автор : Altera_pars
Гарри Поттеру надоело, что "Ежедневный Пророк" пишет о нем гадости. Гарри Поттеру надоело, что Волшебный мир отказывается смотреть правде в глаза. Но ведь недаром Шляпа пыталась отправить его на Слизерин... Настала пора действовать. 5-ый курс (и лето перед ним). Умный, сильный, рациональный Гарри. Дамбигад. Оригинальное развитие сюжета. Никакой романтики. Несколько новых персонажей, но без Мэри/Марти Сью
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Гарри Поттер, Альбус Дамблдор, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Новый персонаж
Общий/ / || джен || PG
Размер: макси || Глав: 31
Предупреждения: AU
Данные о переводе
Автор фанфика: GenkaiFan
Контакты автора: не указано
Язык оригинала: Английский
Название фанфика на языке оригинала: Poison Pen
Ссылка на фанфик: www.fanfiction.net/s/5554780/1/Poison_Pen
Разрешение на перевод: получено
Разрешение на размещение: не получено, но автора предупредила. Думаю, злиться будет не слишком. )
Ссылка на другой ресурс:
www.hogwartsnet.ru/mfanf/printfic.php?l=0&fid=4...



Глава 18. Время идет


Откуда этот Твист берет информацию? Именно об этом размышлял Министр Магии Корнелиус Фадж. Его планы в отношении Хогвартса были в опасности. Фиаско с Амбридж породило массу проблем. Да, конечно, надо было послать в школу кого-нибудь, кто лучше разбирается в Защите, но Долорес была самой преданной…
Теперь Долорес в Азкабане за то, что пытала студентов темномагическим артефактом, а Корнелиусу очень хотелось хоть кого-нибудь изничтожить. В мечтах ему представали головы Поттера и Твиста на блюде, выставленном в Атриуме Министерства. Как смеют они ставить под сомнение его полномочия!
- Сэр? – в офис вошел явно нервничающий рыжеволосый помощник.
- Да, Уизерби?
- По вашему приказу все готово для собрания руководителей департаментов, - сказал, слегка нахмурившись, Перси Уизли. Он ненавидел, когда его называют Уизерби, но устал поправлять Министра. Иногда он думал, что Фадж нарочно называет его неправильно – просто по злобе.
Собрание прошло именно так, как ожидал Министр. Фадж потребовал предоставить данные о персонале, и в частности о происхождении сотрудников. Уизерби был отправлен за чаем, успокоительным зельем и зельем от головной боли.
Все департаменты возглавляли чистокровные волшебники – за одним исключением. Дирк Крессуэлл, руководитель Отдела по связям с гоблинами, утверждал, что является чистокровным, но недавно было установлено, что он магглорожденный. Разумеется, он был уволен и отправлен в тюрьму за фальсификацию документов о происхождении. Правда, занять его должность хотели немногие – вести дела с гоблинами чистокровные обычно считали ниже своего достоинства.
Во всех департаментах были и магглорожденные, но на должностях не выше клерков и младших секретарей. Был подготовлен пресс-релиз, утверждающий, что Министерство нанимает сотрудников исключительно исходя из уровня их образования и компетентности. В итоге все разошлись, весьма довольные проделанной работой.

ххх

Артур Уизли в недоумении тряс головой, входя во все тот же мужской туалет. Он понимал, чего Оливер Твист хочет добиться своими статьями, и был весьма впечатлен тем, как он старается пробудить стремление к переменам. Тем не менее, было понятно, что для серьезных изменений потребуется куда большее, чем несколько публикаций в прессе.
Он посмотрел на запечатанный конверт, которого не было у него в руках, когда он входил. «Похоже на очередное специальное послание через гоблинов Твисту». Он быстро наложил на конверт невербальное маскирующее заклинание и вышел в коридор.
Когда Артуру в первый раз приказали передать такую «посылку», он был шокирован. Это не было сложно или опасно – просто министерский чиновник по дороге домой зашел в банк снять денег. Потом посетил рынок и отправился к семье. Замаскированный конверт остался у гоблина-кассира, и Артур был свободен. Но он не переставал думать о том, что же все-таки Крокер посылает Твисту. Ну не то чтобы он готов был всерьез в это влезать… Иногда лучше не знать лишнего.

ххх

Рита Скитер тоже размышляла над тем, где этот щенок Твист берет информацию. Она с удовольствием придушила бы мальчишку – но не раньше, чем она выдавит из его головы все сведения о его источниках. Ее мысли перешли на другого омерзительного щенка. Она еще не рассчиталась с Поттером и той грязнокровкой, которые столько времени продержали ее в плену. Она до сих пор содрогалась при воспоминании о стеклянной банке.
Оглядываясь по сторонам, Рита проскользнула в кабинет своего начальника. Она прекрасно знала, что если ее застанут за обшариванием его стола, то непременно уволят. Но теперь, когда щенок писал и для «Пророка» тоже, ей нужны были материалы о Твисте. Старина Фадж заплатит ей вдвое больше, чем платят в газете, если она нароет какую-нибудь грязь на этого придурка.
Еще надо было посчитаться с Андерсон. Эта американка так легко получила ее, Риты, должность! Просто трудно поверить! Наверняка она спит с Главным, и если ей удастся это доказать, она снова станет ведущим корреспондентом.
Конечно, Корнелиус рассчитает на нее в плане поиска компромата. Его положение сейчас весьма нестабильно. Не исключено, что Амбридж потянет его за собой, и тогда полетит множество голов. Рита аккуратно открыла ящик стола Лорда Чарльза, попутно проверяя на сигнальные чары.
Ничего! Там не было ничего! Рита обшарила все, даже стол Андерсон. Уцепиться было не за что. Даже в мусорных корзинках – ни клочка пергамента с именем Твиста. И что теперь ей, во имя Мерлина, делать?
Надо проверить, не забирает ли кто-нибудь из них бумаги домой. Она не собиралась сдаваться. Она все раскопает, и это будет Репортаж Столетия! Она покажет этого Твиста всему миру! Она, Рита Скитер, должна снова стать ведущим репортером газеты, и ничто – даже правда – не остановит ее на этом пути.

ххх

Альбус Дамблдор вышел из банка «Гринготтс» в совершеннейшем шоке. Последние три часа потрясли его до глубины души. Рагнок и еще семь высокопоставленных гоблинов безжалостно допрашивали его об использовании Сейфа Основателей.
К счастью, у него было достаточно документов, чтобы доказать, что основная доля средств была истрачена на школу и проведение Турнира Трех Волшебников. Хогвартс принимал представителей двух других школ, и расходы в итоге оказались больше обычных.
Но за часть денег – порядка 30 000 галлеонов – отчитаться он не мог, так как они ушли на финансирование Ордена Феникса. И в итоге его попросили вернуть эту сумму в Сейф Основателей из его собственного сейфа. Альбус вздрогнул. Гоблины, которые и в лучшие-то времена были далеко не самыми дружелюбными существами, в гневе были просто ужасны. Он решил зайти в «Дырявый Котел» на бокал виски. Или пару бокалов. Немного успокоившись, он аппарировал в свой кабинет. Став беднее, но немного мудрее.

ххх

Сидя на очередном собрании персонала, Филиус Флитвик разглядывал коллег. Почти все явно считали недели, оставшиеся до рождественских каникул. Но в последние несколько дней ему пришлось иметь дело с серьезными вопросами и недобрыми комментариями своих студентов.
Альбус вздохнул и встал, чтобы начать собрание.
- После того, как стараниями Твиста и «Придиры» началось все это брожение в массах, мы попали в неприятную ситуацию. Существование Хогвартса под угрозой, потому что может быть нарушен его Устав.
- Как это? – спросила Минерва.
- Хогвартс будет закрыт, если мы не сможем выполнить Условий Основателей. Если от нас уйдут магглорожденные и полукровки, мы нарушим одно из Условий. Или даже два. Если это произойдет, Хогвартс перейдет к наследникам Основателей, - сказал Альбус, на мгновение прикрыв глаза. – И мы уже нарушили третье Условие из-за вмешательства Министерства.
- Но Совет Попечителей? Корнелиус Фадж не допустит закрытия Хогвартса, - настаивала Минерва.
- Ни Совет, ни Министерство не могут сделать ничего, чтобы предотвратить катастрофу. По сути, Министерство само стало частью проблемы.
- А есть ли ныне живущие наследники?
- Да, двое. Гарри Поттер и Том Риддл.
- Это невозможно! – прокричало сразу несколько голосов.
- Боюсь, что возможно, - сказал Дамблдор усталым голосом.
- Это щенок Поттер знает? – спросил Снейп, откидываясь на стуле.
- К счастью для нас, нет. Он давно не был в «Гринготтсе», - ответил Директор. – Что хорошо.
- Почему хорошо? – спросил Филиус. – Ты разве не считаешь, что мальчик должен знать о своем наследии?
Профессор Чар говорил тихо, но внутри он кипел. Ему очень не нравилось то, что он слышал. Своими играми Альбус ставит под удар всю школу. Филиус много лет предпочитал оставаться на заднем плане и только наблюдал за многочисленными интригами старика. Некоторые из них делали волшебный мир лучше, другие – нет. Но Филиуса приводили в бешенство те игры, в которые Директор играл с жизнью Поттера.
Он вспомнил, каким был сын Лили, когда впервые приехал в Хогвартс: тогда Филиус был просто в ужасе. Гарри был ниже всех на первом курсе и выглядел как нищий. Его поношенная одежда была велика на несколько размеров. Мальчик был очень тощим, но многие видели лишь свободные тряпки, а не тело под ними. Флитвик никогда не был согласен с тем, как Дамблдор организовал жизнь и обучение Гарри.
Способ Альбуса – бросить ребенка в воду на глубоком месте и смотреть, выплывет тот или утонет – явно был неправильным. Любой здравомыслящий человек увидел бы, что мальчик тонет в мире, о котором он не знает ничего. Как скоро он сломается под весом груза, который навалили на его узкие плечи?
Директор снова обратился к учителям:
- У кого-нибудь появились идеи насчет Оливера Твиста? Мы хоть немного приблизились к разгадке?
- Я сократил число вариантов до трех, - с ухмылкой произнес Снейп. – Это или рейвенкловец, или слизеринец.
- И почему? – спросил заинтригованный Флитвик. - Я бы подумал, что мисс Грейнджер – вполне подходящая кандидатура. У близнецов все в основном ставят на нее.
Снейп нахмурился.
- Ну, Твист в последнее время явно получает удовольствие, дразня ее. К тому же она не того пола. Нет, несмотря на всю наглость Твиста, он все-таки не со львиного факультета.
Минерва фыркнула и начала было говорить, но Филиус еще не закончил.
- Правда, Северус? Я вижу несколько студентов на факультете Минервы, которые вполне способны на такое начинание.
- Назовите хоть одного, - прошипел Спейп, а Минерва бросилась вперед с палочкой в руке.
Филиус встал с жестом негодования, глдядя на двух своих кипящих коллег.
- Альбус, мне надо проверять домашние работы. Если мы снова собираемся толочь воду в ступе, я предпочел бы потратить время на что-нибудь более полезное.
Альбус моргнул, как будто его отвлекли от каких-то тайных мыслей, и кивнул.
- Хорошо, хорошо… Я просто размышлял о том, что мистер Твист напишет в своей следующей колонке… - его лицо стало озабоченным, рука медленно поглаживала бороду.
Филиус согласился:
- Мы все тоже про это думаем. Я просто не могу дождаться!

ххх

Лорд Питер изучал документы, которые ему только что доставили. И он, и Лорд Гарри давно задавали себе вопрос, когда этот человек наконец оторвет задницу от стула и займется делами. И хотя теперь Сириус Блэк был свободным человеком, главой Древнейшего и Благороднейшего дома Блэков и крестным отцом Лорда Поттера, Лорд Питер понимал, что для роли родителя он не годится. Информация о том, что он делал с тех пор, как его оправдали, это только подтверждала.
Нет. Если Сириус Блэк считает, что Гарри смиренно позволит ему получить опекунство после всех случаев пренебрежения его – Гарри – интересами, на слушаниях Блэка ждет очень неприятный сюрприз.
Стопка бумаг, относящихся к делам юного наследника Поттеров, росла по мере получения новой информации. Альбусу Дамблдору за многое придется ответить. Количество законов, которые он нарушил и в магическом, и в маггловском мире, было просто ужасающим.
Как сможет человек, у которого так много возможностей – и магических, и политических – оправдать все, что он сделал с невинным ребенком?
Одно было ясно: скоро у него будет возможность объяснить свои действия. В суде.

P.S. От переводчика: Есть здесь фанаты Aerosmith? Как принято переводить на русский Don’t get mad, get even? Нет, я знаю, что это значит, но, может, есть "устоявшийся" перевод названия песни?


Глава 19. Чистокровные против магглорожденных?


Гарри вошел в библиотеку, где собирался закончить эссе по Чарам, и остановился в изумлении. Гермиона сидела за столом, окруженная огромной кучей книг, брошюр и пергаментов. Нет, Гермиона, окруженная книгами - это вполне привычное зрелище, но на этот раз их количество было угрожающим. Гарри знал, что Гермиона, движущаяся к поставленной цели, может быть весьма опасной, так что приближался к ней с осторожностью. Оставалось понять, за что она воюет на этот раз и давно ли этим занимается.
- Гермиона? Гермиона? – прошептал Гарри, оглядываясь в поисках Мадам Пинс.
- Ой! Что? – Гермиона отложила перо и начала моргать. – А, это ты…
- Ты неделями доставала меня насчет того, что мы – друзья, а теперь, похоже, совсем не рада меня видеть, - сказал Гарри, стараясь не казаться обиженным. Он сел рядом, но отодвинулся подальше от пирамиды книг.
- Нет, Гарри, это не так, - вздохнула Гермиона. Она осмотрелась и прошептала: - Я хотела доказать, что Оливер Твист неправ относительно возможности сделать карьеру в магическом мире. Профессор МакГоннагал сказала, что я могу быть, кем захочу - даже следующим Министром Магии.
- И что? – спросил Гарри.
Гермиона, похоже, была готова расплакаться.
- Твист прав! За всю историю Министерства ни один магглорожденный не был Министром! Однажды им был полукровка, но он происходил из благородной чистокровной семьи, и вся родня его поддерживала. Но почему, Гарри? Почему МакГоннагал мне солгала?
- Ты ее саму спрашивала?
- Я боюсь…
- Ты гриффиндорка или нет? Нет ничего плохого в том, чтобы задавать вопросы. Это не противозаконно.
Когда Невыразимцы поделились с ним информацией о продвижении по службе в волшебном мире, для самого Гарри это тоже стало ударом. Они утверждали, что единственная возможность для магглорожденного хоть чего-нибудь достичь – это выйти замуж или жениться на представителе чистокровной семьи. Как это сделала его мать.
А еще гоблины говорили, что раньше влияние Поттеров в обществе было очень велико. Им хватало и денег, и политического веса, чтобы делать то, что они считают нужным. К сожалению, сейчас, когда последним в роду остался Гарри, который все еще был несовершеннолетним и необученным политическим манипуляциям, это влияние сходило на нет. Гоблины винили в этом Дамблдора.
Гарри считал, что у старого интригана наверняка были причины держать его в неведении о своем наследии, но вычислить их он не мог.
Гоблины и Лорд Питер говорили о каком-то пророчестве, за которым весьма старательно наблюдают – и Невыразимцы, и Дамблдор. Чтобы это пророчество просмотреть, надо было дождаться рождественских каникул, когда Дамблдор не сможет контролировать каждый его шаг.
- Мне жаль, Гермиона, - мысли Гарри вернулись к настощему.
- Это не твоя вина, - фыркнула Гермиона и потерла глаза. – Я отправлю все эти данные моим родителям. Они, скорее всего, заберут меня из Хогвартса. И я посоветую всем магглорожденным сделать то же самое!

ххх

После того, как Фадж отказался реагировать на нападки Твиста, руководители Отдела Кадров, Отдела Возможностей и группа экспертов Министерства решили встретиться и поговорить.
- Как много магглорожденных обратились к тебе за информацией? – спросил глава Отдела Кадров.
- 378 взрослых и 38 несовершеннолетних, включая очень раздраженную студентку по имени Гермиона Грейнджер, - ответил эксперт.
- Это вроде подруга Поттера, да? – спросил начальник Отдела Возможностей.
- О да! Она желает знать, почему ее не поставили в известность о карьерных перспективах или их отсутствии.
- И что ты ей сказал?
- Что это противоречит правилам Министерства. То, что говорит и делает Дамблдор, чтобы поддерживать бессмысленные ожидания своих студентов, - не вина нашего отдела.
- Отличный ответ.

ххх

Гарри смотрел, как с ночного неба падает снег. Было слишком холодно, чтобы идти на улицу. Да сегодня и не получилось бы – соседи по спальне решили устроить вечеринку. А Гарри хотелось многое обсудить с Лордом Питером – тот ему очень помогал. Пусть он никогда не заменит Гарри отца, которого мальчик всегда так хотел иметь, но ему, по крайней мере, можно верить. Лорд Питер расспрашивал Гарри об учебе, о том, как тот проводит время и о многом другом за пределами профессиональных тем. Он многое рассказал ему о волшебном мире, о его собственных обязанностях как Лорда, о протоколе, этикете и законах – обо всем том, чем пренебрегли Дамблдор и Сириус.
Гарри мог понять мотивы Дамблдора – старый придурок хотел контролировать все его действия, но вот Сириуса мальчик понять не мог. Если только тот не решил, что все это уже сделал Директор и нужды в дополнительных знаниях нет. Да, над этим надо бы подумать…
- Гарри! Иди к нам! – прокричал Симус.
- Да, друг! Ты много теряешь! – рассмеялся Дин.
- Да оставьте вы его ребята, Друзья его больше не интересуют, - пробормотал пьяный Рон. – Он до сих пор злится, что мы не писали ему летом…
- Если бы друг обещал мне писать, а потом этого не сделал, я бы тоже злился, - сказал Невилл, чуть менее пьяный, чем остальные. – А его к тому же еще и запирали…
- Ну вот, и ты туда же! – воскликнул Рон. – Нам просто не разрешили… Мать, отец, Директор…
- Ну и? Раньше тебя это не останавливало! Если бы мой лучший лруг на меня рассчитывал… - пробормотал Симус.
Рон кинул в него подушку, тот бросил ее в Дина, Дин – в Невилла. Через мгновение в спальне уже шел подушечный бой.
В Гарри попали три подушки одновременно. Он схватил одну и постарался ей прикрыться. Вскоре по спальне уже летали пух, перья и клочья ткани. Пьяные парни ржали и продолжали разносить комнату.
- О призрак великого Цезаря! Что, во имя Мерлина, здесь происходит? – рявкнула профессор МакГоннагал, входя в дверь. – По шуму можно было подумать, что здесь кого-то убивают. Объяснитесь!
Симус попытался спрятать бутылку рома, а Рон – бутыль огневиски.
- Ничего, профессор… Мы только… - начал говорить Симус, но вдруг громко рыгнул. – Упппс…
- Убрать здесь все, немедленно! И приготовиться ко сну! С вашими наказаниями я разберусь завтра.
- Да, профессор МакГоннагал, - прозвучали пять голосов одновременно.

ххх

На следующее утро Гарри и остальные четверо появились в кабинете декана своего факультета. Без головной боли проснулись только Гарри и Невилл. Они переглянулись: весьма сомнительно, что сегодня кому-нибудь разрешат взять зелье в больничном крыле, так что остальным придется пережить похмелье без посторонней помощи.
- Я склонна многое прощать моим студентом. Иногда даже попойку. Но когда меня посреди ночи будит староста, которая несколько раз пыталась вас успокоить, это переходит все границы. Что вы можете сказать в свое оправдание?
Гарри и Невилл посмотрели друг на друга: они бы соседей не сдали. Но Рон не умел держать рот на замке.
- Ну… Мы веселились… Хотели, чтобы Гарри немного расслабился…
- Понятно, - сказала МакГоннагал. – Вы хотите что-нибудь сказать, мистер Поттер?
- Профессор, - вмешался Невилл, - Гарри участвовал только в битве на подушках, да и то не с начала. Он просто сидел и смотрел на снег.
- А вы, мистер Лонгботтом?
- А я веселился с остальными…
- Ясно. 10 баллов с каждого за то, что мешали всем – включая меня – спать. Уберете спальню самостоятельно. И я не никому не разрешаю идти в больничное крыло – справляйтесь с похмельем сами.
Рон, Симус и Дин застонали.
- Ну не настолько уж я жестока... Вы можете сходить туда после того, как закончите уборку. Уверена, у мадам Помфри найдется несколько интересных слов по поводу вашего состояния. Идите. Мистер Поттер, задержитесь.
Когда дверь за остальными закрылась, Макгоннагал повернулась к Гарри, и ее взгляд стал более мягким.
- Я так понимаю, что рождественские каникулы вы намерены провести с Сириусом, мистер Поттер?
- Да, мэм. Он пригласил меня, - ответил Гарри. На самом деле он колебался по поводу этого приглашения. Конечно, от него ждали, что он поедет, но он не был уверен, что ему – с его многочисленными планами - это будет удобно.
- Мне также известно, что он подал заявление на опеку над вами. Директор этим не очень доволен.
- Я знаю, профессор. Директор со мной об этом уже говорил. Он считает, что Сириус еще не до конца оправился от своих неприятностей и что для меня лучше будет вернуться к тете. А вы как думаете?
- Что думаю я, не так уж важно. Я беспокоюсь только о том, чтобы вы сами все это хорошо обдумали и понимали возможные последствия.
- Поверьте, профессор, я хорошо это понимаю.
«Как типично для МакГоннагал, - подумал он. – И зачем я, собственно, спросил у нее совета?»
- Хорошо, я вас больше не задерживаю, мистер Поттер.
- Спасибо, профессор.

ххх

Сириус наслаждался утренней чашкой чая, когда прибыл свежий номер «Придиры». Ему все больше нравилось, как Твист разносит давние традиции чистокровных и их лицемерие. Он начал читать очередную колонку, и его глаза открывались все шире и шире.


Чистокровные против магглорожденных: кто победит?

Сегодня я оказался свидетелем интересного зрелища: Гермиону Грейнджер отчитывала мадам Пинс. Да, гриффиндорской всезнайке читали лекцию о правильном обращении с книгами. И что стало причиной этого? Как выяснилось, я.
Эта гриффиндорка, больше похожая на рейвенкловку, совершенно не выносит, когда кто-нибудь что-нибудь делает лучше нее. Судя по слухам, она отказалась уходить из библиотеки до тех пор, пока не найдет абсолютно всю информацию о возможностях магглорожденных сделать карьеру.
Я мог бы ей сказать, что в Хогвартсе такой информации нет. Она есть в Архиве и Библиотеке Министерства, которые сейчас по приказу Министра Фаджа заперты лучше, чем шкаф с зельями в кабинете профессора Снейпа. Я знаю это точто, потому что сам посылал туда сову и получил ответ, что все закрыто распоряжением Министра. И чего же так боится наш уважаемый Министр? Значит ли это, что я прав и Министерство просто не хочет смотреть правде в глаза?
Может быть, Министр боится того, что магглорожденные отнесутся к этому, как к еще одной попытке их контролировать и продолжать держать за граждан второго сорта? А знают ли магглорожденные, что их в 12 раз больше, чем чистокровных? И что многие магглорожденные покидают магическую Британию? И вместе с ними ее покидает будущее нашего магического сообщества?
Факт: В последние годы в мире магглов рождается в 7 раз больше магов, чем у чистокровных волшебников. Полукровных детей в 3 раза больше, чем чистокровных. Эти данные не учитывают сквибов, родившихся в чистокровных семьях.
Факт: Если вы как следует проверите родословную магглорожденных магов, в семейном древе почти каждого из них обнаружится несколько предков-волшебников или сквибов. Я выяснил это у гоблинов. У них есть не только самообновляющиеся записи: за небольшую плату они могут проверить родословную любого обратившегося.
Факт: Результаты практических экзаменов в Хогвартсе за последние 10 лет показывают, что у полукровок и магглорожденных обычно больше магической силы, чем у чистокровных студентов.
Факт: В чистокровных семьях за последнее столетие резко возросло число сквибов и детей с врожденными дефектами. Вы можете найти данные об этом в Архиве. Вернее, могли раньше, потому что теперь доступ к этой информации закрыт. Но скажу вам по секрету: она есть и у гоблинов, которым это нужно для ведения дел о наследстве, и вы вполне можете получить копию (не бесплатно, конечно) – даже с печатью кровью, подтверждающей подлинность.
Занимаясь всеми этими подсчетами, я натолкнулся на удручающий факт. Маггловское население Британии в 1995 году составляло 58 426 014 человек. Двадцатое место в мире. А волшебников в том же году в Британии было меньше 75 000.
Если вы мне не верите, задайте себе вопрос: чего так боится Министерство, если оно закрыло все способы получить эту информацию? Такие данные должны быть доступны каждому. Не превысил ли Министр свои полномочия?
Я хочу спросить: можем ли мы себе позволить потерять хоть каплю волшебной крови - неважно, какого происхождения?
Должен отметить, что все приведенные сведения я получил, написав письма в Международный Совет Магов и в маггловское Бюро переписи населения. В Международном Совете знают, что число магов в Британии сокращается. Они не вмешиваются, потому что считают это нашим внутренним делом, но по мере того, как все больше магглорожденных покидает Британию в поисках лучшей жизни, беспокойство растет.

Оливер Твист



P.S. От переводчика
Дорогие читатели! Я знаю, что некоторые из вас читают этот фик и в оригинале, и в переводе. Так вот большая в этой связи просьба: не надо спойлеров в отзывах, плз! Потому как отзывы некоторые тоже читают.
Благодарю за понимание.

Глава 20. Государственная измена!


На следующий день после появления в «Придире» очередной колонки Твиста Атриум Министерства переполнили раздраженные люди, требовавшие объяснений. К середине утра волшебники и ведьмы, работавшие в столах информации, потребовали, чтобы для обеспечения их безопасности были вызваны авроры.
И – как будто хаоса было недостаточно – в воздухе появились сотни сов, каждая из которых искала место, чтобы приземлиться и отдать адресату его письмо.
Крики рассерженных людей, уханье усталых сов, град перьев и экскрементов не оставили аврорам времени для размышлений: все входы в здание были перекрыты. Множество отпугивающих чар, несколько угроз ареста – и в Атриуме снова стало тихо.
Шокированным клеркам и измученным аврорам выдали восстановительные и успокаивающие зелья и отправили по домам.

ххх

Пока авроры занимались наведением порядка в Атриуме, было принято решение назначить на послеполуденное время экстренное заседание Визенгамота. То, что правильность их образа жизни подвергалась сомнению в столь откровенно неуважительной манере, оскорбило многих. Но пока члены суда собирались в зале, лишь немногие обратили внимание на множество незанятых мест. Все эти места были наследственными и поколениями передавались от одного главы чистокровного рода другому. Пустые кресла напоминали о том, что многие чистокровные семьи вымерли по той или иной причине.
Некоторые из этих мест занимали доверенные лица из других родов – например, если наследник был несовершеннолетним, был изгнан из семьи ее главой или объявлен недееспособным. Многие места опустели в результате войны с Тем-Кого-Нельзя-Называть. Он особо охотился за несколькими семьями, убивая всех их членов, от младенцев до стариков. Никто не знал, почему именно на них пал злой рок – кроме того, кто приказал это сделать.
У Альбуса Дамблдора, Верховного Чародея Визенгамота, было несколько доверенностей, в том числе и на место Поттеров. Многие размышляли о том, готов ли будет Дамблдор добровольно передать место Гарри Поттеру, когда тот достигнет совершеннолетия. Все слишком хорошо знали, что Альбус Дамблдор предпочитает не выпускать из рук рычагов власти.

ххх

- Владыка Рагнок! – запыхавшийся гоблин тяжело дышал. – Вы нужны в главном зале, мой повелитель.
Рагнок оторвался от бумаг:
- Что там, Стоунблейд?
- Там толпа волшебников и волшебниц, и все хотят пройти тест на наследие. Тех, кто пришел по настоящим делам, просто не пропускают!
Подавив вздох, старый гоблин поднялся из-за своего богато украшенного стола.
- Хорошо, вызови еще один отряд стражи в полном боевом облачении и встреть меня в главном зале через 5 минут.
Стоунблейд даже не стал отвечать – просто повернулся и выбежал из комнаты.
- Ох, Оливер Твист… Я знал, что ты собираешься разворошить муравейник… - хихикнул гоблин. Он аккуратно собрал со стола бумаги, которые изучал до этого, убрал их в маленький потайной сейф, и спокойно покинул свой кабинет, тихо прикрыв защищенную множеством заклятий дверь.
В главном зале банка жизнь бурлила, как никогда. Ведьмы и волшебники пытались найти свободного сотрудника, размахивая экземпляром «Придиры» в сторону каждого гоблина, который на них смотрел.
- Тихо! – раздался гортанный голос. – Все, кто пришел ради теста на наследие, следуйте за мной!
Вооруженный гоблин в боевых доспехах повернулся и пошел к дальней стороне зала. Там открылась дверь в большую комнату, где стояли четыре стола с гоблином за каждым.
Когда стражник достиг открытой двери, он повернулся к следовавшей за ним толпе и прорычал:
- Вы выстроитесь в четыре линии перед этими дверями. Вы будете ждать своей очереди. Если вы будете создавать проблемы, вы будете удалены отсюда … тем или иным способом.
Он встал рядом с дверью, опустил на пол древко своей сверкающей алебарды и позволил войти тем, кто оказался в первых рядах. Проходящие старались держаться от него подальше, разглядывая явно опасное оружие.
Сразу стало понятно, что здесь это не единственный стражник. За каждым гоблином, сидящим за столом, стоял вооруженный страж в полной боевой готовности. Базовый тест – на 100 лет назад – стоил 5 галлеонов. За каждые предшествующие сто лет – по 1 галлеону дополнительно. Тестирование началось – тихо и оперативно.
Рагнок был рад, что Гарри заранее поставил его в известность о содержании следующей колонки. Гоблин заставил своих зельеваров работать сверхурочно, чтобы банк был готов к наплыву посетителей. Он тихо хмыкнул: «Надо будет сделать мальчика «почетным гоблином», если он и дальше будет приносить нам столько денег. Если уж это не растормошит чистокровных дураков, ничто уже не поможет! Интересно, у волшебников бывают «воссоединения семей»? Те, кто слышал его хихиканье, вздрагивали от ужаса.

ххх

На следующий день заголовки и в «Пророке», и в «Придире» кричали об итогах экстренного заседания Визенгамота.


Специальный выпуск

На экстренном заседании Визенгамота выдан ордер на арест Оливера Твиста по обвинению в государственной измене!
Вчера экстренное заседание Визенгамота большинством голосов высказалось за немедленный арест «Оливера Твиста» за измену.
- Он угрожает нашему образу жизни, - сказал Министр Магии Корнелиус Фадж. – Этого Оливера Твиста необходимо остановить!
- Те факты, которые он приводит в своих статьях, вырваны из контекста, ведут к панике и подстрекают к бунту, - заявил член Визенгамота, просивший не называть его имени.
Статьи мистера Твиста впервые появились прошедшим летом в «Придире» как письма редактору со множеством вопросов. В сентябре «Придира» принял его на работу как колумниста. Позже эти колонки начал перепечатывать и «Ежедневный Пророк». По слухам, еще два издания соперничают за право публиковать эти тексты.
- Моей дочери нравится, как Твист подкалывает этих старых пней, - сказал нам еще один член Визенгамота, который также предпочел остаться неназванным. – Но я должен был поддержать Министра. Он нападает на наш образ жизни и должен быть остановлен.
Амелия Боунс, Глава Департамента Магического Правопорядка, была недоступна для комментариев. Тем не менее это ведомство распространило короткое заявление от ее имени.
«Закон должен выполняться во всех случаях. Выполняя решение Визенгамота по данному делу, мы подойдем к нему по всей строгости закона. Любого, кто обладает информацией об Оливере Твисте, просят немедленно обратиться в Департамент Магического Правопорядка.»

А на последней странице газеты было напечатано маленькое объявление:

«Для всеобщего сведения
Библиотека Министерства и Архив закрыты для публики вплоть до новых указаний. Кроме того, любой, кому в последующем будут необходимы копии записей, должен будет в письменной форме сообщить Министерству, кому нужна эта информация, по какой причине, и кто будет иметь к ней доступ.
Частные лица, запрашивающие секретную информацию, должны будут дать клятву в том, что не станут использовать ее в иных целях, чем было заявлено. Предоставление этой информации прочим частным лицам будет строго наказываться.
По распоряжению Министра Магии Корнелиуса Фаджа»

ххх

Альбус в Большом зале наблюдал за студентами, которые все это читали. Можно было услышать тихое рычание – как перекаты далекого грома. Многие из чистокровных студентов явно чувствовали себя отомщенными.
Драко Малфой сегодня выглядел особенно напыщенным. На лице у него была довольная ухмылка, и он нагло смеялся каждый раз, когда слышал возмущенные вскрики магглорожденных или рейвенкловцев.
Взгляд, брошенный на стол Гриффиндора, подтвердил: они были так же рассержены, как и остальные. Это было не очень хорошо. Гриффы - самые легковозбудимые, они вечно бросаются вперед сломя голову и не думая о последствиях. А коль скоро половину факультета или даже больше составляли магглорожденные и полукровки, тут могли начаться проблемы.
Альбус мрачно вздохнул. Жизь становилась все более и более сложной.
Северус, читая газету, довольно ухмылялся.
- Ну вот и отлично! – сказал он, закончив это занятие.
- И почему же? – спросила Минерва. – Визенгамот по меньшей мере удостоверил правоту статей мистера Твиста! Закрыв Архив, Корнелиус подтверждает, что вся информация в этих статьях была правильной.
Филиус улыбнулся:
- Знаете, у американских магглов есть поговорка: «Все равно что запирать хлев после того, как животные разбежались».
- Ну, Министерство теперь ужесточает порядки, и доказать что-нибудь будет трудно, не так ли? – фыркнул Северус.
- Только если не знать, где искать, - пробормотал себе под нос Флитвик.
- Нет, они просто невозможно тупые! – зло бросила Помона. – Они настолько испугались слов ребенка, что готовы арестовать его за измену? Они даже на Того-Кого-Нельзя-Называть так не реагировали! Я думаю, Минерва права. Правда ранит…

ххх

Рагнок отдыхал в своем кабинете после долгого дня попыток урегулировать тот хаос, который вызвала колонка Оливера Твиста. Он как раз подносил к губам хрустальный бокал с последним глотком гоблинского виски, когда его прервали еще раз.
- Мой господин Рагнок, - проскрипел неуверенный голосок. – Здесь Хранительница Знаний. Она хочет говорить с вами.
- Что? – Рагнок чуть не подавился. – Почему? Да что это я… Немедленно пригласи ее войти! - Он встал, быстро очистил одежду заклинанием и подошел к двери.
Когда появилась маленькая фигурка в мантии с капюшоном, он низко и крайне почтительно поклонился.
- Приветствую вас, высокочтимая леди. Как этот воин может служить вам?

ххх

Амелия Боунс была в бешенстве. Мало того, что ее имя оказалось на страницах спецвыпусков – кто-то в департаменте осмелился выпустить заявление от ее имени, не поставив в известность ее саму!
Но несмотря на все это, она улыбалась, доставая папку из секретного сейфа. С утечкой она скоро разберется. Сейчас есть дела поважнее.
Она вышла из кабинета, объявила, что сегодня больше не вернется, и отдала несколько распоряжений. Сотрудникам было запрещено общаться с репортерами, а если появится какая-нибудь информация о Твисте, ее следовало держать в тайне до появления Боунс. Никто из Департамента Магического Правопорядка не должен был разговаривать с работниками других департаментов ни на какие темы. Тому, кто посмеет это сделать, предстоит перейти на постоянное дежурство в Азбакан – без доплаты за вредность.
Час спустя Амелия спокойно пила чай на Даунинг Стрит 10, пока маггловский Премьер-министр изучал материалы в папке: отчеты и вырезки из газет. Амелия была прежде всего законником, и, несмотря на чистокровное происхождение, больше не хотела мириться с лицемерием и предрассудками волшебного мира.
Обвинить ребенка в государственной измене было безумием! Она пыталась убедить Визенгамот не делать этого, но прислушались немногие. Теперь им придется заплатить за свою самонадеянность. Она никого больше не позволит отправить в Азкабан без законных процедур – теперь она глава Департамента и это в ее силах.
- Здесь ведь не все, правда? – спросил Премьер-министр, поднимая глаза от бумаг.
- Да, сэр. Далеко не все.

ххх

Артур, выходивший все из того же туалета с секретной трубой, был обеспокоен. Столько всего было неправильно! Люди забыли урок, полученный, когда Сириуса Блэка признали невиновным и освободили от всех обвинений – после двенадцати лет, проведенных в Азкабане. Но его «контакты» посоветовали ему сидеть тихо и не высовываться, пока не пройдет шторм.
- Мистер Уизли? – в его сторону бежала девушка-клерк.
- Да, Мардж?
- Через полчаса начнется экстренное совещание руководителей подразделений.
- Во имя Мерлина, что там на этот раз?

ххх

Рита Скитер была на седьмом небе. Ей только что выдали разрешение растерзать репутацию Оливера Твиста в клочья. Любая грязь, которую она отыщет, будет опубликована по приказу Министерства как «имеющая отношение к национальной безопасности». «Ради Всеобщего Блага» Твиста надо превратить в козла отпущения.
В соответствии с полученными указаниями, ей даже было разрешено сопровождать авроров на допросы редакторов «Придиры» и «Пророка».
Твист утверждал в своих статьях, что он студент Хогвартса. В замке наверняка кто-нибудь что-нибудь да знает... Ей надо подождать, пока авроры подумают об этом, или лучше использовать свою анимагическую форму и поболтаться там пораньше? Просто удивительно, как много можно услышать, если ты слишком мал, чтобы тебя заметили.

ххх

Гарри рассматривал записку, которую прислал Ксено Лавгуд: «Если ты хочешь увидеть рай, просто посмотри вокруг себя».
Гарри улыбнулся. Он был уверен, что слышал эту фразу раньше, но не мог вспомнить, когда. Пока он был в безопасности. Выносить «дополнительные занятия по зельям» стало проще: спасибо целителю Этуотерсу, который помог разобраться, как работает окклюмменция и легиллименция. Да, его сознание по-прежнему насиловали дважды в неделю, но по крайней мере Снейп не мог найти то, чего не хотел показывать Гарри.
- А, вот ты где! – раздался нежный голосок из маленькой ниши в коридоре. – Нарглы снова тебя спрятали?
Пораженный Гарри остановился.
Перед ним появилась хрупкая девушка с длинными светлыми волосами в форме с эмблемой Рейвенкло.
- Привет, Гарри Поттер. Ты тоже что-то потерял?
- Да вроде нет… - Гарри был слегка растерян.
- Если ты хочешь увидеть рай, просто посмотри вокруг, - сказала она и отвернулась. – Не беспокойся, Гарри, папа тебя защитит. Это он умеет, - она пошла дальше.
- Уф! Что ты сказала? Ты кто?
- Я Луна Лавгуд, - донесся ее голос, а сама она скрылась за поворотом лестницы.


Глава 21. Не злись. Лучше сравняй счет


Ксенофилиус Лавгуд пил чай в редакции «Ежедневного Пророка» в компании Эмили Андерсон, Лорда Чарльза и двух адвокатов. Они размышляли над приказом, полученным из Визенгамота: «Немедленно сообщите все, что знаете об Оливере Твисте, или будете приговорены к одному году заключения в Азкабане за содействие изменнику».
- И что? – Эмили нервничала. Ведь это она передала письмо Твиста Лавгуду, с чего и начались все последовавшие события.
Один из адвокатов – маг средних лет, одетый в странный набор маггловских и волшебных предметов одежды – прокашлялся и произнес хрипловатым голосом:
- У Визенгамота просто нет оснований возбуждать дело. По сути, они нарушают некоторые из своих собственных законов, не говоря уже о Договоре с Короной.
- Вот как? А это само по себе разве не измена? – спросила Эмили. – Хотя мне кажется, что их действия больше похожи на подстрекательство к мятежу.
- Да, так оно и есть, - отозвался Лорд Питер. - В своем невежестве Министерство Магии посягает на права Короны. Они не имеют права предъявлять обвинение в государственной измене.
Лорд Питер еще раз посмотрел на папку в своих руках.
- Мой уважаемый коллега мистер Гораций Румпол и я с большим удовольствием читали статьи мистера Твиста. Давно пришло время задать некоторые вопросы. И то, что задавать их начал подросток, просто превосходно.
- Однако в этих статьях нет ничего, что можно было бы расценить как измену или подстрекательство к мятежу, - хриплый голос адвоката Румпола звучал вполне ехидно. – Юноша не написал никакой неправды и ничего подстрекательского. В действительности все, что он пишет, либо хорошо известно, но мало учитывается, либо получено из самого Министерства. Если бы я не был профессионально осторожным, я бы сказал, что ему помогает кто-то изнутри – может быть, Невыразимцы.
Лорд Чарльз поперхнулся чаем:
- Гораций, о чем ты? Разве это можно доказать?
Гораций на секунду задумался.
- Диапазон информации - слишком широкий и всеобъемлющий для школьника. Даже если у него есть помощник в Архиве, ему пришлось бы провести за поисками данных столько времени, что надо было бы забросить все школьные дела. Все-таки я думаю, что ему помогает Отдел Тайн. Только у них есть неограниченный доступ к любым данным – секретным или нет. Но давайте мы не будем распространяться об этих моих выводах, - адвокат пристально посмотрел на редакторов и журналистку.
- Так что мы теперь будем делать? – сердито спросил Лорд Чарльз. – Министерство приказало нам передать его представителям все документы, связанные с Оливером Твистом. Я, разумеется, не хочу в Азкабан, но выдавать коллегу-журналиста не стану.
- Та малость, которая нам известна, вряд ли удовлетворит Министерство, а почти все документы – у гоблинов. Ох, как бы я порадовался, если бы Министерство сделало попытку заставить гоблинов их отдать, - скорчил гримасу Лавгуд.
- Здесь следует вмешаться мне, - сказал Лорд Питер. – Я – поверенный семьи Поттеров. Как вы знаете, у них – большинство акций в обеих газетах, и так как я представляю их интересы, я должен защищать их собственность. Вот мое предложение: если Министерство так уж хочет найти Твиста, вам надо напечатать специальные выпуски с подробным изложением того, что вы намерены предпринять в ответ на их незаконные требования.
- Совершенно верно. Потребуйте, чтобы ваша жалоба была рассмотрена в суде, - ехидно продолжил Румпол. – У Визенгамота не будет возможности рассмотреть жалобу – здесь налицо конфликт интересов. После этого остаются только Международный Суд Магов или маггловский суд.

ххх

Гермиона шлепнулась на стул рядом с Гарри, сжимая в руке измятое письмо.
- Гарри? Мы можем поговорить?
- О чем? – устало спросил он.
- Я получила ответ от родителей. После статьи Твиста я им написала, что мои шансы сделать карьеру практически равны нулю.
- И что? Что-то не так?
- Они думают, не забрать ли меня из Хогвартса после СОВ. Они говорят, что не желают платить за образование, не соответствующее стандартам. Они предложили нанять мне репетиторов, чтобы догнать программу маггловской школы. Мне надо решить, чего я на самом деле хочу.
Гарри вздохнул и притянул подругу к себе. Она прижалась к его плечу и начала всхлипывать.
- Не беспокойся, Гермиона. Все наладится.
- Ты был прав, Гарри, - прошептала она ему в рубашку. – Мне не надо было слушать Директора Дамблдора. Мне так жаль… Ты меня когда-нибудь простишь?

ххх

Этим вечером вышли специальные выпуски «Придиры» и «Пророка». Обе газеты печатали статьи Оливера Твиста – и обе теперь попали под удар.


Специальный выпуск

Министерство и Визенгамот нарушают базовые принципы законов Британии.
Могут ли их действия угрожать волшебному миру?

После того, как приказ арестовать Оливета Твиста за государственную измену был отдан и Визенгамотом, и Министерством Магии, «Ежедневный Пророк» и «Придира» подверглись ожесточенной критике со стороны органов управления и правопорядка. Однако эти уважаемые органы сами не способны выполнять законы, хранить которые они клялись своей магией.
Если Министерство и Визенгамот желают предпринять юридические действия, они должны подать об этом заявление в суд. Таким судом не может быть Визенгамот ввиду конфликта интересов.
В этом случае остаются только Международный Суд Магов или суд в маггловском мире.
Мы, сотрудники «Ежедневного Пророка» и «Придиры», отказываемся предоставлять какую бы то ни было информацию о мистере Оливере Твисте. Газета имеет право защищать свои источники и своих журналистов от любого предследования, если опубликованные статьи подкреплены фактами. По состоянию на сегодняшний день все, о чем писал мистер Твист, подтверждено. Он заверил нас, что в его распоряжении имеются подлинные документы и статистические данные.
Мы поддерживаем мистера Твиста и апплодируем его принципиальности.

Лорд Чарльз Уизерспун,
Главный редактор, «Ежедневный Пророк»
Ксенофилиус Лавгуд,
Главный редактор, «Придира»

ххх

Гарри сидел в факультетской гостиной. Всю неделю ему не удавалось избавиться от друзей, которые липли к нему, как пиявки. Было ощущение, что им дали задание следить за ним и совать нос в его дела. Особенно назойливой со времени получения письма от родителей была Гермиона. Гарри хотелось рвать на себе волосы.
Он смотрел на пламя в камине и думал об ордере на арест Оливера Твиста. Приходилось признать, что при мысли об аресте он нервничал. Это заставляло вспомнить о прошлом лете – заколоченной двери и еде, просовываемой через кошачью дверцу. Гарри вздрогнул.
Профессор Флитвик заверил его, что никому ничего не скажет про Оливера. К тому же у гоблинов, сообщил он Гарри, показывая в улыбке острые зубы, иммунитет к легиллименции и Веритасеруму.
Гарри посмотрел на Карту Мародеров и увидел, что по замку шныряет Рита Скитер. Она была здесь уже неделю и явно пыталась разузнать что-нибудь об Твисте.
«Желаю удачи, она тебе понадобится», - подумал Гарри. Она приставала в студентам и преподавателям всю неделю. Гарри был уверен, что она проводит в обличье жука не меньше времени, чем в человеческом - в надежде собрать побольше сплетен.
Мельница слухов работала вовсю, и многие уже были испуганы. Гарри из предосторожности поставил на свою кровать, пространство вокруг нее и на шторы чары, отпугивающие насекомых. Он хмыкнул. Иногда ему хотелось иметь в школе парочку маггловских предметов. Например, ловушку для насекомых. И мухойбоку.
Добби был предупрежден о ее анимагической форме. И Гарри пообещал ему несколько пар теплых разноцветных носков, если эльф поймает этого жука. Добби, одетый в шорты цвета хаки и шляпу-«сафари», целыми днями невидимым бродил по залам и коридорам с большой стеклянной банкой в одной руке и крышкой – в другой. Гарри готов был поклясться, что однажды слышал, как эльф пришептывает: «Жучочек, жучочек, иди сюда…»
Гарри размышлял, а не начнут ли они направо и налево раздавать Веритасерум и требовать принесения клятв верности. Интересно, сколько он продержится, если все-таки начнут?
Как хорошо бы было забраться подальше от призывов Гермионы заниматься не переставая и предложений Рона сыграть в шахматы…

ххх

Корнелиус Фадж появился на Даунинг Стрит 10 для своей ежеквартальной встречи с Премьер-министром. Он был уверен, что это будет обычный короткий визит. Если не считать этого дела со щенком Твистом, ему особо нечего было рассказать, а чем меньше он рассказывает, тем лучше всем.
Управление магическим миром шло гладко, никаких признаков возрождения Того-Кого-Нельзя-Называть не было, что бы там ни говорили Дамблдор и Поттер. Так что это будет приятный разговор: немного чая и несколько общих фраз. Все как оычно.
- О, входите, Корнелиус, - произнес Премьер-министр с холодной хищной улыбкой. – Присаживайтесь, пожалуйста, и назовите мне хотя бы одну причину, по которой я НЕ должен распустить Визенгамот и предъявить обвинения вам и Альбусу Дамблдору? Ведь вы являетесь руководителями правительства, которое лишило больше половины своих граждан тех прав, которые даны им законами Британии…
Да, непохоже на чай с плюшками… Фадж застонал.

ххх

Гарри наконец удалось остаться в одиночестве. Он сидел на кровати, а Добби стоял на страже. Было еще рано: ему пришлось пожаловаться на головную боль, чтобы уйти в спальню. Конечно, Гермиона попыталась немедленно отвести его к мадам Помфри, а Рон – позвать профессора МакГоннагал. Но тут внезапно вмешался Симус:
- Мне кажется, с ним все в порядке. Может быть, он просто хочет побыть один? Вы двое всю неделю на нем виснете. Может, ему хочется по*****ть, или вы и в этом ему помогаете? – издевательским тоном произнес он, подняв брови.
Гермиона что-то промычала и покраснела. Рона, казалось, сейчас стошнит, а все остальные расхохотались. Гарри тоже вспыхнул, но ничего не сказал. Уж если кто и может придумать что-нибудь пошлое, как это Симус. Слава ему!
- Да, Симус, ты говорил, что я могу взять у тебя последний выпуск «ПлейВедьмы»? – ответил Гарри, решив подстраховаться, что его никто не побеспокоит. Он ухмыльнулся, когда Гермиона и Рон вылетели из библиотеки.
Но он занялся совсем не тем, что предлагал Симус, а журнал был засунут под подушку. Он был слишком занят, читая то, что прислали ему Лорд Питер и оба редактора.
По крайней мере не надо было беспокоиться о Рите. Сегодня она ошивалась в спальнях Рейвенкло в надежде найти ключ к личности Оливера. Список ставок дал ей множество идей, но никто из студентов не желал говорить на эту тему.
Гарри успокоили заверения обоих редакторов, что они ничего не расскажут аврорам. Он не был уверен насчет Дамблдора. Старый интриган вел себя подозрительно тихо.
Одно из писем, принесенных Добби, было очень странным. Оно было от Рагнока, и в него был вложен небольшой флакон с пробкой. Он выглядел пустым, и Гарри недоумевал, пока не прочитал письмо.

Дорогой Лорд Поттер,
Пожалуйста, поместите в этот флакон свои воспоминания о ритуале возрождения Темного Волшебника. Это может быть очень важным для наших целей.
Рагнок

Гарри решил, что подумает о странной просьбе позже, а пока взял перо и пергамент и начал писать очередную статью.


Волнения, бунт и измена?

Когда я наблюдаю за тем, какие волнения вызывают мои статьи, я размышляю, почему меня обвиняют в измене. Задавать вопросы взрослым и предавать огласке проверенные факты – это измена? Разве в обязанности взрослых не входит давать детям знания о мире и правдиво отвечать на их вопросы? Даже такие вопросы, которые могут не понравиться власть имущим? Как тогда детям учиться?
Я сидел в Большом зале и смотрел, как наши высокообразованные и предположительно мудрые профессора бегают по кругу, как будто начался всемирный пожар и они не знают, что с этим делать. Почему они ищут меня, вместо того чтобы защищать мое право задавать вопросы – даже трудные и неприятные? Они же учителя, в конце концов.
Все говорят, что Хогвартс – самое защищенное место во всем магическом мире. Я не верю этому. Атака дюжины дементоров на поле для квиддича – это защищенность? Оказаться окаменевшим в коридоре – это безопасность? Услышать от Директора «держитесь подальше от этого коридора, если не хотите умереть медленной и мучительной смертью» - это нормально? Тролль, гуляющий по школе – это спокойствие? Я считаю, что ответ на все эти вопросы – решительное «нет!».
У меня есть ощущение, что многие учителя, включая Директора, слишком озабочены собственным имиджем и репутацией школы, чтобы заботиться о нашей безопасности. Они готовы пойти на все, лишь бы сохранить существующее положение вещей. Лучше бы они учили студентов, как прожить долгую, плодотворную жизнь. И не остаться невеждами.
Мою последнюю мысль мне хотелось бы прокричать так громко, чтобы она навсегда отпечаталась в головах руководителей этой школы.
Прекратите делать различия между школьниками из-за факультетов и происхождения! Сортировочная шляпа права, и если неодушевленный магический артефакт видит проблему, ее должны увидеть и те, кто считает себя умным и образованным.
Сейчас время сплотиться – прежде чем тот мир, который мы знаем, прекратит свое сущестовавание из-за нелепых предрассудков. Легче починить что-то, что еще не окончательно превратилось в руины, чем создавать все заново. Это особенно справедливо в отношении волшебного мира: если о нас узнают магглы, пути назад не будет. Три вещи нельзя вернуть: выпущенную стрелу, произнесенное заклинение и раскрытый секрет.
И последнее: я разочарован, но не удивлен тем, что Министерство Магии требует меня арестовать. Мудрый маггл однажды сказал: «Если человек долгое время не ошибается, он начинает думать, что прав всегда». Это был уроженец Британии Томас Пейн – один из отцов-основателей Соединенных Шаттов. Сомневаюсь, что многие чистокровные знают о нем. Биннс не знает.
Я буду писать,сколько смогу. Благодарю тех, кто меня поддерживает. Я – всего лишь голос, взывающий из темноты в надежде найти свечу, которая осветит мой путь.

Оливер Твист

P.S. От переводчика: объяснение AU-шных отношений между маггловскими и магическими властями будет дано авторами в последующих главах.
P.P.S. От переводчика: Люди! Будьте взаимно вежливы! Я еще раз очень прошу тех, кто уже прочел фик по-английски, не постить спойлеры в отзывах!
УПС!!! Оказалось, не все знают, что такое "спойлер". Спойлер - это рассказ о том, что будет дальше. Ну, люди уже дочитали по-английски и не могут не поделиться...






@темы: Фанфики, Любимые произведения, Джен, Гарри Поттер