автор : Altera_pars
Гарри Поттеру надоело, что "Ежедневный Пророк" пишет о нем гадости. Гарри Поттеру надоело, что Волшебный мир отказывается смотреть правде в глаза. Но ведь недаром Шляпа пыталась отправить его на Слизерин... Настала пора действовать. 5-ый курс (и лето перед ним). Умный, сильный, рациональный Гарри. Дамбигад. Оригинальное развитие сюжета. Никакой романтики. Несколько новых персонажей, но без Мэри/Марти Сью
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Гарри Поттер, Альбус Дамблдор, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Новый персонаж
Общий/ / || джен || PG
Размер: макси || Глав: 31
Предупреждения: AU
Данные о переводе
Автор фанфика: GenkaiFan
Контакты автора: не указано
Язык оригинала: Английский
Название фанфика на языке оригинала: Poison Pen
Ссылка на фанфик: www.fanfiction.net/s/5554780/1/Poison_Pen
Разрешение на перевод: получено
Разрешение на размещение: не получено, но автора предупредила. Думаю, злиться будет не слишком. )
Ссылка на другой ресурс:
www.hogwartsnet.ru/mfanf/printfic.php?l=0&fid=4...


Глава 4. Контроль ущерба


В «Дырявом Котле» было немноголюдно. Ксенофилиус Лавгуд только что принес обычные 25 экземпляров «Придиры», и Том начал просматривать свой (бесплатный, разумеется). Бармен считал старого Лавгуда хорошим мужиком. Ну, может, ненормальный немного, ну и что?
Листая газету, он наткнулся на странное письмо редактору. Его глаза расширились:
- Что это, Мерлин раздери? Мелани, присмотри здесь, мне надо в Министерство…

ххх

Ксенофилиус был доволен выпуском «Придиры» на этой неделе. За последние 7 дней количество подписчиков выросло на 200 человек. Конечно, у него стало больше работы, но дело того стоило. Он должен был поблагодарить Оливера за его смелые письма. Может, предложить ему подписку на год или два? Или даже пригласить писать собственную колонку? Хмм, над этим надо подумать.
Подумать надо и над тем, не нанять ли помощника, ведь Луна опять уезжает в Хогвартс на весь учебный год.

ххх

Гарри Поттер сидел под раскидистым деревом в саду Норы. К счастью, большинство Уизли были чем-то заняты, и у Гарри появилось немного времени для своих собственных дел. У него на коленях и вокруг него были разложены несколько папок с бумагами, которые он получил из «Гринготтса» и от своего поверенного.
Нет, это было круто! У него – Гарри Джеймса Поттера – был семейный поверенный, который был Лордом и в магическом, и в обычном мире! А сам он – «Гарри-Шило-В-Заднице-Поттер» - был пэром и там, и там!
- Черт побери! Это, конечно, прекрасно, но жизнь становится все сложнее… - подумал Гарри, ткнувшись головой в ствол дерева. Он на секунду закрыл глаза, пока его сознание пыталось переварить тот факт, что он унаследовал место и в Визенгамоте, и в Палате Лордов маггловской Британии. – Мерлиновы яйца!!!
Взяв себя в руки и вернувшись к бумагам, Гарри просмотрел отчеты о стоимости акций нескольких компаний, которыми он владел. Если судить по тому, что там было написано, он входил в число 10% богатейших волшебников Британии и в число 25% богатейших британских граждан-магглов. И в какие, интересно, игры играл Дамблдор, отправив его к маггловским родственникам 14 лет назад? Чтобы он жил, как домовой эльф и был одет, как нищий? Почему он держал Гарри в неведении о его наследстве и титулах? Почему его не учили тому, как с честью нести обязанности главы Древнейшего и Благороднейшего Дома?
Он выпрямился и свистнул, посмотрев на бумаги в очередной папке. Нет, просто поверить нельзя! Он владел контрольным пакетом акций «Ежедневного Пророка», половиной акций «Придиры» и четвертью всех бизнесов на Диагон-Аллее! Черт-черт-черт, ему – как наследнику рода Гриффиндора – принадлежала даже та земля, на которой стоят Хогвартс и Хогсмид! Ну, в самой школе он владел лишь четвертью, но все же… Гарри перевернул страницу.
Что это? Ежегодная «десятина»? Какого гиппогрифа? Что за «особый сейф»? Исходя из того, что он прочел, доступ к этому сейфу имели только три человека: он сам, как наследник рода Гриффиндора, и, в определенных обстоятельствах, действующий Директор Хогвартса и директор банка. Альбус Дамблдор посещал сейф три раза за последние пять лет и забрал из него примерно четверть содержимого.
- И зачем, интересно? Жаль, в бумагах не пишут о причине изъятия средств и ценностей…
Гарри сделал пометку в ежедневнике: спросить в «Гринготтсе», какие основания должны быть приведены для этого.
Взяв последнюю папку, он начал просматривать список владений в мире магглов и снова был шокирован. Потом снова пересмотрел все бумаги, пока не нашел того, что искал.
- Ну ладно, я с вами разберусь, предатели и воры!

ххх

У Вернона Дурсля был прекрасный день. Акции компании «Граннингс» поднялись на два пункта, что гарантировало ему солидный бонус от старика Граннингса.
Врачи подтвердили, что здоровье Дадли в полном порядке несмотря на встречу с черт-знает-чем, которое приперлось за его ненормальным кузеном. Вернон с удовольствием предвкушал, что тот снова окажется в его руках следующим летом. Уж он-то научит мальчишку, как надо себя вести!
Отхлебнув кофе из пятой чашки за утро, он открыл последнее письмо. И тут же подавился.

От кого: офис Питера Флинчли-Адамса, Королевского адвоката, Лорда Британской Империи
Кому: м-ру Вернону Дурслю

Нами было выявлено неправомерное использование денежных средств компании «Граннингс». Вследствие этого было решено провести проверку всех учетных записей во всех отделах компании начиная с 1981 года.
Настоящим вы обязываетесь представить для проверки все счета и записи в следующий вторник. Кроме того, будет произведен аудит всех персональных расходов всех руководителей отделов.
Данное требование является обязательным. Любой руководитель отдела, который откажется сотрудничать, будет выведен за штат без сохранения заработной платы до окончания проверки и назначения мер наказания, если таковые потребуются.

Благодарим за сотрудничество.

Лорд Питер Флинчли-Адамс,
Королевский адвокат

Копии:
Рагноку, директору банка «Гринготтс»
Всем акционерам «Граннингс Инкорпорейтед»
Всем руководителям отделов «Граннингс Инкорпорейтед»

Вернон вскочил, и кофе пролился ему на брюки.
- Какого хрена!!! Марта! Шуруй сюда, неси блокнот с собой! – прорычал он, хватаясь за телефонную трубку и набирая домашний номер. – Петунья…

ххх

Лорд Питер Флинчли-Адамс вносил последние поправки в документ, который должен был освободить Лорда Поттера от контроля Альбуса Дамблдора. Сам юный Лорд качался в кресле.
Гарри Джеймс Поттер не переставал удивлять Лорда Питера. Слухи, которые о нем ходили, не имели ничего общего с тем юношей, которого он встретил после суда. У них не было времени обсудить все обстоятельства жизни Лорда Гарри, да и присутствие третьей стороны не помогало делу. Но все же Гарри ему нравился. Было понятно, что мальчик унаследовал от родителей недюжинный ум и высокий уровень магии – несмотря на средние оценки в школе и нелицеприятные статьи в прессе.
И как ему удается все это скрывать? Он видел, что Артур Уизли был потрясен теми немногими деталями жизни Гарри, о которых узнал из того разговора. Лорд Питер надеялся, что это хоть немного расшатает преданность главы многочисленного семейства интригану Дамблдору и откроет ему глаза на весь тот вред, который был нанесен невинному ребенку.
Секретный обмен письмами между ним и Лордом Гарри был весьма интересным. В нем раскрывались истинные возможности мальчика. Если они будут придерживаться того плана, который наметил юноша, волшебный мир содрогнется. Чего он давно заслужил, по мнению Лорда Питера.

ххх

Том, облокотившись о барную стойку, сравнивал текст в «Придире» с каким-то пергаментом с печатью Министерства.
- Эй, Том! – один из завсегдатаев «Дырявого котла» присел рядом с ним. – Что ты делаешь? Читал бы лучше нормальную газету, типа «Пророка»…
- Да вот решил проверить… Оказывается, старина Ксено был прав. «Пророк» и половины правды не написал.
- Ну и что? Не ты первый это заметил.
- Похоже, Ксено и раньше был прав, а мы ему не верили.
- Том, а это что? Какие-то бумаги из суда? Где ты их достал?
- В Архиве. Материалы судебных разбирательств открыты для публики. Это – стенограмма процесса Поттера, который был несколько дней назад.
- Слышал, мальчишке как-то удалось выкрутиться? Вряд ли это осчастливило Министерство.
- Да придурки они там в этом Министерстве. Когда я выходил из Архива, туда влетел крайне сердитый Фадж и приказал засекретить все материалы, которые имеют отношение к Поттеру.
- Явно пытаются что-то прикрыть.
- Только уже поздно, - сказал волшебник, сидевший за соседним столом. – Если бы Министр попытался такое сотворить с моим пацаном, я бы проклял Фаджа прямо на месте, и не посмотрел бы на дементоров.
- Вот это правильно! – дружно воскликнули все присутствующие.

ххх

Альбус Дамблдор смотрел на письмо, которое только что получил из «Гринготтса». Он был так уверен, что сможет и дальше использовать содержимое этого сейфа ради Высшего Блага. Последний раз был там три года назад. Скоро деньги понадобятся снова, и где их брать?

Альбусу Брайану Вульфрику Персивалю Дамблдору,
Директору школы «Хогвартс»

Во время плановой проверки ряда сейфов мы обратили внимание на то, что из хранилища Хогвартса, созданного в свое время Годриком Гриффиндором для нужд Хогвартса и Хогсмида, были изъяты определенные средства. Доступ в хранилище имеют только наследники Гриффиндора, директор Хогвартса и директор «Гринготтса».
Мы выяснили, что вы пользовались средствами, помещенными в это хранилище, три раза за последние пять лет, и извлекли из него более четверти содержимого. Мы просим предоставить нам подтверждения расходования этих средств в виде чеков, счетов и контрактов. Если выяснится, что средства были использованы не по назначению, вам придется возместить их с уплатой процентов за пользование.
Выполнение данного требования является обязательным. Его невыполнение приведет к тому, что вам будет закрыт доступ ко всем сейфам, которыми вы распоряжаетесь в настоящее время.

Рагнок,
Директор банка «Гринготтс»


Глава 5. Во временном пристанище


Артур Уизли не считал себя подкаблучником. Конечно, его жена Молли была силой, с которой следовало считаться, особенно в вопросах воспитания детей. Ну так она и лучше в этом разбирается… Нет, Артур считал себя человеком спокойным и уравновешенным.
Но с тех пор, как Рон подружился с сиротой по имени Гарри Поттер, привычный мир Артура перевернулся с ног на голову. Он не мог винить сына: хотя дети все время попадали в разные переделки, почему-то казалось, что все идет правильно. Да и Гарри тогда был таким маленьким и хрупким.
Но на следующий день после суда Артур решил поговорить с тремя своими младшими сыновьями. То, что они ему рассказали, было сущим кошмаром. Такой мудрый человек, как Альбус Дамблдор, мог быть настолько слеп, когда дело касалось Мальчика-Который-Выжил? Это было за гранью понимания. Если он только не … Хмм… Может?... Нет, он не мог… Или мог?
Несколькими днями позже в своем кабинете в Министерстве расстроенный рыжеволосый волшебник записал все, что он узнал или о чем догадался о Гарри Поттере из разговора с сыновьями. К полученной от них информации он добавил свои собственные наблюдения. К сожалению, он не мог включить в свой список то, что узнал во время встречи с поверенным Поттеров – он был связан клятвой. Артур отдельно пометил себе, что надо попытаться организовать встречу Гарри с адвокатом, если удаться как-нибудь обойти Дамблдора.
Еще надо бы попросить гоблинов проверить охранные чары на доме маггловских родственников мальчика. Они должны быть мощными – безопасность Гарри очень важна. Интересно, что за чары наложил Альбус и так ли они сильны, как он говорит.
Во время перерыва на ланч он покинул кабинет, прошел по коридорам Министерства, переговариваясь с сослуживцами, и зашел в туалет. Здесь в обычной кабинке было небольшое отверстие в стене, куда он и отправил свернутые в трубку пергаменты со всеми своими записями.

ххх

Оперативник в Отделе Тайн постучался в дверь своего начальника.
- Крокер, пришел отчет от Свечи Зажигания. Весьма интересное чтение, поверьте.
Крокер, глава Невыразимцев, нахмурился и отложил последний выпуск «Придиры».

ххх

Гарри сидел на кухне дома на площади Гриммо и слушал, как Сириус развлекает всех разными байками. За столом все смеялись и веселились, что было приятным контрастом к обстановке у Дурслей.
Сегодня было собрание Ордена Феникса, и за столом было несколько волшебников, которых Гарри до сих пор не встречал. На дальнем краю сидела Тонкс и демонстрировала свои способности метаморфомага.
- Тонкс смешная, - подумал Гарри. – Трудно поверить, что она – кузина Сириуса.
Гарри подавил вздох. Он так обрадовался, когда весной Сириус сказал, что хочет, чтобы мальчик жил с ним. Теперь он уже не был так уверен, что сам этого хочет. Его доверие к взрослым на данный момент было в лучшем случае зыбким. Поразмышляв о ситуации, он задумался о мотивах Сириуса.
Гарри не забыл, что для крестного на первом месте была месть Хвосту, а не забота о Гарри. Почему? Месть могла бы и подождать – ведь рядом был годовалый ребенок. Но безответственность Блэка привела его в Азкабан, а Гарри – к «любящим» Дурслям.
Еще Сириус иногда оговаривался, называя Гарри Джеймсом. Не говоря уже о том, что этим летом крестный ни разу ему не написал и не попробовал встретиться. А ведь у него был способ добраться до Прайвет-драйв так, чтобы об этом не узнал Дамблдор. В конце концов, у Блэка был домовой эльф, который мог доставлять письма и еду. В общем, стало понятно, что в списке приоритетов Сириуса Гарри явно был не на первом месте.
Да и разговор с друзьями о летней переписке тоже оказался неприятным. Они напирали на то, что и он им не писал. Но как он мог, если Хедвига была у Дамблдора? Не их проблема – ответили ему. Он напомнил Гермионе о маггловской почте и получил ответ, что и он мог ей воспользоваться. Гарри ответил, что у него элементарно не было денег на марки, и родственники явно не горели желанием их ему давать.
Гермиона надулась и сказала, что это неважно. А им Дамблдор сказал не писать Гарри. На этом Гарри решил прекратить спор как бессмысленный. Когда они поймут, что Дамблдор пудрит всем мозги, будет уже поздно.
- Так, дети, - сказала Молли, убирая посуду со стола. – Отправляйтесь в свои комнаты. Скоро начнется собрание.
Гарри почувствовал, как его вытаскивают из-за стола и тянут вверх по лестнице. Близнецы ухмылялись и распутывали такую-то штуку, похожую на пару ушей, привязанных к шнурку. Гарри вполуха выслушал их объяснения и отправился в комнату, которую они делили с Роном. Когда он уверился, что за ним никто не последовал, он закрыл дверь и позвал Добби.
- Он на месте, Добби?
- Да, мастер Гарри сэр. Добби прикрепить его под стол, как сказать мастер Гарри. Он будет работать? Мастер не иметь из-за это проблемы?
- Нет, Добби, проблем не будет. Тебя никто не видел?
- Нет, мастер Гарри. Что еще сделать для мастер?
- Пока ничего, просто достань его после собрания, - улыбнулся Гарри и отпустил эльфа.
Гарри не мог поверить, что все удалось. У него не было возможности как следует испытать маленький диктофон, который он купил в Суррее. С помощью Добби его удалось заколдовать так, чтобы он работал от магии вместо батареек. Конечно, если приборчик найдут, у него будут серьезные проблемы, но что значит маленький риск по сравнению с бесценной информацией?
Ему просто необходимо было узнать, что в Ордене думают по его поводу и по поводу писем в «Придире». И еще хотелось бы понимать, что они планируют в отношении Пожирателей Смерти и Волдеморта.
Поскольку делать сейчас ему было нечего, Гарри решил обдумать следующее письмо в «Придиру»

ххх

Ксенофилиус Лавгуд наблюдал, как его дочь Луна гоняется по саду за летающими мозгошмыгами. После того, как погибла жена, Луна стала смыслом его жизни. Он страшно беспокоился каждый раз, когда она уезжала в Хогвартс. Появившаяся сова отвлекла его от тревожных мыслей. Он отвязал от ее лапы письмо и махнул рукой в сторону кухни: мол, там есть вода и еда.


Дорогой мистер Лавгуд,
ваш ответ был очень интересным, и я непременно учту ваши советы. Естественно, я не хочу, чтобы на меня подали в суд за клевету. Хоть я и несовершеннолетний, мы теперь знаем, что это ни от чего не спасает.
Коль скоро мы с вами обсуждаем судебные процессы, могу сказать, что я в свое время был весьма заинтересован тем, что Сириуса Блэка никогда не судили (признаюсь, я подслушал, как Поттер рассказывал это друзьям). Это совсем уж из ряда вон – ведь он, в конце концов, глава Древнейшего и Благороднейшего Дома Блэков.
Если Министерство сделало это по отношению к главе одной из древних аристократических семей, что мешает сделать то же самое по отношению к другим? Ах да, они это и сделали. Если верить «Пророку», Поттер тоже глава Древнейшего и Благороднейшего Дома, хотя он и несовершеннолетний.
Где все это время был Альбус Дамблдор? Почему Директор не добился суда над Блэком? В то время он был главой Визенгамота и это очевидно было в его силах. Почему он позволил такое явное беззаконие, когда три капли веритасерума легко дали бы ответы на все вопросы?
Прошлой весной я слышал, как Поттер и его друзья обсуждают Блэка. Знаете ли вы, что он – крестный Поттера? И судя по тому, что я услышал, он не был Хранителем Тайны Поттеров. Поттер говорил, что Хранителем был некий Питер Петтигрю. Поттер утверждает, что Петтигрю жив и скрывается, но никто не отнесся к этому серьезно, когда он об этом сказал. И я снова спрашиваю: где был веритасерум или мыслеслив?
И чем думало Министерство, когда два года назад отправило в Хогвартс дементоров? Я был на игре, когда Поттера чуть не Поцеловали. Да-да, он чуть не получил Поцелуй дементора! Как эти дементоры только не взбесились, ведь кругом было столько эмоциональных детей! И что на это сказало Министерство? Что они пытались защитить нас от сбежавшего серийного убийцы!
Да ладно, дементоры убили куда больше людей, чем предположительно убил Блэк. Разве это не глупость – отправить стаю голодных волков в стадо ягнят? Кто-нибудь думает, что одинокий убийца, чья цель, как утверждается, только и исключительно Мальчик-Который Выжил, более опасен, чем толпа дементоров, которым безразлично, чью душу выпить? В Хогвартсе сервирован ланч! Главное блюдо – студенты!
Какова официальная политика использования сыворотки правды и мыслесливов в отношении несовершеннолетних? Почему Поттера и его друзей не допросили и не просмотрели их воспоминания, чтобы проверить их утверждения? Или Министерство боится, что правда выйдет наружу, и это явно не улучшит его репутацию?
Чем больше я размышляю об этой истории, тем больше вижу в ней дыр размером с бладжер. И как насчет законов Британской Империи? Министерство настолько потеряло связь с реальностью, что не озаботилось соблюдением британских законов? В конце концов, мы все – подданные Ее Величества.
Может быть, я не должен задавать вопросов. Может быть, я должен вести себя, как баран в стаде и ничего не делать, как и поступает большинство волшебников. Но мне хочется жить с чистой совестью, если вы понимаете, о чем я. Похоже, большая часть магического мира не понимает.

Оливер Твист


Глава 6. Вопрос доверия?


Эмили Андерсон аж пофыркивала от раздражения. Она провела три последних дня, роясь в подшивках «Пророка» и записях в Архиве Министерства.
Подсказка Лавгуда оказалась просто золотым дном. Он попал прямо в цель. Министерство пыталось списать все свои ошибки и промахи на Сириуса Блэка. Если верить Фаджу, он был виновен во всем: начиная с того, что был Пожирателем Смерти, и заканчивая тем, что писсуар в мужском туалете засорился и стал причиной потопа. И в отношении общественного мнения это работало.
На прошлой неделе у Лорда Чарльза состоялась судьбоносная встреча с поверенным Поттеров. После нее он объявил, что отныне у «Пророка» новые управляющие, а Министерство больше никак не влияет на то, что пишет газета. В соответствии с новыми указаниями, все статьи теперь должны подкрепляться фактами и доказательствами. Прыткопишущие перья запрещаются. Статьи, не основанные на фактах, печататься не будут, какими бы эксклюзивными они не были. Несколько журналистов уже подали заявления об увольнении. К сожалению, Скиттер в их числе не было.
Именно поэтому Эмили рылась в архивах. Лорд Чарльз дал ей неделю, чтобы найти кое-какую инфорамацию. С того для, как в редакции «Пророка» в качестве представителя основного акционера появился Лорд Флинчли-Как-его-там, Лорд Чарльз как будто помолодел. Эмили была этому рада – тем более, что Скиттер отправили писать заметки про сад и огород, а новостные статьи теперь меньше походили на пустые сплетни.
Так что Рите теперь приходилось ездить на собрания клубов садоводов, а не заниматься серьезной журналистикой. Поговаривали, что она жаждет крови – все равно чьей. Но лучше всего – Гарри Поттера, конечно.
А Эмили как раз и старалась найти в архивах хоть что-нибудь о Поттерах и Блэках, что не было засекречено. Но ничего найти не удавалось. Не было даже завещания Поттеров. Странно: богатая чистокровная семья знала, что за ними охотится Темный Лорд, но даже не попыталась защитить интересы своего сына-младенца? Не было никаких документов и о назначении опекунов на случай смерти родителей.
Все это было похоже на целенаправленное сокрытие фактов, но как это доказать?

ххх

Со времени возвращения от Дурслей Гарри уже почти привык к тому, что спать получается мало. По крайней мере раз в неделю после полуночи он отправлялся порт-ключом в «Гринготтс» на встречу со своими советниками – Лордом Питером и директором Рагноком. Они объясняли ему финансовую и правовую сторону его ситуации и возможных действий.
Гарри и сам прочитал несколько книг по юриспруденции, и у него возникли вопросы. Завтра ему исполнится 15 лет, так что самое время их задать.
- Гипотетически, если три правительственных органа в целях отправления правосудия объявили несовершеннолетнего волшебника совершеннолетним, и это стало известно общественности, указанный несовершеннолетний в силу прецедента будет считаться взрослым с точки зрения закона, так?
- Что вы имеете в виду, Лорд Гарри? – Лорд Питер был весьма удивлен вопросом.
- Давайте разбираться, - сказал Гарри. – Предположим, что имя четырнадцатилетнего подростка появилось из магического артефакта, который не мог сделать этого ни с кем, кому меньше семнадцати лет. И тем не менее взрослые, ответственные за процедуру, заявили, что подросток должен заключить магический контракт без согласия родителя или опекуна. Будет ли это означать, что тем самым подросток фактически был признан совершеннолетним? Позже этот же самый подросток предстал перед полным составом Визенгамота за нарушение законов о магии несовершеннолетних, и его судили как взрослого. Означает ли это, что Министерство считает его взрослым в правовом отношении? Ведь его признали таковым Верховный Чародей, Министр и весь Визенгамот.
Оба мужчины застыли в удивлении. Лорд Питер посмотрел на Гарри, потом на Рагнока, потер подбородок и помолчал еще минуту.
- Гарри, я должен перепроверить информацию, которую ты нашел. Но могу сказать уже сейчас, что это вполне возможно. Но предупреждаю: и Министр, и Директор будут всячески стараться препятствовать твоей эмансипации.
- Честно говоря, я считаю, что если меня все время принуждают действовать как взрослого, уж лучше быть взрослым по закону. По крайней мере, я смогу защищать себя магией. Но все же я попрошу вас, Лорд Питер, и вас, Рагнок, быть моими советниками и опекунами до тех пор, пока я не стану взрослым в действительности, а не на бумаге.
- Лорд Гарри, - вмешался Рагнок. – Если вы потеряете статус несовершеннолетнего, вы можете потерять и ряд привилегий. Вам придется принять все последствия этого поступка.
- Статус несовершеннолетнего не очень-то помог мне в прошлом году, правда? Мне все равно пришлось принимать участие в этом чертовом турнире. И мне все равно пришлось отвечать за то, что я защищал себя и своего кузена от этих гребаных дементоров, которые как-то так «случайно» решили прогуляться вдалеке от Азкабана…
- Это правда, - сказал Лорд Питер. – Но почему Рагнок и я? А не Уизли, например? Или ваш крестный – Сириус Блэк?
- Я много думал об этом летом – у Дурслей все равно больше делать нечего. Сириус все еще на нелегальном положении. Хотя после статей в «Пророке» и «Придире» это, может, и изменится, – Гарри вздохнул и запустил руку в растрепанные волосы. – Артур и Молли Уизли слишком верят директору. Нет. Все они ждут, что я буду сражаться за них. А мне нужен кто-то, кто будет сражаться за меня. Такого человека не было, пока я не встретил вас обоих.

ххх

Гермиона была расстроена. Гарри явно изменился. Она видела это, но не понимала, почему. Неужели он не может понять, что сам Дамблдор велел не писать ему, потому что это может быть опасно? Ведь это для его же блага! Почему Гарри не верит, что Директор всего лишь старался его защитить?
День рождения Гарри справили весело и шумно, но праздник закончился, и Гарри снова ушел в себя. Гермиона не удивилась, найдя его в библиотеке за чтением. Она присела рядом.
- В чем дело, Гарри? Ты избегаешь меня и Рона с тех пор, как приехал.
- Все в порядке, Гермиона.
- Но мы – твои друзья. Ты не должен отталкивать нас.
- Отталкивать вас? Тебе не кажется, что все как раз наоборот?
- Что ты имеешь в виду?
- Я был заперт у Дурслей, Гермиона. Дамблдор забрал Хедвигу. А мои друзья решили, что я не заслуживаю того, чтобы постараться связаться со мной. Вы не сделали ни одной попытки. Ты забыла, как пользоваться телефоном? Ты хоть представляешь, как я себя чувствовал?
- О нет! Ты опять об этом… - Гермиона закатила глаза.
Гарри вздохнул, шарахнул книгой по столу и поднялся.
- Да, я опять об этом. Скажи, Гермиона, что для тебя важнее: делать то, что правильно, или то, что легче?
- И что же правильно, Гарри? Дамблдор сказал, что контактировать с тобой небезопасно.
- Как скажешь, Гермиона. Я считал тебя своим другом. Скажи, ты ему рассказываешь обо мне все? Что я ем, когда сплю, когда хожу в туалет?
- Гарри Джеймс Поттер! Я никогда не стала бы шпионить за тобой!
- Но если бы ты думала, что я скрываю от Дамблдора информацию, которая ему нужна, ты рассказала бы ему, да? Ради «Высшего Блага»? Так ведь?
Гермиона рыкнула и вылетела из комнаты.

ххх

Сириус Блэк по настоянию Гарри писал письмо, которое могло сделать его свободным человеком. После всех публикаций «Придиры» по поводу того, что нормального суда над ним не было, он начал переписываться через «Гринготтс» с департаментом Амелии Боунс. Гоблины, как всегда, сохраняли нейтралитет. А сам он вовсе не был безумным, что бы там раньше не писал «Пророк».
Не так уж трудно было отправить в Министерство заверенные копии своих воспоминаний в мыслесливе, воспоминания Гарри и Гермионы и заверенное кровью заявление о невиновности.
Гоблины предложили помещение в банке как нейтральную территорию. Сириус готов был отдать себя в их руки только при условии, что они будут наблюдать за судом. Да, это было недешево, но свобода того стоила. Он боялся только того, что Фадж и его приспешники наплюют на все договоренности, и дементоры появятся раньше, чем Сириус откроет рот. Фадж так и не отменил своего приказа, что к Сириусу должен быть применен Поцелуй сразу же после поимки.
Блэку оставалось только благодарить «Придиру» и Оливера Твиста за то, что у него появился шанс. Он не знал этого студента и даже размышлял, не мождет ли это быть Гарри: в конце концов, он был сыном Мародера. Но все указывало скорее на рейвенкловца со слизеринскими чертами характера. Да не все ли равно! Он назовет своего первенца в честь этого мальчишки, если все закончится хорошо!

ххх

Альбус Дамблдор с грустью наблюдал за развитием событий. Да, ему было неприятно, что он поучаствовал в отправке Сириуса в Азкабан без суда, но все доказательства указывали на его вину. Ради Высшего Блага Сириуса надо было удалить, так как он мог помешать планам Директора в отношении Гарри. Как глава Визенгамота, Дамблдор мог настоять на проведении суда в прошлом году, когда вскрылись новые обстоятельства, но ему все еще надо было, чтобы Гарри оставался у родственников - ради безопасности мальчика. Теперь вся эта возня с оправданием ставила под угрозу долгие годы работы.
Его мысли переместились в сторону Оливера Твиста. Кто это? Магглорожденный, скорее всего. По стилю писем – из Рейвенкло. На этом факультете были магглорожденные студенты, которые в прошлом задавали немало вопросов по поводу невыполнения магическим миром британских законов. Когда вернется Филиус, надо будет с ним поговорить. Может быть, он даже догадается, кто это.
Дамблдора удивляло, как много людей читало «Придиру» и верило его статьям. Раньше люди считали, что Ксено интересуется только всякими абсурдными вещами. Директор не мог запретить профессорам школы или членам Ордена Феникса читать «Придиру»: Лавгуд вполне корректно писал о деятельности Пожирателей и в случае нужды мог послать закодированное послание союзникам. Да и кроссворды были хороши, а прочитанные газеты отлично подходили, чтобы застилать пол в клетке Фоукса.

ххх

Добби беззвучно появился в комнате, где Гарри читал, а Рон спал.
- Письмо для вас, мастер Гарри Поттер сэр, - тихо сказал эльф, протягивая конверт с печатью Ксенофилиуса Лавгуда.
- Спасибо, Добби. И не забывай: никто здесь не должен тебя видеть.
- Не беспокоиться, мастер Гарри. Ваш Уиззи не просыпаться, Добби делать так.


Дорогой мистер Твист,
Я пишу вам личное письмо, чтобы сообщить, что число моих подписчиков утроилось с того момента, как я начал публиковать ваши послания. Хотя работы стало больше, чем я могу сделать в одиночку, мне все же приятно, что так много людей интересуются моей газетой.
Поэтому я хотел бы официальное предложить вам должность колумниста. И передать все ответы, которые я получил на ваши замечательные статьи. Не беспокойтесь, вопиллеров среди них нет: мои специальные чары уничтожают вопиллеры прежде, чем они достигают моего дома. Не беспокойтесь, совы при этом не страдают.
Я заверяю вас, что вашей анонимности и неприкосновенности частной жизни ничто не угрожает. Если вы заинтересованы в моем предложении, сообщите мне имя вашего управляющего в банке, чтобы я мог открыть счет на ваш псевдоним.
Как всегда, жду вашего следующего интересного письма.

Ксенофилиус Лавгуд,
Главный редактор,
«Придира»


Глава 7. Начало сотрудничества


Дорогой мистер Лавгуд,

Я с удовольствием принимаю ваше предложение. Моя первая статья прилагается. Если она не отвечает вашим стандартам, сообщите мне, и я ее переработаю.
Ниже вы увидите номер моего сейфа на имя Оливера Твиста. Пожалуйста, направляйте все мои гонорары туда – я хотел бы сохранить анонимность. Поскольку вы знаете только мой псевдоним, это защитит нас обоих от возможных угроз со стороны Министерства. Надеюсь, это не доставит вам неудобств.
Я с удовольствием предвкушаю наше сотрудничество. Надеюсь, оно будет долгим и плодотворным.

Оливер Твист

ххх

Гарри, улыбаясь, смотрел в окно на пробегающие мимо пейзажи. Наверное, мистер Лавгуд уже получил его письмо и статью. Он некоторое время беспокоился, что в предыдущем письме написал слишком много, но этого, похоже, никто не заметил.
«Да, это в очередной раз подтверждает, что волшебникам нужен кто-нибудь, кто будет думать за них», - подумал Гарри.
Напротив него сидела блондинка и читала «Придиру», перевернув газету вверх ногами. Рон и Гермиона ушли на собрание старост. По мнению Гарри, то, что Рона сделали старостой, относилось к числу самых безумных идей коллектива Хогвартса. Или не коллектива, а Дамблдура … хм, Дамблдора, который решил наградить Уизли за слепое повиновение.
Нет, Рон ему нравился – до определенных пределов. Рон защищал Гарри от наиболее ретивых однокурсников, за что Мальчик-Который-Выжил был благодарен. Благодарен, но не слеп. На его взгляд, тот же Невилл стал бы куда лучшим старостой, чем Рон. Интересно, сколько времени пройдет, прежде чем МакГоннагал отберет у него значок – за драку или что-нибудь еще?
Спокойная поездка в поезде не избавила Гарри от напряженных мыслей о начинающемся семестре. В лучшем случае все пойдет как обычно. Что, интересно, придумает для него Директор? Если судить по предыдущим годам, что-нибудь почти смертельное. Вопрос в том, насколько «почти».

ххх

Филиус Флитвик прихлебывал чай и старался не злиться. Ему много чего надо было сделать до приезда студентов, но тут Дамблдор назначил очередной педсовет в традиционном стиле «давайте поговорим об этом еще раз».
- Разумеется, этот Твист – с Рейвенкло, - рявкнул Северус Снейп, оторвав преподавателя Чар от его мыслей.
- И почему вы так думаете? - спросил Филиус: эта тема его интересовала.
- Ну, это не может быть гриффиндорец, потому как они не умеют думать, и по большей части едва умеют писать, - Снейп ухмыльнулся, а Минерва фыркнула. – И не вздумай отрицать этого, старая кошка. Мы все знаем, что твои львята неспособны подвергнуть что-нибудь сомнению, и уж тем более внятно и логично об этом написать. Они бросаются вперед прежде чем подумают.
- Ну, есть ведь и мисс Грейнджер… - вмешалась Помона.
- Да ладно… Эта маленькая всезнайка никогда не усомнится ни в чем, что исходит от авторитетных людей. Все, что написано в книгах, для нее является правильным. А этот Твист на самом деле думает, так что он -рейвенкловец. Я надеюсь, Филиус меня поддержит.
- Я не хочу спорить, - сказал Фликвик. – Мне действительно без разницы, кто это. Но я готов апплодировать любому студенту, который размышляет над происходящим. Это признак пытливого ума, и мы должны поощрять это, а не запрещать.
- Так значит он или она на самом деле с Рейвенкло? – спросил Альбус.
- Я этого не говорил, - ответил Филиус. – Я сказал, что мне все равно. Рейвенкловец или нет – человек задал вопросы, и на них должны быть даны ответы. И я преклоняюсь перед любым, у кого хватило на это храбрости.
Педсовет перешел к другим вопросам. После того, как все было проговорено не по одному разу, оказалось, что студенты приезжают уже через пару часов.
«Слава Мерлину, закончили, - думал Флитвик, покидая кабинет Директора. – И почему никто не обращает внимания на те эссе, которые сдают студенты? Их манера писать вряд ли может кардинально поменяться в одночасье…»
Письма Твиста очень заинтересовали профессора Чар, а их стиль казался знакомым. После нескольких он уже точно знал, кто пишет под именем Оливера Твиста, но не собирался никому об этом говорить. Да и в самом псевдониме была подсказка. В маггловской литературе Оливер Твист – персонаж хорошо известный и любимый. Одно это должно было указать на магглорожденного или воспитанного магглами волшебника.
Но говорить, кто это – не его дело. В конце концов, он был вполне согласен со своей гоблинской родней: волшебному миру давно уже нужна изрядная встряска.

ххх

Пока Хогвартс-экспресс катился на север, Лорд Питер целеустремленно двигался по коридорам Министерства. У него были дела, и он совершенно не хотел, чтобы ему помешали.
Сначала он остановился в Отделе по делам несовершеннолетних. Ему нужно было получить копию дела Поттера до того, как он встретится с мадам Марчбенкс и мадам Боунс. Если все пойдет хорошо, начнется первый этап эмансипации Гарри Поттера. К тому времени, когда Лорд Питер закончит, Альбус Дамблдор уже не сможет ничего сделать.

ххх

Ксенофилиус Лавгуд просмотрел финальную версию статьи Оливера Твиста. Прекрасная тема для начала учебного года!


Сегодня «Придира» с огромным удовольствием публикует текст Оливера Твиста не как письмо редактору, а как полноценную статью. Мы надеемся увидеть много прекрасных материалов этого пытливого юного журналиста.
Ксенофилиус Лавгуд, Главный редактор

Размышления перед началом учебного года

Пока Хогвартс-Экспресс везет нас к школе, я размышляю о том, что ждет нас в новом учебном году. Все мои друзья находятся в радостном предвкушении, но я озабочен…
Готовы ли профессора учить нас? Надеюсь. Я готов учиться.
Кто будет новым преподавателем Защиты от Темных Искусств? Будет ли он компетентным? Если да, то это окажется приятной неожиданностью. В прошлом году предполагалось, что нам преподает отставной Аврор, но выяснилось, что это бывший Пожиратель смерти. Но и без этого он был очень странным и учил нас запрещенным заклинаниям. Он даже продемонстрировал в классе все три Непростительных! И вдобавок превратил студента в хорька.
Будет ли следующий преподаватель Мастером Защиты? Или мы снова столкнемся с полной некомпетентностью? Можно только надеяться, что этого не произойдет. Хотите верьте, хотите нет, но за последние пять лет у нас был только один достойный учитель, но и его уволили в конце года, потому что он оказался оборотнем.
Если говорить об учебе в целом, знаете ли вы, что чтобы преподавать основные предметы (Трансфигурацию, Чары, Зелья, Защиту) профессор должен быть Мастером в своей сфере или хотя бы получить «отлично» по этому предмету на ЖАБА?
Если вы сравните основные показатели деятельности трех ведущих школ Европы и трех ведущих школ Америки, вы увидите, что Европа проигрывает. Не верите? Напишите в Международный Совет Магического Сотрудничества. У них есть все данные. Во всемирном рейтинге Хогвартс только на 4-ом месте, Бобатон и Дурмштранг – еще ниже. Лучшая школа мира находится в Японии.
По мере приближения к Хогвартсу я все больше думаю о Поттере. Каждый год он возвращается с каникул все более худым и измученным. Очень странно, что наследник старинной чистокровной семьи совсем не думает о том, как он выглядит.
В прошлом году так называемое Золотое Трио явно трещало по всем швам. Сойдутся ли они снова в этом году или то, что двое из них стали старостами, окончательно расколет дружбу?
Я хочу поблагодарить мистера Лавгуда за возможность задать все эти вопросы и поделиться моими наблюдениями за магическим миром. И хочется спросить: а почему никто не говорил обо все этом раньше?

Оливер Твист




@темы: Фанфики, Любимые произведения, Джен, Гарри Поттер