Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:02 

Аноним. Глава 13-17.

автор : Altera_pars
Гарри Поттеру надоело, что "Ежедневный Пророк" пишет о нем гадости. Гарри Поттеру надоело, что Волшебный мир отказывается смотреть правде в глаза. Но ведь недаром Шляпа пыталась отправить его на Слизерин... Настала пора действовать. 5-ый курс (и лето перед ним). Умный, сильный, рациональный Гарри. Дамбигад. Оригинальное развитие сюжета. Никакой романтики. Несколько новых персонажей, но без Мэри/Марти Сью
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Гарри Поттер, Альбус Дамблдор, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Новый персонаж
Общий/ / || джен || PG
Размер: макси || Глав: 31
Предупреждения: AU
Данные о переводе
Автор фанфика: GenkaiFan
Контакты автора: не указано
Язык оригинала: Английский
Название фанфика на языке оригинала: Poison Pen
Ссылка на фанфик: www.fanfiction.net/s/5554780/1/Poison_Pen
Разрешение на перевод: получено
Разрешение на размещение: не получено, но автора предупредила. Думаю, злиться будет не слишком. )
Ссылка на другой ресурс:
www.hogwartsnet.ru/mfanf/printfic.php?l=0&fid=4...

Глава 13. Часть проблемы


Гарри в очередной раз изучал книгу по Окклюменции, которую прислал ему Лорд Питер вместе с письмом. Наверное, он все делал правильно, если профессор Снейп во время их так называемых «уроков» не смог выудить из его сознания ничего об Оливере Твисте.
Юноша улыбался. Он был согласен со свои поверенным: Дамблдору почему-то было нужно, чтобы Гарри Окклюменции не научился. Иначе почему он – сам превосходный окклюмент – позволил Снейпу использовать такие жестокие и неэффективные методы? Не говоря уже о том, что Гарри учил человек, который его ненавидел – а ведь хорошо известно, что для обучения нужен высокий уровень доверия между учителем и учеником.

ххх

Гарри было трудно решить, о чем писать в следующей статье. Он уже нанес несколько быстрых и точных ударов, и был вполне доволен результатами. По словам Добби, на директорском столе возвышалась огромная куча писем.
После выхода его последней колонки Большой зал просто атаковали совы с письмами и вопиллерами Снейпу и Трелони. Студенты и преподаватели в итоге просто сбежали из зала, который превратился в ад из-за полчищ сов и взрывающихся вопиллеров. Дамблдор был вынужден отменить все уроки, пока домовые эльфы пытались хоть как-нибудь справиться с бедламом. Многие преподаватели укрылись в своих кабинетах.
На следующий день Гарри узнал от Добби, что Охранные чары замка всегда перенаправляли всю почту Директора в его кабинет, чтобы не отвлекать его от еды. Вопиллеры заставили и его, и Фоукса, и портреты бывших директоров ретироваться оттуда. Ах, как Гарри жалел, что этого не видел! Даже трудно представить, во что превратился кабинет после стольких взрывов!
Но несколько сов с вопиллерами прилетели в Большой Зал и крутились под потолком в недоумении, пока красные конверты не начали взрываться в воздухе. Бедные совы теряли перья. Самым заметным из них был вопиллер от Молли Уизли, которая легко могла перекричать любого. Судя по всему, все эти письма были адресованы Оливеру Твисту: совы знали, что он в Большом зале, но не могли его найти. Громкая обвинительная речь Молли длилась целых полчаса и закончилась в совершенно пустом помещении.
Гарри смеялся всю дорогу до гриффиндорской гостиной. Спасибо Добби за его эльфийскую магию: она сделала «Оливера» невидимым для почтовых сов. Вообще-то вся его почта должна была доставляться только на почтовый ящик, и как хоть какие-то письма попали в Хогвартс, оставалось непонятным.

ххх

Открыв сегодняшний «Пророк», Гарри прочитал, что с Сириуса были официально сняты все обвинения и отныне он совершенно свободен. За этим должна была последовать материальная компенсация.
Мадам Амбридж была на полпути в Азкабан, а Фадж – на полпути к роли «бывшего министра» после вынесения вотума недоверия. Может, пора немножко расшевелить и Змеемордого? Но как сделать это, не выдавая себя?

ххх

Сириус Блэк рассматривал документы о снятии с него всех обвинений. Он был наконец свободен, а его имя – полностью реабилитировано. Он не знал, что теперь сделать в первую очередь: упасть на колени и возносить хвалы Мерлину, расцеловать Амелию Боунс и предложить (пропускаем три слова, потому что рейтинг здесь PG), или намазаться красной краской и голым пробежать по Министерству. Хмм… Джеймс с удовольствием бы на это посмотрел.
Во всем этом вихре мыслей по поводу новообретенной свободы не было ни одной мысли о Гарри. Он даже не написал ему письмо, чтобы объяснить, почему не вступал с ним в контакт, пока был на задании Ордена. Сириус уговаривал себя, что не писал раньше потому, что не хотел пробуждать в мальчике надежды: а вдруг бы его не оправдали?
Неделю спустя после получения бумаг он проснулся где-то на задворках Хогсмида. Голова раскалывалась, он лежал обнаженным на кровати, в которой также находились две женщины и один мужчина. На полу валялись пустые бутылки огневиски, а комната пропахла алкоголем, (пропускаем два слова, потому что рейтинг здесь PG) и немытыми телами. Вот тут он почему-то и подумал о крестнике. Уффф! Срочно надо найти противопохмельное зелье! Чем он вообще думал до сих пор?
Да, Джеймс и Лили выбрали его крестным отцом Гарри. Наверное, надо отправляться к гоблинам и получить их завещание. Еще надо подать заявление на опекунство Гарри до того… до того… И почему снова надо торопиться? Ах да, Дамблдор… Старый хитрец умудрился засекретить завещание Поттеров и сам стал опекуном Гарри. Ну, значит, надо его рассекретить и дать Директору пинка по морщинистому заду. А что, отличная мысль!
Но сначала надо выпить. И вообще, где брюки?

ххх

Забравшись после отбоя в Выручай-Комнату, Гарри уже знал, о чем писать следующую статью. По правде говоря, в волшебном мире очень легко было найти интересную тему.


Часть проблемы

Я не думал, что кто-нибудь всерьез заинтересуется моими скромными письмами, но посмотрите: у меня уже собственная колонка! Мои акции растут!
Недавно я выяснил, что и преподаватели, и студенты Хогвартса делают ставки на то, кто я на самом деле. Это весьма забавно. Я тут услышал, что могу быть студентом любого факультета, так как во мне соединены все их достоинства. Это ли не прекрасно… Может ли такое совершенство существовать на самом деле?
Вы считаете, что я должен намекнуть, кто я? Простите, нет. Почему я должен делать вашу задачу более легкой? Ведь тайна только подстегивает ваш интерес, не правда ли?
Редакторы «Ежедневного Пророка» и «Придиры» передали мне несколько писем, которые обострили мой интерес к некотором аспектам жизни волшебного мира. Это – и мощная волна вопиллеров, нахлынувшая на Хогвартс – и заставило меня сделать несколько наблюдений.
Во-первых, позвольне мне уверить вас, что они один вопиллер или зачарованное письмо до меня не дойдут. Все послания, адресованные мне, проверяются перед доставкой. Это зафиксировано в моих контрактах.
Во-вторых, все мои контракты находятся у гоблинов, и никто к ним допущен не будет. Это тоже закреплено в них. Так что выяснить, кто я на самом деле, практически невозможно. Конечно, если вы не готовы объявить гоблинам войну. Тем, кто пытался написать мне в Хогвартс, это не удалось. Только жаль сов, которые потеряли кучу перьев.
И в заключение я хотел бы поговорить о вопиллерах в общем и целом – тех, которые присылают студентам в школу.
На мой взгляд, вопиллеры – это ужасная вещь. Никакой полезной цели они не служат. Может быть, они улучшают настроение отправителям, но никак не помогают решить проблему, о которой вопят.
Я помню, как полчаса слушал в Большом Зале вопли Молли Уизли, перемывающей на людях грязное белье своей семьи. Результатом стало лишь то, что все узнали, что у нее громкий и резкий голос, ей нравится стыдить своих детей и портить завтрак всем остальным.
Слушать все это было крайне неприятно, а над Уизли потом все смеялись. Что-нибудь изменилось в ситуации, о которой были все эти вопли? Нет. Близнецы Уизли, которым они были адресованы, покинули Болшой зал на половине тирады. По сути, этот крик очистил зал быстрее, чем запах подгоревшей капусты. И что во всем этом хорошего? Ничего. Студенты и преподаватели были раздражены, а сама миссис Уизли заработала репутацию сварливой карги.
Это заставляет меня задуматься о том, почему коллектив Хогвартса ничего не предпринимает по поводу этих красных конвертов. Ведь преподаватели контролируют Охранные чары школы. Добавить защиту от вопиллеров вряд ли сложно. Может быть, им просто нравится наблюдать за тем, как родители оскорбляют детей перед всей школой?
Несколько дней назад лавина вопиллеров обрушилась уже на преподавателей. Но все, что сделал Директор Дамблдор – отменил в тот день уроки и задал лишнюю работу домовым эльфам, которые убирали Большой Зал, пока учителя прятались по своим кабинетам. Так что, может, вам – тем, кто их отправлял, - и стало легче, но по сути ничего не изменилось.
Если вы действительно хотите, чтобы что-то начало меняться, вопиллер не поможет. Придется оторвать свою ленивую задницу от стула и сделать что-нибудь позитивное. В маггловском мире ученик, у которого есть проблемы, боится, что его родителей вызовут в школу «для консультаций». Мне начинает казаться, что волшебный мир ценит своих детей недостаточно высоко для того, чтобы приложить реальные усилия для устранения разногласий.
Точно так же, если вы недовольны политикой Министерства, это ваша собственная вина. Вы проголосовали за них, вы можете проголосовать против них. Если вам не нравится, о чем пишет газета – не покупайте ее. Вам не нравится, что Темный Лорд сошел с ума и убивает невинных людей? Тогда перестаньте ждать, что и эту проблему кто-то решит за вас.
Неужели вам не стыдно? Вас во много раз больше, чем приспешников этого монстра! У него были бы серьезные неприятности, если бы вы вместе выступили против него. Даже семьи магглорожденных могут внести свой вклад. Просто удивительно, что может сделать крупнокалиберная двустволка, даже против волшебника. Боритесь! Ответственность за вашу безопасность и безопасность ваших семей нельзя вручить одному лишь Министерству. Возьмите на себя ответственность за ваше собственное благополучие.
У магглов есть поговорка: «Если вы не являетесь частью решения, вы являетесь частью проблемы».
Так кто вы? Часть проблемы? Или часть решения?

Оливер Твист


P.S. От переводчика: очень важную гоблинскую леди будем называть «гоблинесса». Первой предложила комментатор Irianna


Глава 14. Кривая навыка


Молли в бешенстве смяла номер «Придиры» в комок и швырнула в мусорное ведро. Как они смеют печатать всю эту ложь! Она никогда не оскорбляла своих детей! Ну погодите! Она пошлет этому придурку-редактору вопиллер, который он никогда не забудет. Он даже не поймет, что в него попало! Забыв про то, что пора готовить еду, Молли отправилась за пером и пергаментом.
- Молли? – позвал Артур, спускаясь по лестнице и входя в кухню. – Как насчет завтрака? И принесли ли «Придиру»?
- Завтрак пока не готов, а эта грязная газетенка там, где ей самое место – в помойке! Как они смеют марать наше доброе имя? Ну ничего, вот я отправлю этому… Ксено… вопиллер! Вот увидишь!
Артур выудил из ведра смятую газету и аккуратно ее разгладил. Он как раз взялся за чашку с чаем, когда увидел колонку Твиста на второй странице. Проглядев ее, он понял, почему так злится жена. Чашка снова опустилась на блюдце.
- Молли! Остановись! - громко сказал он.
- Артур, не надо на меня кричать, - отчитала его Молли, раскладывая на столе пергамент, перо и чернильницу.
- Молли. Не надо посылать вопиллер. Неужели ты не понимаешь, что этим только подтвердишь, что Твист прав, - мягко сказал Артур, притягивая Молли к себе на колени. – Пожалуйста, успокойся. Я навещу Ксено после завтрака и послушаю, что он скажет. Может быть, мне удастся передать этому Твисту записку с требованием больше не использовать нашу семью, чтобы доказать свои тезисы.
- Но Артур…
- Нет, дорогая. Никаких вопиллеров. Я запрещаю, - твердо сказал он, щелкнув жену по носу. – Это только докажет правоту Твиста.
- Ааартур, что, я – жжжестокая мммать? – тихо всхлипнула Молли на его плече.
- Нет, Молли. Просто иногда ты не можешь контролировать свой темперамент, - он обнял жену еще крепче, стараясь ее успокоить.

ххх

Гарри завтракал, когда совы принесли утреннюю почту. Гермиона заплатила сове, взяла свой экземпляр «Придиры» и, отложив тост, развернула газету. Гарри забавляло, что она оформила подписку на издание, которое раньше называла «практически бессмысленным». Когда он спросил об этом, она ответила, что в «Придире» колонка Твиста выходит на день раньше, чем в «Пророке», и это единственная причина ее интереса.
Большинство гриффиндорцев, как и большая часть остальных студентов, получали и «Придиру», и «Пророк» - с тех пор, как там начали печататься статьи Оливера Твиста.
- О, вот это интересно… - брови Гермионы поползли вверх.
- Что там? - спросил Рон, запихивая в рот ложку яичницы-болтуньи.
Гермиона начала читать колонку Твиста вслух. Когда она дошла до эпизода с вопиллером Молли Уизли - «…я помню, как полчаса слушал в Большом Зале вопли Молли Уизли, перемывающей на людях грязное белье своей семьи. Результатом стало лишь то, что все узнали, что у нее громкий и резкий голос, ей нравится публично стыдить своих детей и портить завтрак всем остальным…» - Рон покраснел и поперхнулся яйцами, которые попали на Гарри, сидевшего напротив.
- Эй, аккуратнее! – воскликнул Гарри, подавшись назад. Рон тем временем трясущейся рукой выхватил газету у Гермионы.
- Я убью его к чертовой матери! – прокричал Рон, вскакивая из-за стола. – Этому ублюдку придется прятаться до конца своей жизни!
Гарри старался сдержать смех. «Хорошо все-таки, что я пишу под псевдонимом», - подумал он.
- Пять баллов с Гриффиндора за непристойное поведение за столом, - сказала профессор МакГоннагал. – И еще пять за непристойные выражения.
- Но… но… профессор… В этой газете… - завопил Рон, размахивая страницами перед ее лицом.
Большой зал притих, и все повернудись к Гриффиндорскому столу.
- А знаете, - проговорил Гарри, отряхивая мантию, - Твист высказался по делу. Почему, на самом деле, нет защиты от вопиллеров? И ты, Рон, должен признать, что твоя мама может ругаться очень сильно.
- Да, ты помнишь, на прошлой неделе ее вопилка была громче всех! – сказал Симус. – Я был рад, что она – не моя мама. Она точно не в себе.
Рон уже поворачивался, чтобы проклясть ирландца, но оказался лицом к лицу с профессором Снейпом. Зельевар стоял, скрестив руки на груди.
- Десять баллов за то, что направили палочку на соученика, мистер Уизли. Хотите продолжить и получить еще?
Профессор МакГоннагал фыркнула и уставилась на коллегу:
- Ну право, Северус, у меня все было под контролем.
Снейп ухмыльнулся и вернулся за стол преподавателей.
Когда Уизли сел на свое место, МакГоннагал обратилась к Гарри:
- Мистер Поттер, у Директора есть более важные занятия, чем переделывать Охранные чары для удобства студентов, - Минерва вздохнула и тоже пошла за учительский стол. Многие студенты провожали ее глазами, а многие смотрели вверх, ожидая сов с новыми красными конвертами. Но ничего не произошло.
- Ага, «более важные занятия»… Лезть в мою жизнь, разумеется… - пробурчал Гарри, закатив глаза, за что получил гневный взгляд Гермионы. – И все-таки этот Твист дело пишет, правда?
Дамблдор явно чувствовал себя неловко, а Флитвик спокойно обсуждал статью с Помоной Спраут. Они относились к числу тех преподавателей, которые не пострадали от предыдущей колонки Твиста.
- Я бы называла мистера Твиста весьма самонадеянным, если он считает все это забавным. Я так не думаю, - сказала профессор Синистра, вступая в дискуссию. – Сама мысль о том, что мы поощряем жестокое обращение с детьми…
- Мне кажется, вы не совсем поняли, моя дорогоая, - ответил Флитвик. – Дело не в том, что мы поощряем жестокость, а в том, что позволяем ей продолжаться, - сказал он и вернулся к еде.
Альбус слегка поморщился, переводя взгляд на стол Гриффиндора и растрепанную голову мальчика, который спокойно ел рядом с друзьями. Правильно ли он поступил с Гарри? Он знал, что сестра Лили – не лучшая ролевая модель, но по крайней мере с ней он был в безопасности от Пожирателей Смерти. Он продолжал размышлять, пока остальные спорили.
- Ну, может, и так, но как много студентов помимо Уизли получают вопиллеры? – спросила Помона. – Ну, я не говорю о том ужасе, который был на прошлой неделе… - она содрогнулась.
- Обычно 4-5 в месяц, и в основном от Молли Уизли, - сказал Снейп, глядя поверх чашки с чаем. – Остальные обычно приходят прочим гриффиндорцам. Но я помню, что в прошлом месяце один пришел на Рейвенкло. Что-то про плохую успеваемость по Защите…
- Да, точно, - подтвердил Филиус. – Я поговорил об этом и со студентом, и с его родителями. Такое больше не повторится. Но все же я согласен с мистером Твистом. Почему мы вообще пропускаем вопиллеры? Защитные Чары школы вполне можно перенастроить, и на это потребуется не так уж много времени или магии.
Все посмотрели на директора, который поглаживал свою длинную бороду.
- Альбус? А что ты думаешь? – спросила Минерва.
- Думаю? О чем, дорогая? – Директор ответил только после того, как она пихнула его локтем.
- Об Охранных Чарах, Альбус! Ты перенастроишь их так, чтобы они не пропускали вопиллеры?
- О да. Чары будут подкорректированы в ближайшее время. Наверное, на каникулах, когда в замке не будет студентов.

ххх

Поговорив с Лавгудом, Артур Уизли отправился на работу, по дороге ненадолго зайдя в туалет. В коридорах министерства несколько приятелей спросили, что он думает о статье: было очевидно, что ее обсуждали все. Артур вздохнул. Вопиллеры Молли очевидно не прибавляли достоинства семье Уизли, да и на поведение сорванцов никак не влияли.
Артур точно знал, что Билл и Чарли уже к третьему курсу выработали иммунитет ко всем этим тирадам, а близнецы и вовсе не вопринимали их уже с первого курса. Но Рона они до сих пор пугали. Или, вернее, заставляли стыдиться. Артур вздохнул и потряс головой. И почему он не задумался, насколько это болезненно? И как становится стыдно ребенку, который получает вопиллер на глазах друзей?
Артур вздохнул еще раз. Это будет длинный день.


ххх


- Крокер, еще одно сообщение от Свечи Зажигания.
- И что там? – спросил глава Невыразимцев, поднимая глаза от бумаг.
- Он поговорил с Лунатиком Лавгудом, - сказал агент, опуская рапорт на стол. – Похоже, Твист все пишет правильно. У самого Лавгуда есть специальная комната, куда попадают все вопиллеры и письма с проклятиями. Эта комната так хорошо защищена и изолирована, что ее не возьмет даже мощное Редукто. Он не пропускает к себе вопиллеры уже много лет – всего-то и дел, что несколько заклинаний. Нам тоже хорошо было бы так сделать.
- Я читал эту статью и могу сказать, что поражен, - Крокер откинулся в кресле. – Из мистера Твиста получился бы отличный оперативник.
- Хмм… Он вроде школьник пока еще…
- Он осмотрителен. Знает, как разворошить осиное гнездо и не быть укушенным. Все настолько зациклились на той части статьи, которая про вопиллеры, что пропустили в ней самое главное.
- И что это?
- «Если вы не являетесь частью решения, вы являетесь частью проблемы».

ххх

В «Дырявом Котле» дела шли как обычно. Том разливал заказанные напитки, когда появился Ксено Лавгуд с последним выпуском «Придиры». С тех пор, как несколько недель назад Ксено начал печатать статьи Твиста, продажи газеты в «Котле» выросли втрое. Том достал жестяную коробку с долей выручки, которая причиталась редактору.
- Привет, Ксено. Про что на этот раз пишет Твист?
- Благодарю тебя, о благодетель, - Ксенофилиус взял жестянку с деньгами. – Я добавил еще несколько экземпляров. Мистер Твист отлично выступил на этой неделе.
Том взял газету, открыл и присвистнул:
- Вот это да! Сохрани нас Мерлин! Ему за это еще не влетело?
Ксено рассмеялся.
- Ну и что там сегодня? – спросил один из завсегдатаев.
К стойке подошла старая потрепанная ведьма, взяла газету и начала читать вслух. Все в пабе замолчали.
- Всегда считал, что эти вопиллеры – пустая трата магии. Ну да, когда ты его посылаешь, ты чувствуешь себя лучше. Но вот получать – это совсем другое дело, - сказал пожилой волшебник в дальнем углу.
- Я сам однажды получил вопиллер от Молли. Какое счастье, что я женат не на ней. Когда она вопит на полную мощь, баньши могут удушиться от зависти, - еще один посетитель просалютовал кружкой в знак согласия. Многие ответили.
Том размышлял над статьей. Он потер подбородок и кивнул, как будто принял решение.
- Что ты думаешь, Том? – спросила ведьма, которая читала вслух.
- Этот Твист знает, о чем говорит. Но не хотел бы я оказаться на его месте, когда выяснится, кто он. Будет очень много желающих надрать ему задницу. Спаси нас Мерлин, но он прав. Стыдно даже, что пацан должен указывать нам на очевидные вещи.
- На что это?
- «Если вы не являетесь частью решения, вы являетесь частью проблемы».

ххх

Безумный смех отдавался от грязных стен темной комнаты. Том Риддл, он же Лорд Волдеморт, смеялся над унижением семьи чистокровок-предателей. Так им и надо! Предатели крови, все они. Он продолжал смеяться, пока не дошел до того места в статье, где волшебникам предлагали объединиться для борьбы с ним… Да как смеет этот наглый щенок! Северус выяснит, кто это, и тогда…
Его крики и проклятия разносились по всему дому, пока он не изорвал газету в клочья. Нагини и Петтигрю искали, где бы спрятаться - в надежде, что он успокоится прежде, чем вызовет кого-нибудь из них.


Глава 15. Из первых уст?


Гарри устало вздохнул и сел. За столом в библиотеке Гермиона оказалась напротив его, Рон справа, а Джинни – слева. По решительному выражению на лице Гермионы Гарри понял, что попал в переделку. «Сейчас начнут допрашивать», - подумал он.
- Гарри, - начала Джинни, - куда ты от нас прячешься?
Гарри холодно посмотрел на девушку.
- Да, друг, - Рон поднял голову от эссе по Чарам, - нам надо это знать: вдруг что-нибудь случится?
Гарри закрыл глаза от отвращения.
- Это вас никак не касается. Но если так уж надо – то туда, где я могу подумать, - ответил он ледяным голосом. – Я устал от взглядов и шепотков, и просто чертовски устал от вопросов о том, что я думаю о статьях Твиста! – Он уныло опустил плечи. – У меня может быть хоть немного личного времени?
- Но мы твои друзья, Гарри. Ты можешь рассказывать нам все, - произнесла Гермиона.
- Друзья? Рассказывать все? – недоуменно спросил Гарри. – Тогда это должно работать в обе стороны. Скажи, Гермиона, когда вы с Роном последний раз обжимались? И собираетесь ли пойти дальше? – он злобно смотрел на девушку.
Гермиона поперхнулась и покраснела. Мадам Пинс шикнула на них из-за своего стола, а Джинни дала Гарри подзатыльник.
- Да, мы друзья, Гарри. И следи за тем, что говоришь!
- Да какого черта! – воскликнул Гарри, потирая голову. – За что?
- Чтобы напомнить, что мы все еще здесь и готовы помочь, - усмехнулась Джинни. – И ты действительно можешь расказывать нам все.
- Ну да, конечно. Все. Как будто вы мне все рассказываете, - фыркнул Гарри и вернулся к домашней работе, игнорируя остальных.
- Ну и? – спросила Гермиона, стараясь дышать ровно.
Гарри поднял голову.
- Когда вы наконец решите ответить на все мои вопросы, я подумаю над тем, чтобы ответить на ваши. А до тех пор мои действия вас не касаются. Ты не моя мать. Вы не мои родственники. Я не обязан ничего вам говорить, если не хочу, а я не хочу. Друзья уважают право на личную жизнь, каковой у меня из-за этого чертова шрама, как известно, нет.
Троица замолчала в шоке.
- Привет, Гарри!
- Привет, приятель!
Внимание Гарри немедленно переключилось на рыжеволосых близнецов, которые приближались к ним.
- Да, Гред и Фордж?
- Помоги нам, друг…
- Как ты думаешь, кто этот Оливер Твист?
Гарри вздохнул со стоном, но на самом деле был рад перемене темы.
- Ну, я лично думаю, что это два человека. Один занимается исследованиями, а другой пишет. Одному здесь не справиться… - про себя Гарри хихикал. И в самом деле, теперь ему помогает Флитвик, так что их действительно двое. Ну, в некотором роде. Профессор оказался кладезью информации и возможностей для исследований.
- Но почему он не хочет себя раскрыть? – спросила Джинни в надежде смягчить напряжение.
- Ну, его выгнать могут, - сказал Фред.
- Ты прав, - согласился Джордж. – Снейп уже вышел на тропу войны. Он хочет, чтобы статьи прекратились немедленно. Он не хочет, чтобы его главным развлечением слишком уж интересовались.
- Есть еще и наш бесстрашный директор…
- Ну, кем бы ни оказался этот Твист, исключить его на самом деле надо! – фыркнула Гермиона. - Он испортил репутацию школы!
- Ой, Гред, смотри: маленькая всезнайка обиделась!
- Ты прав, брат. Ей не нравится, когда в ее маленьком мирке происходят потрясения.
- Вы, двое! Оставьте ее в покое! – крикнул Рон.
Мадам Пинс снова шикнула и встала.
- Если вы не можете вести себя тихо, вам придется покинуть библиотеку!
Гарри покачал головой, глядя на «друзей». Они просто не понимают. Как у такой умной ведьмы может быть так мало здравого смысла? Она сама не видела всего того, о чем пишет Твист? С тяжелым сердцем он закрыл книгу и поднялся.
- Гарри! – позвала Джинни.
- Эй, куда это ты? – спросил Рон и собрался идти вместе с ним.

ххх

Снейп отпустил его только после отбоя, когда закончился урок того, что Дамблдор нежно называл «дополнительными занятиями по зельям». У Гарри раскалывалась голова, и он спешил добраться до спальни прежде, чем потеряет сознание. Соседи по комнате сочувственно покивали, увидев его пепельное лицо и трясущиеся ноги. Гарри упал на кровать и задернул полог. Движение палочки – и на пологе заклинание неоткрываемости и неслышимости.
Сразу же после этого появился Добби с зельем от головной боли. Гарри вздохнул и молча проглотил его. Возбужденный эльф щелкнул пальцами, и место Гарри заняла его копия – в такой же пижаме и т.п. Дополнительные чары иллюзии, и любой поверил бы, что перед ним спящий Поттер.
- Спасибо, Добби, ты – лучший. Сообщишь, если кто-нибудь попытается меня разбудить.
Эксцентричный эльф кивнул, его щеки порозовели от удовольствия: его похвалил Хозяин!
Гарри активировал изготовленный гоблинами порт-ключ, который висел у него на шее, и сжался в ожидании тошнотворных ощущений от перемещения.
Когда он открыл глаза, то уже сидел на полу в специальной комнате, которую ему выделили в «Гринготтсе». Обычно такая услуга стоила немалых денег, но Гарри чем-то понравился Рагноку, и ему пришлось заплатить только за факт создания комнаты. Изрядная экономия.
Его ждали Лорд Питер и человек средних лет в форме целителя из Святого Мунго.
Гарри еще предстояло освоить многие аспекты перемещений порт-ключами: пока он обычно заканчивал путешествие в виде кучи на полу, но Гарри над этим работал. Однако использовать порт-ключ, когда голова раскалывается после очередного неудачного урока окклюменции, было явно не лучшим решением.
- Лорд Гарри, - Лорд Питер протянул юноше руку и помог подняться. Гарри встал и тут же расстался с остатками ужина.
- Урок окклюменции? – спросил Лорд Питер, подводя своего подопечного к ближайшему стулу.
- Да, сэр, - признал дрожащий мальчик.
Целитель зашипел и подошел ближе.
- Дайте я взгляну. Если это действительно из-за урока, Северус Снейп и Альбус Дамблдор должны быть наказаны. Ни у одного из них нет лицензии на преподавание ментальной магии.
- Гарри, познакомься с целителем Этуотерсом. Мне его очень рекомендовали, и он принес клятву неразглашения сверх обычных целительских обетов. Он не расскажет ничего, пока ты ему не разрешишь, - объяснил Лорд Питер. - Ему рассказали о твоей ситуации. Сегодня мы планируем полностью тебя обследовать.
Лорд Питер сел на соседний стул. На столе было множество пергаментов, перьев и флаконов.
- Вам нужно болеутоляющее, молодой человек? Да что я спрашиваю, конечно, нужно, - целитель вытащил флакон из своей сумки.
- Я уже выпил дозу, прежде чем отправиться сюда, - возразил Гарри, потирая шрам. – Я рад, что Лорд Питер смог так быстро организовать эту встречу. Кто-нибудь должен поверить мне, когда я говорю, что эти уроки не работают. Дамблдор не верит. Он лишь повторяет: «Гарри, мой мальчик, ты должен научиться», - Гарри застонал снова. Голова болела, а шрам жгло. Прикосновение прохладной руки целителя принесло некоторое облегчение, и Гарри прижался к ней в знак благодарности.
- Все, что говорит Снейп – это «Сконцентрируйтесь! Старайтесь! Очистите сознание! Вы – бесполезный бездельник, Поттер, вы даже не стараетесь». А потом он наводит палочку на мою голову и кричит «Легиллименс!» Вот и все уроки. Иногда мне после них настолько плохо, что я едва успеваю дойти до туалета прежде чем меня вырвет.
- Вам никто не дал книг и не провел хотя бы основного инструктажа? – целитель Этуотерс был возмущен. Он водил вдоль тела Гарри палочкой и фиксировал получаемую информацию на пергаменте. Чем больше рассказывал Гарри, тем более шокированным выглядел целитель.
- Нет, сэр. В Хогвартсе – нет. Но я попросил Лорда Питера немного помочь.
- Прежде чем мы продолжим, я хотел бы провести углубленную диагностику.
- Разве вы не это делаете сейчас?
- Нет, я просто проверяю жизненные показатели и смотрю, нет ли температуры.
Гарри взглянул на Лорда Питера.
- Он дал клятву. А результаты нужны нам для досье, - объяснил адвокат.
- Да, пожалуйста, сэр, - кивнул Гарри и тут же поморщился.
Целитель нарисовал палочкой сложный узор вокруг тела юноши. Закончив, он удивленно вздохнул.
- Я не могу поверить, что Поппи ничего этого не заметила! Она – один из лучших педиатров. Не могла же она быть настолько слепа…
- Может быть, она и не была? – прокомментировал Лорд Питер.

ххх

В течение следующего часа Гарри, Лорд Питер и целитель Этуотерс изучили историю всех болезней Гарри. Целитель аккуратно записывал все: шрамы, недостаточное питание, тот факт, что Гарри никогда не делали прививок ни в одном из миров, отравление ядом василиска и даже слабые следы Круциатуса.
- Во имя благословенных Мерлина, Морганы и Сехмет, как вы вообще еще живы, Лорд Поттер? – целитель был в щоке. – По всем правилам вы уже должны были погибнуть или овощем лежать в Святого Мунго! И кто-нибудь изучал этот ваш шрам с тех пор, как вы его получили?
- Нет, сэр, насколько мне известно, - Гарри сквозь челку смотрел на целителя. – Сэр? И что теперь?
- Теперь я дам вам несколько нормальных уроков окклюменции. Позже я изучу все, что мы тут записали, и выдам вам рекомендации по укреплению здоровья. Я так понимаю, вас мучают ночные кошмары?
- Да, сэр, и еще странные сны, - Гарри не был уверен, стоит ли рассказывать, как болит шрам, когда Волдеморт близко. Ну ладно, раз уж начал… - Я всегда знаю, близко ли Волдеморт, потому что мой шрам болит и голова как будто готова взорваться. Когда он совсем рядом, шрам вскрывается и кровоточит.
Брови Этуотерса взлетели.
- Ну ладно, давайте начинать.
Так у Гарри появился еще один секретный урок. К счастью, Добби прекрасно помогал не сбиваться с графика.
Лорд Питер собирал информацию о действиях так называемого «Лидера Светлой Стороны» в преддверии слушаний об эмансипации Гарри. Но того, что мог рассказать сам Гарри, было недостаточно – нужны были дополнительные свидетельства. Поэтому так важны были статьи Оливера Твиста. Перемешивая сплетни, которые так любит волшебный мир, с истинными фактами и серьезными проблемами, Оливер посылал сигнал: нужны перемены.

ххх

Несмотря на безумное количество дел, Гарри все же удалось написать еженедельную статью. Друзья все настойчивее пытались ходить за ним. Гарри не знал, действительно ли они беспокоились о нем или просто выполняли приказ Дамблдора. В любом случае, это раздражало.
За все те годы, которые он провел, прячась в библиотеках от Дадли и его банды, он хорошо понял, что библиотека – это самое плохое место, чтобы делиться секретами. Ты никогда не узнаешь, кто стоит за углом или у следующего стеллажа. А шепот всегда привлекает к себе больше внимания, чем обычный разговор.
Он знал, что сейчас все обсуждают вопрос об Охранных чарах. Пока он занимался в библиотеке, об этом говорили все кругом.


Из первых уст?

Как ни странно, но сейчас самая обсуждаемая тема в Хогвартсе – насколько школа безопасна. Не кто выиграет Кубок мира и не как пойдет квиддичный сезон…
Похоже, мои рассуждения о вопиллерах имели последствия. Профессора говорят, что на каникулах Хогвартс будет полностью закрыт ради обновления Защитных чар. Это значит, что все – включая Поттера – должны будут покинуть школу.
Если уж говорить о Поттере и каникулах, следует вспомнить, что только что миновал Хэллоуин. Ночь Хэллоуина, когда все так любят веселиться, - это еще и ночь, которая сделала Поттера одним из самых знаменитых волшебников. И сиротой.
Я решил найти все, что было напечатано о случившемся той ужасной ночью 1981 года, и нашел множество книг и статей. Удивительно, но во «Флориш и Блоттс» даже есть целый отдел книг о Поттере и событиях той ночи.
Существует множество теорий относительно того, что тогда случилось. Но большинство рассказов о событиях 31 октября основаны на теориях и предположениях. Никаких реальных свидетельств не существует. Никакие заклинания не были зафиксированы. Нет доступных записей целителей о причинах смерти Лорда и Леди Поттер. Официальные лица, которые побывали на месте в ту ночь, не дали ни одного интервью. Не давал их и Гарри Поттер, который достиг того возраста, когда может сам говорить за себя. И все это кажется мне весьма интересным.
Многие говорят о том, что мать Поттера провела какой-то старинный магический ритуал, прежде чем Темный Лорд убил ее и направил свою волшебную палочку на младенца. А мне хочется спросить: почему все говорят о сыне, а не о матери? Я уверен, что в той войне многие матери умерли ради своих детей. И многим ли удалось спасти их своей смертью?
Почему Лили Поттер не почитают как героиню? Да, Поттера называют Мальчиком-Который-Выжил, но почему Лили не получила награды за свою роль в этой трагической истории?
Посмотрим правде в лицо: о том, что произошло, на самом деле знают только Поттер, которому тогда было 15 месяцев, и сам Темный Лорд. Никто никогда не спрашивал Поттера, помнит ли он, что случилось.
Хорошо, тот Хэллоуин давно миновал. Но откуда все эти нынешние «эксперты» берут свои факты? И самый важный вопрос: почему они делают деньги на трудной судьбе ребенка? Знает ли Поттер об авторских правах, нарушениях закона о причитающихся ему выплатах? Или просто о том, сколько денег должны ему эти писаки за использование его имени без разрешения?
Я выяснил, что кукла «Гарри Поттер» была очень популярна несколько лет назад. Он дал свое разрешение на выпуск этого продукта? И других похожих? Он получает отчисления от их продажи? Если нет, то почему? Он совершенно точно имеет на это право.

Оливер Твист


Глава 16. Итоги и результаты


Уставший Гарри вернулся порт-ключом в свою прикрытую пологом кровать только глубоко заполночь, и сразу же позвал Добби. Через мгновение «копия» Гарри исчезла, а сам он был облачен в пижаму и готов ко сну.
- Спасибо, Добби. Кто-нибудь подходил к моей кровати ночью?
- Нет, мастер Гарри сэр.
- Ну и отлично. Спокойной ночи, - пробормотал Гарри, забрался под одеяло и уснул прежде, чем его голова коснулась подушки.
- Спите, мастер Гарри Поттер сэр, Добби тоже спать здесь, - эльф свернулся в клубочек в ногах постели и накрыл себя маленьким одеяльцем. – Это отгонять ваши кошмары.

ххх

Через два дня после обследования Гарри, целитель Эдвард Этуотерс просматривал собственные записи и другую информацию о своем последнем пациенте. При помощи поверенного мистера Поттера Лорда Питера Флинчли-Адамса и Мадам Боунс удалось получить копию школьной медицинской карты Гарри от Мадам Помфри – причем так, что Дамблдор об этом не узнал.
Карта была толще, чем это обычно бывает у студентов, но тем не менее казалось, что некоторые эпизоды в ней отсутствуют. Об этом целитель подробно расспросил школьную медиковедьму. Мадам Помфри грустно сказала, что ее руки были связаны. Директор утверждал, что родственники мальчика не дали согласия на полное обследование и ни на что сверх стандартных процедур. Она пыталась сослаться на то, что над мальчиком, возможно, издевались и это достаточная причина для обследования, но Дамблдор не хотел об этом слышать. Он заявил, что родственники мальчика – очень строгие, но над ним не издеваются.
Она прошептала целителю на ухо, что все свои подозрения она зафиксировала в отдельной папке, и передала эту папку Этуотерсу. «Все, что угодно ради бедняжки», - всхлипнула Поппи.
Она также сообщила целителю, что Дамблдор утверждал: любая попытка представителей магического мира вступить с ними в контакт – и родственники Поттера откажутся давать ему приют в своем доме. Это было условием, на котором они согласились взять Гарри к себе. Альбус также сказал, что оставаться с родственниками – прежде всего в интересах Гарри, потому что только там он защищен от Пожирателей Смерти, которые могут начать на него охоту. Только в доме тети его защищают мощные Чары Крови.
Этуотерс знал, что любой достойный целитель почувствовал бы, если бы к нему были применены чары забвения. Так что этого Директор не делал, иначе Мадам Помфри неизбежно уволилась бы и обязательно сообщила об этом Министерству.
Устало вздохнув, он продолжил читать. Досье Гарри казалось страшной сказкой, которой можно пугать детей. Целитель даже взрагивал, листая его.
- Эдвард? – раздался голос Лорда Питера и стук в дверь.
- Питер, входи, - целитель улыбнулся своему кузену. Когда Лорд Флинчли-Адамс пришел к нему с проблемами своего клиента, Этуотерсу совершенно не хотелось брать еще одного пациента – их и так было слишком много, особенно после того, как возросла активность Пожирателей. Но не хотелось только до тех пор , пока он не услышал имя Гарри Поттера.
Все целители мечтали как следует изучить знаменитый шрам Поттера. О нем было написано множество статей, но без реального исследования шрама нельзя было доказать ни одну из теорий о его сущности.
- Как дела с бумагами? – спросил Лорд Питер.
Эдвард встал и разлил по бокалам портвейн.
- Очень тяжелое чтение. Ты был прав, здесь есть все признаки оставления ребенка в опасности, издевательств над ребенком, постоянных оскорблений и пренебрежения его нуждами. Но, хвала Мерлину, никаких признаков сексуального насилия. Если не считать таковым насилия над мозгом.
- То есть Северус Снейп ничему Гарри не учит?
- Нет. Природные щиты Гарри слишком слабы, чтобы закрыть Снейпу доступ в его сознание, и они с каждым днем становятся все слабее. Если это продолжится, Гарри не сможет закрыть свои мысли даже от мухи. Я просто не понимаю, о чем думал Дамблдор, разрешая этому… монстру копаться в мозгах мальчика.
- Ты читал в «Пророке» статьи этого нового колумниста – Оливера Твиста?
- Да, статьи я читал. А вот ты почему-то решил сменить тему.
- Вообще-то нет, - Лорд Питер задумчиво разглядывал бокал. – Вот ты под обетом неразглашения и помогаешь Гарри исправить вред, нанесенный его сознанию. Ты просмотрел какие-нибудь его воспоминания?
- Ты знаешь не хуже меня, что я не могу обсуждать то, что вижу в помяти. Даже если мой пациент – твой клиент.
- А что если я скажу, что Оливер – это Гарри? Он дал мне разрешение поделиться некоторыми из его секретов. Ты должен быть в курсе всего, - Лорд Питер достал документ и протянул целителю.
- Это многое объясняет. Послушай, Питер, я не могу сказать тебе, что вижу в голове у Гарри, но я могу сказать, чего там нет. Я знаю, что над мальчиком издевались, но не могу найти воспоминания об этом. А что если… - Эдвард резко замолчал. – Все, иди, иди, мне надо кое-что изучить…

ххх

В гриффиндрорской гостиной раздавались громкие крики. Гарри сидел в дальнем углу и пытался заниматься, отказываясь вмешиваться в скандал. Оставшиеся две трети «золотого трио» орали друг на друга. Джинни пыталась их успокоить.
- Гарри, ну сделай что-нибудь! – попросила она.
Гарри встал.
- Прости. Я давным-давно научился не встревать между ними. Когда они доходят до такого состояния, то становятся крайне злобными.
Гермиона прекратила вопить и повернулась к Гарри.
- Что ты сказал?
- Я сказал, что после того, как меня в третий раз вышвырнули из библиотеки из-за вашей ссоры, я понял, что вмешиваться в эти ссоры очень глупо. Несколько раз я пытался – но каждый раз вы оба набрасывались на меня за то, что я не принял сторону одного из вас. Прости, я не сумасшедший. В этой битве нельзя победить, и я в ней просто больше не участвую, - Гарри повернулся и вышел из комнаты.
Невилл потряс головой и последовал за Гарри.
Джинни злобно зыркнула на брата и Гермиону и всплеснула руками:
- Он прав, черт побери. Пора уже вам повзрослеть! – рявкнула она и топнула ногой.

ххх

Гарри дошел уже до половины первого лестничного пролета, когда его окликнул Невилл.
- Гарри, подожди!
- Да, Невилл, что тебе?
- Почему тебя все это так мало волнует? Ну, я имею в виду, это же твою жизнь разбирают в статьях…
Гарри пожал плечами.
- Ну, на самом деле не жизнь, а рассказы о ней. Про меня написали уже столько статей, что меня это больше не колышет. Ну, понимаешь, то меня вся пресса просто обожает, а через минуту я оказываюсь Щенком-Который-Старается-Привлечь-К-Себе-Внимание, а потом – следующим Темным Лордом, а потом – Избранным. Я перестал что бы то ни было чувствовать. Просто жду, когда дадут по голове в следующий раз.
- Я понимаю, Гарри, - пробормотал Невилл, пока они шли к библиотеке.
- А вот Рон и Гермиона – нет. С одной стороны, они настаивают, чтобы я им все рассказывал, как будто у них есть на это право. Но потом они просто отворачиваются и игнорируют меня именно тогда, когда я в них нуждаюсь. Они не видели того, что видел я, - Гарри вздохнул и потер шею. – Я просто больше не могу им доверять. Похоже, я взрослею, а они – нет.
- Ох, Гарри, они поймут это достаточно скоро. Кстати, если ты хочешь поговорить с адвокатом, я могу спросить у бабушки…
- Спасибо, Невилл, у меня уже есть адвокат. Его мне рекомендовали в тот день, когда нас допрашивали по поводу Амбридж. Оказалось, прекрасный. Только ты никому не говори, ладно?
- Кончено, Гарри. Даю слово.

ххх

Альбус Дамблдор сидел на еженедельном собрании коллектива школы и размышлял. Но не о сообщении о том, что Плакса Миртл в очередной раз устроила потоп в туалете. И не над рапортом о разгроме, учиненном гиппогрифом в одной из теплиц. Нет, у него были куда более серьезные проблемы. Во-первых, надо было понять, как реагировать на последнюю статью Твиста и как помешать Поттеру вступить в контакт с адвокатом, который мог бы взяться за его дело. Во-вторых, надо было найти документы и записи, которые оправдывают использование средств из сейфа Гриффиндора. Гоблины требовали, чтобы он отчитался о расходовании этих средств, и времени оставалось всего две недели.
- Альбус! Ты вообще слышишь, что я говорю? – вопросила Минерва. – Нам надо что-то делать с этим мистером Твистом. Мы не можем позволить ему превращать школу в посмешище.
- Совершенно согласен, - заявил осунувшийся Снейп.
Альбус знал, что ему нелегко было читать статью о смерти Поттеров. Он до сих пор переживал смерть Лили. Статья разбудила самые горькие воспоминания зельевара.
- Так мистер Твист был прав? Никто не спрашивал мистера Поттера, что произошло той ночью? – спросил Флитвик.
- А откуда мистер Твист знает, что мистера Поттера об этом не спрашивали? – вмешалась Спраут.
Альбус потряс головой, мысленно возвращаясь к собранию. О запросе гоблинов он подумает позже.
- Я сознательно держал журналистов подальше от Поттера. Как вы видите, они описывают только слухи и россказни. Насколько мне известно, мистера Поттера действительно не расспрашивали о событиях той ночи.
- И все-таки, может ли мистер Поттер быть мистером Твистом? – спросила Помона.
- Мне кажется, мы уже это обсуждали, - фыркнул Снейп. – Поттер ненавидит прессу. После прошлого года он просто не доверяет журналистам.
Глаза Альбуса замерцали, и он провел рукой по бороде:
- По собственному опыту могу сказать, что журналисты напишут о том, что им покажется самым интересным – что бы им на самом деле не сказали в интервью.
- Ты думаешь, он все же свяжется с адвокатом, как советовал мистер Твист? – спросил Флитвик, стараясь сменить тему.
- Вся его почта проверятся, - ответил Директор. – До сих пор он не отправлял никаких писем.
- Но это же незаконно! – в гневе воскликнула Минерва.

ххх

- Профессор?
- Да, Гарри?
- Позавчера я получил письмо от Невыразимцев. Они с интересом читают мои статьи и просят меня продолжать. Они даже предложили помощь и некоторые идеи.
- Они знают, кто вы? Они могут связать Оливера Твиста и Гарри Поттера? И не следовало бы получать от них письма, не проверив их предварительно на следящие чары, - сказал Флитвик, взял письмо и просканировал его.
- Мистер Лавгуд не переслал бы его мне, если бы чары были. И Добби мне его ни за что бы не отдал.
- О да. Это очень преданный и совершенно сумасшедший домовой эльф.
- Добби – лучший! – рассмеялся Гарри.
- Так что, вы собираетесь принять их предложение?
- Может быть. Мне надо быть осторожным. Совершенно не хочется сделать что-то такое, что даст ключ к разгадке личности Твиста.
- Я уверен, мистер Поттер, что вы справитесь. Но вы ходили по школе с этим письмом в кармане. Вас не беспокоило, что оно может попасть кому-нибудь в руки?
Гарри отрицательно помотал головой.
- Если вы присмотритесь, то обнаружите на письме толику магии эльфов. Пока я сам не вручу это письмо кому-нибудь – ну, как я вручил вам – человек не сможет его прочитать. Добби и я придумали это несколько месяцев назад.
- Умно, мистер Поттер, очень умно, - улыбнулся Филтвик и вернул письмо. – И что дальше?
Гарри ухмыльнулся.


Глава 17. А нужны ли нам эти экзамены?


Была уже середина ноября – приближались рождественские каникулы. С тех пор как Амбридж заменил аврор из ведомства мадам Боунс, уроки Защиты от Темных искусств стали весьма увлекательными. Гарри и все остальные узнавали много нового.
Гарри наконец приноровился к графику, который он составил вместе с Лордом Питером. Свободного времени больше не было. Обычные уроки, «дополнительные зелья» два раза в неделю, тренировки по квиддичу – во все это едва удалось впихнуть еженедельные встречи с гоблинами и Лордом Питером и занятия с целителем Этуотерсом два раза в неделю. Хвала Мерлину за Добби!
К счастью, занятия с гоблинами по управлению средствами и имуществом длились всего два часа. Сейчас они рассматривали его собственность в маггловском и магическом мирах, пытаясь разобраться в текущих рыночных тенденциях. Лорд Питер присутствовал на этих встречах, чтобы информировать Гарри о прогрессе дела об эмансипации. Лорд Питер сообщил, что аудит «Граннингса» почти завершен, но они все еще анализируют полученные данные.
До сих пор им удавалось делать все это в тайне от Дамблдора. Но с приближением каникул ситуация неизбежно должна была измениться. Как только Лорд Питер подаст иск против Министерства, все пойдет кувырком.
Встречи с целителем Этуотерсом длились по-разному. Он старался исправить вред, нанесенный за долгие годы здоровью Гарри. Кроме того, приходилось исправлять и то, что делали с его сознанием «дополнительные зелья», причем так, чтобы этого не заметил Снейп.
Книги, которые дал ему целитель, и упражнения, которые он показал, дали Гарри возможность понять, что делает Снейп и какой именно вред он наносит.
- А почему Снейпу так и не удалось найти никаких воспоминаний о том, что Оливер Твист – это я? – однажды спросил Гарри. – Ведь именно этого я боялся больше всего. Я думал, что он докопается.
Целителю Этуотерсу не за что было любить зельевара. И то, что Гарри относился к нему непочтительно, его не напрягало. Так что он не потрудился исправить неуважительное упоминание имени учителя без добавления необходимого «профессор»: ему было очевидно, что Снейп учить не умеет и такого звания не заслуживает.
- Знаете, Гарри, у меня есть теория на этот счет, - сказал целитель. Присаживайтесь, я объясню. Я беспокоился об этом с тех пор, как ко мне обратился Лорд Питер. Но потом я заметил странный «извив» вашего сознания, который я не мог объяснить до тех пор, пока не узнал вашего секрета.
Гарри нахмурился, но ничего не сказал.
- Дело в том, что вы, Гарри, развили в себе способность блокировать часть своих мыслей и воспоминаний – тех, которыми вы не хотите ни с кем делиться или которые наиболее болезненны. Я думаю, что это – врожденная особенность сознания, которая сформировалась, когда вы были ребенком. Это такой участок мозга, куда вы «засовываете» все, о чем не хотите думать. Такая форма природной окклюменции часто встречается у детей, над которыми издеваются.
Гарри нахмурился, размышляя о том, что сказал Этуотерс.
- То есть вы считаете, что когда Снейп делает то, что он делает, он разрушает мою защиту? Именно поэтому мне так больно?
- Именно так, - целителю стало немного неловко. – Во время наших занятий я как раз и занимаюсь исправлением повреждений и помогаю вам эту защиту усилить.
- То есть в основном он ломает, а вы восстанавливаете. Что произойдет, если ему удастся сломать барьер окончательно?
- Тогда, Гарри, внутри вас возникнут две самостоятельные личности. Сейчас они еще соединены, но если эту связь нарушить, личностей станет действительно две. Одна – мы можем называть ее «ребенком» - это та, которая чувствует желание спрятаться. Это ваша слизеринская сторона. Другая личность – это то, чего ждут от вас другие. Мальчик-Который-Выжил, Золотой мальчик Дамблдора.
Гарри слушал очень внимательно, пытаясь все это себе представить.
- Когда вы были маленьким ребенком и вам надо было себя защищить, вы развили в себе свою «слизеринскую личность». Вам надо было скрывать свои природные возможности, чтобы вас не наказывали. Это касалось и вашего ума, и вашей магии. Когда вы вернулись в волшебный мир, все ожидали увидеть уверенного в себе и храброго молодого волшебника, и ваше сознание приспособилось, чтобы соответствовать этой роли.
- Ну да, Сортировочная Шляпа сказала, что мне будет хорошо и в Гриффиндоре, и в Слизерине, но я выбрал Гриффиндор, - слегка нахмурившись, проговорил Гарри.
- Удивительно. Никогда не думал, что кто-нибудь может повлиять на эту старую тряпку. Но вернемся к нашей теме. Вы продолжали прятать свой ум – и это не давало выхода напряжению, которое возникало от взаимодействия с миром магии. И тогда ваше слизеринское «я» создало Оливера Твиста – и спрятало его. Мы должны сделать все, чтобы не позволить двум этим сторонам вашей личности потерять связь друг с другом.
- Так почему же все-таки Снейп меня не поймал? – Гарри решил вернуться к текущей проблеме.
- Когда вы стоите перед ним, какую сторону своего характера вы ему показываете? Гриффиндорскую или слизеринскую?
- Гриффиндорскую, конечно. Этого он от меня и ждет.
- Вот-вот! Так что пока вы стоите перед ним, ваша слизеринская сторона – та, которая всегда вас защищала – «хватает» все эти воспоминания и прячет их. Иногда это называют «инстинктом выживания». Северусу Снейпу нельзя верить, вот сознание и прячет те воспоминания, которые вам не хочется ему показывать.
- Но он все равно видит много чего из моего прошлого…
- Да, но только фрагменты, а не воспоминания целиком. И это тоже связано с выживанием. Если бы он вообще ничего не увидел, он заподозрил бы неладное, правда?
Гарри кивнул и подумал обо всех своих уроках со Снейпом и о том, что тот увидел.
- Но как это получается?
- И здесь опять ваша слизеринская сторона выбирает, что ему показать, а что нет. Вы – природный окклюмент, а этот человек ломает ваши щиты. Ваш инстинкт самосохранения направляет его к воспоминаниям вашей гриффиндорской стороны. Я думаю, что он делает это либо по приказу Дамблдора, либо по приказу Риддла.
Что Гарри нравилось в целителе – так это то, что он, в отличие от большинства волшебников, бараном определенно не был. Он отказывался говорить Тот-Кого-Нельзя-Называть или Вы-Знаете-Кто, хотя и считал, что у имен есть определенная сила. Поэтому он не говорил ни «Волдеморт», ни «Темный Лорд» - это всегда был «Том» или «Риддл».
Гарри скривился.
- Может быть, Снейп делает это, потому что ненавидит моего отца? Он всегда меня с ним сравнивает.
- Не беспокойтесь, Гарри. Ваши ментальные щиты очень хорошо работают, - утешил его целитель. – Что подводит нас к иной теме. Ваш шрам. Я хотел бы кое-что попробовать, если вы не возражаете.
- Да, я слушаю.

ххх

Гермиона вздохнула. Она опять не могла найти Гарри, который снова опаздывал на совместные занятия.
- Гарри! – воскликнула она, когда наконец нашла его в библиотеке. – Нам надо готовиться к СОВам! Где ты был?
Юноша вздохнул о оторвался от эссе, над которым работал.
- Я здесь с самого ужина. Где еще мне быть?
Гермиона возмущенно фыркнула и села напротив.
- Эти экзамены очень важны, Гарри!
- Я знаю, Гермиона. Я знаю, - Гарри прикрыл глаза и пощипал себя за переносицу. – Слушай, давай я закончу эсссе по Зельям и потом приду в гостиную?
- Ладно, - это прозвучало как мученический стон.

ххх

Пару дней спустя на Гермиону Грейнжер, издавшую гневный вопль, обратились взоры всего Большого зала. Это было в тот день, когда вышла очередная статья Твиста. Многие чистокровные студенты, включая Драко Малфоя, хихикали, читая ее. Многие полукровки и магглорожденные мотали головами, не в состоянии поверить тому, что там было написано.
- Эй, Гренджер! – ехидно проговорил Малфой из-за стола Слизерина. – Учись лучше! Если твои отметки будут достаточно высокими, я, может быть, и возьму тебя секретарем!
Слизеринцы расхохотались, а Гермиона бросилась прочь.
Невилл Лонгботтом начал читать вслух текст, который так расстроил Гермиону.


А нужны ли нам эти экзамены?

Приближаются рождественские каникулы, и все думают о поездке домой, праздничных покупках, встрече с семьей, и радуются наступающим праздникам. Ну, если не считать некоторых.
Многие считают, что рейвенкловцы помешаны на науке. И одна гриффиндорка вместе с ними. До экзаменов на СОВ и ТРИТОН осталось меньше шести месяцев. Пора достать ежедневники и спланировать свои занятия. Но большинству студентов кажется, что времени еще полно, и к чему беспокоиться, если скоро Рождество?
За эту неделю я несколько раз видел, как Гермиона Грейнджер чуть не силой тащит Мальчика-Который-Выжил готовиться к экзаменам. И это заставляет подумать о том, почему они так важны.
Очевидный ответ – чтобы получить лучшую работу, чтобы сделать выбранную карьеру, или стать учеником известного Мастера. Но так ли это?
Давайте посмотрим на статистику.
СОВ – это первый из двух основных экзаменов в волшебном мире. Студенты, сдавшие его, могут перейти на следующую ступень и начать готовиться к ТРИТОН.
В случае с Зельеварением, Профессор Снейп принимает на продвинутый уровень только тех студентов, которые сдали СОВ на «отлично». Это прекрасно, потому что многие профессии требуют высоких баллов по Зельям на ТРИТОН. Но если вы не получите «отлично» или «сверх ожидаемого», ваши возможности выбора професии будут ограничены.
Знаете ли вы, что меньше четырех процентов студентов получают «отлично» по Зельям, и почти все они - с Рейвенкло и Слизерина? Иногда в продвинутый класс попадает случайный хаффлпаффец или гриффиндорец, если он обладает выдающимися талантами. Тем не менее, гриффиндорские студенты обычно бросают продвинутые Зелья в течение первых шести недель семестра из-за чрезмерного стресса. Хорошо известно, что профессор Снейп сделал целью своей жизни избавиться от любого гриффиндорца, который имел достаточно наглости, чтобы попасть на продвинутое зельеварение.
И что это значит для тех, кто хотел бы работать в сферах, для которых нужны ТРИТОНы по Зельям – а это целители, авроры и зельевары?
Ну хорошо, давайте представим, что вы преодолели все трудности и закончили Хогвартс на «отлично» и «выше ожидаемого». Что теперь? Вас ждет выбранная вами професия? Не всегда. Вы – чистокровный? Если нет, выбор карьерного пути существенно сужается.
Если вы чистокровный и имеете приличные отметки по ТРИТОНам, вы можете заниматься практически всем, чем угодно. Может быть, вы и начнете с небольшой должности в Министерстве, но вас гарантированно будут регулярно повышать, и препятствий для движения вперед нет.
Если вы полукровка, вы тоже можете начать с невысокой должности в офисе. После этого все будет зависеть от того, есть ли у вас чистокровный родственник, который работает в Министерстве и согласен похлопотать, чтобы вас повысили. Для этого он должен быть о вас очень хорошего мнения. Но ваши шансы подняться выше Старшего Секретаря весьма малы.
Если у вас достаточно высокие оценки и есть чисткровный покровитель, вы, скорее всего, можете получить ученичество в выбраной вами сфере – например, в целительстве, и надеяться когда-нибудь стать Старшим целителем.
Если вы магглорожденный – то не случится ничего. В Министерстве вы можете работать секретарем, в местах лишения свободы, на приготовлении пищи. Никаких повышений не будет – только долгие часы работы и очень мало бонусов. Единственные сферы, где у магглорожденных есть шансы – это целительство и Аврорат. В ученики их не берет почти никто.
Не верите мне? Проверьте в министерском Отделе Персонала. У них есть и стандартные опросники для претендующих на разные должности. Мелкими буквами в самом низу большинства форм напечатано: «Магглорожденных и потомков нечеловеческих существ просят не беспокоиться».
Меня интересовало несколько вопросов:
Сколько магглорожденных среди руководителей департаментов?
Сколько магглорожденных среди заместителей руководителей департаментов?
Сколько чистокровных среди Старших Секретарей?
Каково соотношение чистокровных и магглорожденных среди клерков?
Сколько было чистокровных среди Министров? А полукровок? А магглорожденных?
Согласно полученным мной данным, среди руководителей департаментов и их заместителей нет ни полукровок, ни магглорожденных. Практически все Старшие Секретари – чистокровные, за одним или двумя исключениями.
Разобраться с соотношением среди клерков было непросто. Очень часто эта должность бывает стартовой для чисткровных. Но магглорожденные выше нее не пойдут. Текучесть кадров на этой позиции составляет 93%. Хотелось бы узнать, почему?
У нас никогда не было нечистокровного Министра Магии.
Документированный факт: 95% магглорожденных выпускников Хогвартса или уезжают за границу, или возвращаются в маггловский мир для получения дальнейшего образования и нормальной работы. И среди них – многие из лучших выпускников школы.
В зависимости от наличия или отсутствия чисторовных покровителей, большая часть полукровок тоже ищет работу за пределами Британии.
Так вот, возвращаясь к нашим СОВам и ТРИТОНам. Зачем их вообще сдавать, если для большинства студентов они не имеют никакого значения? Похоже, что их единственный смысл – оправдать существование Хогвартса как школы для чистокровного меньшинства.

Оливер Твист

Примечание редактора: Несколько образцов анкет для приема на работу напечатаны на стр.5.
Кс.Л.





@темы: Ориджиналы, Любимые произведения, Джен, Гарри Поттер

URL
Комментарии
2011-10-18 в 00:06 

Лейр
играю с масками в пустоте дней
прикольно, мне нравится!)) Жаль, что не могу читать в оригинале((

2011-10-18 в 16:50 

Лейр, плохо с английским? а то ссылка есть. ))))
хотя, что это я, для меня тоже сложно читать)
рада что нравится. как я уже говорила, буду выкладывать только лучшее.

URL
   

Все, что было и не было.

главная