «нет», - извинился Ремус. – Я вижу, Гарри, кольца тебя приняли. Добро пожаловать, Лорд Поттер-Гриффиндор.
- Гарри, мой мальчик, - сказал Дамблдор, недовольно нахмурившись. – Знаешь ли ты, что сейчас сделал?
- Да, сэр, знаю. Кстати, с этого момента попросил бы обращаться ко мне «Лорд Поттер». Я сделал первые шаги прочь от вашего пренебрежительного ко мне отношения. Вы не бог, господин Директор. И вы знаете далеко не все.
- Гарри! Нельзя так разговаривать с Директором Дамблдором! – отчитала его Молли.
Проигнорировав ее нравоучения, Гарри повернулся к Лорду Питеру:
- Идемте, сэр. Мы сделали все, что нужно. Благодарю вас, Рагнок, - Гарри слегка поклонился.
- Подождите меня! – крикнул Сириус и схватился за мантию Гарри.
- Подождите! – сказал Дамблдор и протянул руку. Но ее перехватил Ремус, и порт-ключ сработал прежде, чем за Гарри успел ухватиться кто-нибудь еще.
Они втроем приземлились в кабинете Лорда Питера. Отсмеявшись, Сириус обратился к Гарри:
- Ну давай, Гарри, рассказывай! Я вроде был достаточно терпеливым.
- Присаживайтесь, Лорд Блэк, - предложил адвокат. – Нам с Лордом Гарри надо многое вам рассказать.
- Вот первое дело, - сказал Гарри, доставая диктофон. – Сириус, тебе надо это прослушать. Это было записано за несколько дней до Прощального пира, когда все так беспокоились, где я проведу рождественские каникулы. Помнишь, Дамблдор осенью говорил о том, что на каникулы школу надо закрыть, чтобы обновить Защитные чары. Ну вот, слушай.
- Альбус? – из диктофона раздался голос МакГоннагал.
- Входи, дорогая.
На пленке был слышен звук передвигаемых стульев и разливаемого чая.
- Так Гарри сказал, куда он поедет, когда школа закроется на каникулы? – небрежно спросил Директор.
- Сириус предложил провести каникулы у него.
- Это невозможно! Гарри должен вернуться к родственникам! Там более безопасно.
- Альбус, Сириус – его крестный, и имеет полное право забрать его на праздники.
- Боюсь, что мистер Блэк еще недостаточно стабилен, чтобы обеспечить безопасность Гарри. Мальчик должен поехать к Дурслям.
- Боюсь, у тебя нет здесь права голоса, Альбус, - вздохнула Минерва. – А нам надо обновлять чары, так что здесь он остаться не может.
- Сириус сделает, что ему скажут. А я перенесу срок работы с чарами. Гарри нельзя разрешить поехать к настолько неуравновешенному человеку, как Блэк.
Было слышно, как кто-то поперхнулся чаем.
- Альбус! Ты же не всерьез, да? Нам надо перенастроить чары! Ты не можешь пожертвовать безопасностью всех студентов ради одного!
- Это – ради Высшего Блага, моя дорогая.
Сириус начал рычать от злости. Гарри вздохнул и выключил диктофон.
- Мне жаль, Сириус, но, как ты слышал, он готов пожертвовать любым – даже тобой – чтобы контролировать меня.
- И что еще он с нами проделал? – рявкнул Сириус.
Лорд Питер попросил принести чай и бутерброды, а Гарри начал рассказывать. Они уже обсудили с Лордом Питером, как много можно сказать Сириусу, и решили, что раскрывать все секреты еще рано. Некоторые вещи Гарри не готов был ему доверить – например, правду о личности Оливера Твиста. Это должно было остаться тайной. Хотя Гарри был уверен, что бывшему Мародеру понравилась бы ирония.
Но он рассказал Сириусу, как преодолел желание Дамблдора скрывать важную информацию – с помощью Добби и зачарованного диктофона. Рассказал и о том, как через гоблинов узнал, что Лорд Питер был поверенным семьи Поттеров несколько десятилетий, и с этого все и началось.
- Но почему ты не рассказал всего этого мне? – Сириус был обижен.
Гарри запустил руку в волосы и покачал головой:
- Сириус, я тебя люблю, но когда ты был мне нужен – тебя рядом не оказывалось. Ты и Ремус – последние, кто связывает меня с родителями, но для вас я никогда не был на первом месте. Как я мог вам довериться? Дамблдор держит тебя на коротком поводке, да и ты сам склонен болтать с ним о том, о чем не следовало бы. Вот, например, сегодня: тебе надо было просто сказать ему, что у тебя личные дела, и уйти. А что получилось?
Сириус опустил голову.
- Когда погибли твои родители, я хотел тебя забрать, но у Хагрида был приказ, и тебя не отдали. Я никогда и представить не мог, что тебя отдадут Петунии. Я взбесился. И вместо того, чтобы остаться с тобой, погнался за крысой. Прости…
Гарри обнял крестного.
- Сириус, это как раз легко простить. Ты не мог ясно думать. Но когда ты сбежал из Азкабана, ты снова в первую очередь думал не обо мне.
Сириус дернулся.
- Никогда, никогда так не говори! – прорычал он, но тут же одумался. – Но ты прав. Я не был хорошим крестным.
В глазах Гарри стояли слезы.
- И ты всегда позволял Дамблдору меня контролировать. Он щелкает пальцами – и ты прыгаешь по его приказу. Как, например, сейчас – с каникулами. Что произошло с нашими планами отметить Рождество как семья?
Сириус открыл рот и тут же закрыл его. Потом закрыл глаза, вздохнул и кивнул.
- Лорд Гарри, - вмешался Лорд Питер, прервав напряженное молчание. – Директор Рагнок просит нас вернуться в «Гринготтс» во второй половине дня.

ххх

Амелия Боунс и Гретта Марчбэнкс наслаждались капелькой виски, празднуя победу над старым болтуном.
- За наш удачный маневр! – сказала Гретта, поднимая бокал.
- За то, что мы обошли старого мошенника! - ответила Амелия.
Она снова начала просматривать дело Поттера.
- Даже трудно поверить, что Альбус так напортачил с одним из своих важнейших планов.
- Надо смотреть правде в глаза, Амелия: это старческое слабоумие.
Никто не заметил, как жучок выбрался из комнаты через щель в двери. Есть сенсация! Не та, что хотелось, но все же есть!

ххх

- Мальчик придет сегодня? – мягко спросила из-под капюшона плаща старая гоблинесса.
- Да, о Мудрейшая, скоро должен появиться, - уважительно ответил Рагнок.
- Хорошо. Я объясню ему, какие слова ритуала ему надо будет произнести, – она замолчала, углубившись в размышления.
Рагнок встал, низко поклонился и покинул комнату.

ххх

- Лорд Гарри, теперь, когда вас признали совершеннолетним, я хотел бы, чтобы вы кое с кем поговорили, - сказал директор банка, сопровождая юного Лорда и его поверенного в недра «Гринготтса».
- Директор Рагнок, это необходимо? – спросил Лорд Питер. – У Гарри не так много времени, и мы хотели отпраздновать победу…
- У вас будет еще больше поводов праздновать, если вы пойдете со мной. Эта леди очень внимательно следила за вашим расследованием. Она пользуется огромным уважением, и не выполнить ее просьбу – значит, серьезно оскорбить Кланы, - хищная улыбка Рагнока подтверждала, что он что-то задумал.
Они подошли к огромным распашным дверям, которые охранял отряд гоблинов в полном вооружении. Оба волшебника остановились, когда Рагнок приказал что-то на гобблдоке. Стража расступилась и позволила им войти.
Шаги эхом отдавались от каменных стен. Источниками света были лишь факелы, прикрепленные к стенам зала. Они увидели, что на невысоком подиуме в кресле сидит маленькая фигурка в плаще с капюшоном.
Рагнок низко поклонился и обратился к ней с глубочайшим уважением. Смущенные и слегка ошеломленные, Лорд Питер и Гарри решили, что лучше будет последовать его примеру, и тоже поклонились.
- Лорд Гарри Поттер-Гриффиндор, Лорд Питер Флинчли-Адамс, для меня большая честь представить вас Хранительнице Знаний народа гоблинов, - торжественно произнес Рагнок. Гордость и благоговение в его хриплом голосе дали им понять, что к этому маленькому существу надо относиться с огромным уважением. – Она прибыла сюда, чтобы поделиться с вами знаниями, давно утраченными в мире людей.
- Леди, я рад любой помощи, которую мне предлагают, чтобы победить Волдеморта, - вежливо сказал Гарри. Но в его зеленых глазах явно читалось недоумение.
- Хорошо сказано, маленький волшебник, - мягко улыбнулась Хранительница. - Да, помощь тебе нужна. Директор Рагнок рассказал мне о тебе и о том, что тебе предстоит. Он также рассказал, что ты носишь в себе часть души предыдущего воплощения Темного Лорда. Это правда?
- Я… ну… - Гарри в замешательстве смотрел на Лорда Питера.
- Да, миледи, - Лорд Питер посмотрел на Гарри и пожал плечами, как бы извиняясь. – Он действительно носит в себе часть этой души, но мы не говорили ему этого до тех пор, пока он не получил права решать, что с этим делать. Как вы знаете, пытаться удалить ее – очень опасно.
Хранительница кивнула.
- Да, в обычных условиях это так. Но есть способы сделать это без чрезвычайной опасности. Волшебники почти забыли Ритуал Отрешения, а ведь он куда более действенный, чем Ритуал Изгнания, который они применяют сейчас, - она на секунду замолчала, как будто раздумывая, а потом продолжила: - Я видела твои воспоминания о ритуале, который Темный Маг использовал, чтобы возвратиться. Какой глупец! Кость отца, плоть слуги, кровь врага… идиот! – фыркнула она.
- Вы понимаете, что кость, которую он использовал – это кость маггла? И где здесь магия? Вы понимаете, что волшебник, который отдал свою плоть, не был слугой в том смысле, которое придает этому слову Древняя Магия? Для такого ритуала нужен домовой эльф. Они – магические существа, хотя у них и нет магической ауры. Но чтобы такая аура появилась у возрождающегося волшебника, надо использовать именно эльфа.
Все резко вдохнули в ошеломлении. Гарри застыл, пытаясь осознать, что она говорит.
- А что касается твоей крови, то когда он использовал ее в этом неправильном ритуале, он фактически нанес тяжелое оскорбление Древней Магии, - в ее голосе было слышно отвращение. – Он украл Наследие, причем не больше не меньше как наследие главы двух Древнейших и Благороднейших Домов! Я могу сказать: Древняя Магия недовольна.
Гарри побледнел и начал дрожать. Вокруг него ярко вспыхнуло пламя факелов. Лорд Питер успокаивающим жестом положил руку на плечо юноши.
- Ты, Гарри Джеймс Поттер, - властно произнесла Хранительница, - должен потребовать назад семейную магию, которую он у тебя украл.
Она встала и откинула капюшон. Старое гоблинское лицо казалось резким в неровном свете факелов.
- И это также будет магия рода Слизерина. Ее дарует тебе сама Древняя Магия по Праву Победителя, так как ты действительно несколько раз наносил ему поражение.
Ее невидящие глаза держали их в плену, когда она указала костлявым пальцем на Гарри и приказала:
- Потребуй Магию и кольцо Слизерина! Займи место последнего в этом роду! Ты - не наследник по крови, но ты - магический наследник по Праву Победителя! Ты станешь последним в этом роду и вся прошлая, нынешная и будущая магия рода Слизерина станет твоей, чтобы хранить ее, использовать, передавать другим, отрицать или уничтожить – как ты сочтешь нужным.
Воцарилась полная тишина. А потом в зале раздался гомерический хохот Рагнока.








@темы: Любимые произведения, Джен, Гарри Поттер, Фанфики