Не удержусь, выложу. Хогнет такой коварный( а вдруг потеряется?).

автор : Altera_pars
Гарри Поттеру надоело, что "Ежедневный Пророк" пишет о нем гадости. Гарри Поттеру надоело, что Волшебный мир отказывается смотреть правде в глаза. Но ведь недаром Шляпа пыталась отправить его на Слизерин... Настала пора действовать. 5-ый курс (и лето перед ним). Умный, сильный, рациональный Гарри. Дамбигад. Оригинальное развитие сюжета. Никакой романтики. Несколько новых персонажей, но без Мэри/Марти Сью
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Гарри Поттер, Альбус Дамблдор, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Новый персонаж
Общий/ / || джен || PG
Размер: макси || Глав: 31
Предупреждения: AU
Данные о переводе
Автор фанфика: GenkaiFan
Контакты автора: не указано
Язык оригинала: Английский
Название фанфика на языке оригинала: Poison Pen
Ссылка на фанфик: www.fanfiction.net/s/5554780/1/Poison_Pen
Разрешение на перевод: получено
Разрешение на размещение: не получено, но автора предупредила. Думаю, злиться будет не слишком. )
Ссылка на другой ресурс:
www.hogwartsnet.ru/mfanf/printfic.php?l=0&fid=4...


Глава 1. Дорогой редактор!


Репортер «Ежедневного Пророка» Эмили Андерсон уже входила в кабинет главного редактора газеты, когда мимо нее проплыл скомканный лист пергамента.
- Что это, лорд Чарльз? Еще одна жалоба? – спросила стройная брюнетка, поймала листок и начала читать.

«Дорогой редактор,
я читаю «Пророк» все лето и это приводит меня в некоторое замешательство. Это серьезная газета или рассадник бульварных сплетен? Вам нравится публиковать статьи, которые лишены какого бы то ни было смысла? Где ваш профессионализм и способность корректно излагать факты?
Почему я задаю эти вопросы? Потому что меня удивляет ваша кампания против школьника. Чего вы и Министр Магии так боитесь? Гарри Поттеру всего 15 лет. Право, о Том-Кого-Нельзя Называть я вижу меньше плохих новостей, чем о Поттере.
Вы и Министр так неуверены в себе? Где факты? Конкретные факты? Все, что вы печатаете – это слухи и предположения в широком диапазоне между «Гарри Поттер – святой» и «Гарри Поттер хуже Того-Кого-Нельзя-Называть». Знаете, так не получится. Где, во имя Мерлина, вы берете информацию? Или вы просто выдумываете ее по ходу дела? Что, в этом случае законы о клевете уже неприменимы? Если бы вы писали обо мне, мои родители подали бы на вас в суд. То, что за Поттера некому вступиться, не значит, что он – легкая добыча. Если бы вы напечатали столько же слухов о Т-К-Н-Н, я сомневаюсь, что вы до сих пор редактировали бы эту газету.
Кто-нибудь спросил мистера Поттера о его позиции и точке зрения? Все, что вы говорите - «мистер Поттер был недоступен для комментариев». Конечно, так проще всего. А где те, кого считают его друзьями и соратниками? Почему вы не взяли интервью у них? Министерство боится того, что они могут сказать? Кто руководит газетой – вы или Министерство? Короче: «свободная пресса» – это миф?
Как студент Хогвартса, я могу поделиться с вами несколькими наблюдениями о Гарри Поттере. Иногда у нас с ним бывают общие уроки, и я должен сказать, что Поттер в ваших статьях и Поттер в Хогвартсе – это два совершенно разных человека.
Так что будьте любезны ответить: вы действительно пишете правду, как должна делать любая респектабельная газета? Или вы пишете то, что диктует Министерство?
Что касается всех споров о том, вернулся Т-К-Н-Н или нет, здесь я нейтрален. Мое письмо не об этом, а о злоупотреблении властью и положением. В итоге я хочу спросить: вы печатаете новости для того, чтобы читатели были проинформированы о текущих событиях, или превратились в сплетников, которых возбуждает любой грязный слушок?
Я надеюсь, что вы напечатаете это письмо. Если вы этого не сделаете, я буду знать, насколько вы боитесь правды и власть предержащих.
Оливер Твист»

- Вы знаете, а мальчишка прав, - сказала Эмили, глядя на босса.
Лорд Чарльз Уизерспун IV, главный редактор «Ежедневного Пророка», хмыкнул:
- Но если мы это напечатаем, Старина Фадж нас просто закроет. Мы не можем себе позволить выступать против него. Послушайте, Андерсон, я помню, что вы провели два года в Америке, и продолжаю вам повторять: здесь дела делаются совсем по-другому.
- Как будто я не знаю! – ответила она, закатив глаза. С толстяком-министром она уже сталкивалась. – Но пусть это останется у меня, хорошо? Может быть, получится ответить на вопросы мальчика и при этом не дать нам самим попасть на крючок. – Эмили на секунду задумалась, перечитывая письмо. – А может ли это быть сам Поттер?
Лорд Чарльз помотал головой:
- Судя по всему, Поттер – весьма средний студент с посредственным интеллектом. Что само по себе странно: его родители были выдающимися волшебниками.
- Понятно, лорд Чарльз. И кто, вы думаете, это написал?
- Чистокровной семьи Твист не существует, так что скорее всего магглорожденный студент или полукровка, связанный с миром магглов.
"Идиот, – Эмили мысленно подняла глаза к потолку, а потом усмехнулась про себя. – Но, может, он и прав: большинство чистокровных не способны думать самостоятельно и совершенно не знают Диккенса. Но зато я знаю человека, которому хотелось бы это увидеть."

ххх

Ксенофилиус Лавгуд увлеченно работал над исследованием о сексуальных привычках морщерогих кизляков, когда в его дверь постучали.
- О, добрый вам день, мисс Андерсон. Чем я могу помочь?
- У меня есть письмо от читателя, которое лорд Чарльз печатать отказался. Может быть, вам будет интересно?
Многие считали Ксено Лавгуда человеком крайне эксцентричным, но в одном ему не было равных: он всегда знал, какая история станет хитом. И «Придира» всегда писал правду, какой бы она не была. Безо всякой цензуры.
Он прочитал письмо и поднял сначала одну бровь, потому другую:
- О боже! Это забросит книззла прямиком в гнездо шерстепухов! Хм-хм, «Пророку» задали несколько непростых вопросов, а он наплевал на свою ответственность перед читателями…
- Я так и думала, что вы все правильно поймете, - ухмыльнулась Андерсон.

ххх

Гарри Поттера достал весь волшебный мир в целом и Альбус Дамблдор в частности. Директор, в своей непревзойденной мудрости, в этом году опять решил, что Гарри будет безопаснее у родственников.
«И давай, мальчик мой, не будем забывать о Фадже, который не поверил в возвращение Волдеморта…»
«Ага, как же, - думал Гарри, глядя на запертую дверь своей комнаты. Запертую снаружи, разумеется. – Потом Дамблдор решил, что для меня небезопасно узнавать новости, и отменил мою подписку на «Пророк». Отлично, директор! Пусть Золотой Мальчик побесится от неизвестности! Как будто этот Темный Придурок гоняется не за мной!»
На лице Гарри расплылась зловещая улыбка. Старик не понял, что он нашел способ обойти все ограничения. Перед отъездом из Хогвартса Гарри предпринял тактический ход, достойный Слизерина: он попросил о помощи единственное существо, которое было верно ему и только ему – домового эльфа Добби. Теперь эльф, секретно с ним связанный, готов был сделать все что угодно ради обожаемого хозяина и героя.
Так что этим летом, когда Гарри сам не трудился, как домовой эльф, Добби заботился обо всех его нуждах, и ни Министерство, ни Дамблдор ничего не знали. Похоже, министерские «радары» не отслеживали эльфийскую магию, и никакие ограничения на нее не действовали.
Когда перед вторым курсом Добби использовал чары левитации, он специально подделал магическую подпись Гарри, чтобы свалить вину на него. Но теперь он, наоборот, маскировал свою магию, за что Гарри был очень благодарен. Он не пропустил ни одного приема пищи с тех пор, как вернулся из Хогвартса, Добби помогал с работой по дому и в саду, а Дурсли даже не подозревали о его присутствии.
Теперь Гарри мог узнавать новости и связываться с кем ему нужно безо всякого контроля. Ну и что, что он был заперт в крошечной комнате в доме у магглов, ненавидящих магию? С помощью Добби он мог приходить и уходить, когда захочется, и никто об этом не знал.
- Мастер Гарри Поттер сэр, - раздался тонкий голосок на уровне его талии. – Эта газета не хотеть печатать ваше письмо. Но они посылать ответ.
- Да? Отлично!
Маленькая заметка на странице частных объявлений гласила: «Оливеру Твисту. Мы посоветовались по поводу вопросов, которые вы задаете. Нам известно, что «Придира» ищет интересные статьи, подобные вашей, и передали письмо в эту редакцию.»
- Добби, мне надо, чтобы ты оформил для меня подписку на «Придиру» на имя Оливера Твиста. Пусть журнал доставляют в мой личный ящик на почте. Я потом придумаю с гоблинами что-нибудь попроще.
- Даблдор все еще проверять ваша почта, хозяин?
- Он даже запер Хедвигу в Хогвртсе. Говорит, ей опасно путешествовать.
- Директор плохо себя вести, Мастер Гарри Поттер сэр…
- Именно поэтому я завел ящик на почте. Ты ключ не потерял?
- Нет сэр, Гарри Поттер сэр. Добби его хранить.
- Отлично.
Еще со времен маггловской начальной школы Гарри научился прятать от мира свою истинную натуру и потенциал. Дурсли не потерпели бы, если бы его успехи превосходили успехи Дадли, так что Гарри старался «сидеть тихо». К счастью, у Дадли и его банды была аллергия на книги, и библиотеки стали для Гарри излюбленным убежищем.
Но когда он было решил, что все трудности позади, то снова оказался в заложниках у всеобщего мнения о себе – теперь в волшебном мире. Так что Гарри пришел к выводу, что раскрывать свои таланты не следует и здесь.
Он не думал, что Гермиона и Рон понимают, насколько он умен. Нет, друзей он любил, но знать лишнего им не стоило. Гермиона гордилась своими знаниями и тем, что она всегда первая: она невзлюбила бы любого, кто умнее ее. Рон, наоборот, был ленив и ревнив. Так что Гарри решил держаться примерно на его уровне, чтобы избегать конфликтов.
Ну и что, что он сдавал средненькие эссе? Какое это имеет значение в перспективе? Он вообще был не уверен в том, что доживет до взрослой жизни. Между Дамблдором, коварно тестирующим его навыки выживания, враждебностью Снейпа и маниакальным желанием Тома его уничтожить, ожидаемая продолжительность жизни Гарри явно не выглядела высокой. А жизнь – очень уж приятной.
Поэтому он написал в «Пророк». Ему надоело, что его смешивают с грязью. Если бы он был взрослым, он подал бы в суд за клевету. А если бы он подписал письмо своим именем, на него немедленно набросились бы все – со всех сторон – доказав таким образом правоту «Пророка».

ххх

Эмили улыбалась, читая следующий выпуск «Придиры». Письмо Оливера Твиста занимало всю первую полосу. Лавгуд напечатал его слово в слово, а его собственный комментарий был поистине бесценен.

«Дорогой мистер Твист,
К сожалению, наш уважаемый конкурент – «Ежедневный Пророк» - отказался печатать ваше письмо по причинам, известным только его редакции. Только они могут ответить на ваши вопросы. Я не имею права говорить от их имени.
Тем не менее, я счастлив обратиться к не менее интересным темам. Может быть, не ко всем, но я буду стараться.
Я боюсь, что в волшебном мире правда – понятие относительное. Правда одного человека является неправдой для другого. «Пророк» обслуживает сильных мира сего, я же обращаюсь к тем, кто ищет истину. Да, читателей у меня меньше, но их умы гораздо более пытливы.
Ваши соображения по поводу Гарри Поттера совпадают с мнением моей дочери, которая учится на курс младше него. Она считает, что Гарри гораздо больше думает о квиддиче и о безопасности своих друзей, чем о том, как привлечь внимание к собственной персоне. И вообще, стремится спрятаться от толпы, а не привлекать ее внимание.
Насколько мне известно, прессу попросили не искать мистера Поттера, который в данное время наслаждается летним отдыхом со своей семьей. Так что пока он не свяжется с нами сам, мы может писать только то, что «мистер Поттер недоступен для комментариев».
Кто управляет «Пророком» - это вопрос, который мне еще нужно исследовать. Но у меня есть сведения, что это частное издание, которое должно отвечать перед своими акционерами. Если владельцы не возражают против публикации – она появляется на страницах газеты.
Ваши вопросы, мистер Твист, появились в то время, когда мы должны пересмотреть многие наши убеждения. Я надеюсь, что на некоторые из них я ответил. Если нет – пожалуйста, пишите мне, и мы начнем диалог.

Ксенофилиус Лавгуд,
Главный редактор,
«Придира»



P.S. От переводчика
Дорогие читатели! Некоторые из вас, прочитав начало перевода, решат читать дальше на английском. А некоторые будут читать и оригинал, и перевод. Так вот, большая в этой связи просьба: не надо спойлеров в отзывах, плз! Потому как отзывы некоторые тоже читают.
Благодарю за понимание.

Глава 2. Первая кровь


Эмили Андерсон стояла перед закрытой дверью кабинета главного редактора и играла в гляделки с двумя крепкими аврорами, которые не давали ей войти. За дверью были слышны раздраженные голоса Министра и Лорда Чарльза, а также пронзительно-высокий женский голос, просто источавший злобу.
Внезапно дверь открылась, и из нее вылетели Министр Фадж и жабоподобная женщина.
- Вы найдете того, кто передал письмо в «Придиру», Уизерспун, или будете уволены. Некоторые этому очень даже обрадуются! – пригрозил Фадж, нахлобучивая зеленый котелок.
Авроры вежливо кивнули Эмили, когда она проходила мимо них в кабинет. Там обнаружился ее начальник, залпом опрокидывающий в себя увеличенную дозу успокоительного зелья.
- Что здесь произошло? – спросила она.
Редактор попросил ее закрыть дверь и присесть, а сам вытащил палочку и наложил несколько заклятий. Эмили показалось, что это были антипрослушивающие и противоследящие чары.
- Похоже, нашему глубокоуважаемому министру не понравилось, что кто-то взял под сомнение то, о чем пишет «Пророк». Когда я сказал ему, что просто выбросил то письмо и его, наверное, кто-то подобрал, он выглядел не слишком довольным.
- И что, мне теперь искать новую работу?
- Ни в коем случае. Вы – один из лучших наших репортеров. Но я бы на вашем месте был поосторожнее со Скиттер. Она – любимый «сливной бачок» министра. И если она поймает меня – или вас – нам не поздоровится.
- Ну и что дальше?
- Все как обычно, Андерсон. Все как обычно, - подмигнул Лорд Чарльз.

ххх

Гарри Поттер читал ответ «Придиры» на свое письмо и ухмылялся. Некоторые вещи стали более понятными. Значит, у «Пророка» есть «акционеры». Хммм… Интересно, кто это – помимо Министерства?
Гарри подумал и решил написать два письма. Первое - гоблинам. Гарри очень хотелось нанести им визит, но он не был уверен, что это удастся сделать, пока он заперт в доме своих родственников. Впрочем, настоящим «домом» он эту постройку не считал, что бы там себе ни думал сумасшедший директор.
Гарри перечитал письмо гоблинам, улыбнулся, отложил его и посмотрел на пустую клетку в углу. И сразу почувствовал злость. Директор не имел права отбирать у него Хедвигу! Не добавляло радости и то, что пока он не получил ни одного письма от друзей. Он думал, что хотя бы Гермиона найдет способ связаться с ним. В конце концов, они обменялись адресами и телефонами.
Гарри вздохнул, взял чистый лист пергамента и начал писать снова.

ххх

Ксенофилиус Лавгуд наслаждался второй чашкой чая и откликами на письмо мистера Твиста. Многие были благоприятными, некоторые – раздраженными. Пришло и несколько вопиллеров. Но доступ вопиллерам в дом был перекрыт, потому что они могли расстроить Луну. Все они магически перенаправлялись в подвальную каморку, где могли вопить и взрываться сколько угодно: их никто не слышал.
«Да, лишь немногие относятся к тому, что пишет «Пророк», с долей скепсиса, - думал он. – Остальные верят ему, как голосу настоящего пророка. Дураков всегда хватает.»
Сегодня ему нанес визит какой-то мелкий министерский чиновник по имени Перси Уизли. Ксено покачал головой. Юнец точно был заражен нарглами, если считал, что министерство может указывать «Придире», о чем писать! У издания было всего два акционера – он сам и еще кое-кто, и ни один из них не собирался продавать свои акции.
- Ну хорошо, чаю попил, пора и за работу, - Ксенофилиус поднялся из-за стола.

ххх

Альбус Дамблдор считал себя волшебником величайшей мудрости и принципиальности. Он хотел, чтобы у Гарри было время оправиться от шока, вызванного созерцанием возрождения Волдеморта прошлой весной, и поэтому он был укрыт в безопасности дома родных. Жаль, конечно, что нельзя было разрешить ему контактировать с друзьями, но и это тоже - исключительно во имя Высшего Блага.
Он отпил глоток чая и потянулся за «Придирой» - своей любимой газетой. Дойдя до письма Редактора, старик поперхнулся. Что это, во имя Мерлина?
Он перечитал письмо и ответ Лавгуда. Естественно, его комментарии в адрес «Пророка» были весьма сдержанными, но любой читатель мог понять, что уважения к половой тряпке Министерства у Ксенофилиуса Лавгуда нет никакого.
А вот Твист казался очень разозленным на весь мир вообще и на «Пророк» в особенности. На что он рассчитывал? На то, что «Пророк» и Министерство ему ответят?
Прав ли был мальчик в отношении Гарри? Он не привел никаких подробностей…Был ли он знаком с Гарри на самом деле? Мог ли это написать сам Гарри? Нет. У него просто не было возможности послать письмо в «Пророк»: Хедвига осталась на попечении Хагрида. Так кто же такой Оливер Твист? И почему имя кажется знакомым?

ххх

В темной комнате змееподобный человек оправлялся от ритуала возрождения. Компанию ему составлял только низкорослый мужчина, похожий на крысу. Он-то и начал читать «Пророк» вслух. Но раздел частных объявлений он своим внимание обошел, и обращение к «мистеру Оливеру Твисту» осталось незамеченным. Но поскольку «Придиру» здесь не получали, они не поняли бы смысла обращения, даже если увидели бы его.
Остальные последователи Темного Лорда сочли за лучшее не информировать его о развитии событий: привлекать его внимание к этой истории могло оказаться опасным.

ххх

Гоблин Рагнок, директор банка «Гринготтс», внимательно читал письмо, адресованное Отделу Семейных Счетов.

Всем, кого это может касаться.
Я, Гарри Джеймс Поттер, сын Джеймса и Лили Поттеров, хотел бы знать, кто является управляющим моим счетом. Я хотел бы получить информацию обо всех движениях средств по счету с момента смерти моих родителей и по сегодняшний день. Я знаю, что на настоящий момент я являюсь несовершеннолетним, но мне исполнится 17 лет через 2 года и я хотел бы изучить вопрос управления моими средствами.
Во-вторых, я хотел бы выяснить, кто является акционером «Ежедневного Пророка», что записано в его Уставе, кто входит в его Совет Директоров, и получить их последний налоговый отчет.
В-третьих, я хотел бы, чтобы мне порекомендовали хорошего адвоката. У меня есть ощущение, что мои права в волшебном мире систематически нарушаются.
Дополнительно хотел бы проинформировать вас, что мою почту против моей воли удерживает Директор Альбус Дамблдор. Поэтому я арендовал личный ящик на почте, который обслуживает мой домовой эльф. Я ожидаю того, что вся моя переписка с вашим уважаемым учреждением будет оставаться строго конфиденциальной, поэтому ее следует направлять на почтовый ящик и не использовать сов. Почтовый ящик зарегистрирован на имя Оливера Твиста.

Пусть Ваше Золото Течет Рекой и Пусть Вместе Мы Получим Большую Прибыль

Гарри Дж. Поттер


Пощипав себя за переносицу и прикрыв глаза, станый гоблин начал ругаться на гобблдоке. Лорд Поттер должен был получать выписки по счету с тех пор, когда ему исполнилось 11. Если он их не получал, куда они девались? Придется проводить расследование. И если обнаружится обман, головы точно полетят с плеч!

ххх

Гарри сидел на кровати и читал книгу о Волшебном этикете и обычаях, которую достал для него Добби. Хотя Дамблдор должен был сделать это много лет назад. Ха! Так он и разбежался, старый хитрец! Сделать что-нибудь, чтобы облегчить Гарри жизнь? Ни за что!
О том, что старый маразматик отменил доселе обязательные для магглорожденных уроки Обычаев волшебного мира в тот год, когда Гарри поступил в школу, он узнал совершенно случайно. Профессор МакГоннагал учила своих львят из маггловских семей хоть каким-то основам в тайне от директора. Гарри выяснил это, нечаянно подслушав разговор Дина и Симуса в душе – они просто не знали, что он в соседней кабинке.
Это заставило Гарри задуматься о том, в такую же игру на самом деле играет Дамблдор? Почему директор считал необходимым сохранять его невежество в отношении мира, к которому он принадлежал по праву рождения? Хорошо, что Гарри умел прятать свой ум, иначе ситуация могла стать еще хуже.
Появился Добби со стопкой почты:
- Мастер Гарри, сэр. Вот книги вы заказать. Гоблины присылать вам важное письмо и формы для заполнять.
- Спасибо, Добби, - сказал Гарри и взял письма. Сначала он открыл письмо из «Гринготтса», просмотрел первую страницу и выругался про себя.


Наследника Древнейших и Благороднейших Домов Поттер и Гриффиндор,
Гарри Джемса Поттера
приветствует Рагнок, директор банка «Гринготтс».

Лорд Поттер, я вынужден признать, что Ваше письмо стало для нас неприятным сюрпризом. Мы направляли Вам отчеты по Вашим счетам с тех пор, как вам исполнилось 11 лет. Мы также в течение последнего времени направляли Вам просьбы о личной встрече с целью обсудить Ваше будущее. Нам просто не могло прийти в голову, что Вы не получаете этой корреспонденции. Мы считали, что Ваш опекун, Альбус Дамблдор, передает информацию Вам, а Вы разрешаете ему заниматься Вашими делами.
Из Вашего письма стало понятно, что это не так. На время расследования все Ваши счета заморожены, все ключи от сейфов аннулированы. Если Вам необходимы средства, Вам необходимо лично прибыть в «Гринготтс», поскольку предыдущий управляющий делами Вашей семьи скоропостижно скончался. Я временно приму эту роль на себя до тех пор, пока мы не придем ко взаимовыгодному решению.
Что касается «Ежедневного Пророка», то по состоянию на полдень вчерашнего дня главным акционером газеты являетесь Вы с 69 процентами акций. У Министерства Магии – 12%, остальные акции принадлежат самой газете. Совет директоров был назначен Министерством после исчезновения Темного Лорда Волдеморта. Министерство контролирует «Пророк» преимущественно методами политического шантажа.
В настоящее время главным редактором является Лорд Чарльз Уизерспун IV. Он был назначен на эту должность Вашим дедом, Лордом Гарольдом Поттером. Лорд Уизерспун – хороший человек, но после смерти Вашего деда его руки оказались связаны интригами Министерства.
И последнее. Долгое время адвокатом Вашей семьи был Лорд Питер Флинчли-Адамс. Мы поставили его в известность о Вашей просьбе и он в ближайшее время вступит в Вами в контакт. Как выяснилось, Директор Альбус Дамблдор проинформировал уважаемого адвоката, что Вы не нуждаетесь в его услугах, так как Вашими делами будет заниматься он сам, как Высший Чародей. Лорд Флинчли-Адамс с нетерпением ожидает встречи с Вами.
Может быть уверены в том, что мы полностью поверили Вам, когда Вы сообщили, что Темный Лорд возродился. Мы сделаем все он нас зависящее, чтобы помочь Вам в борьбе.
И, несомненно, нам необходимо в ближайшем будущем встретиться лично.

Пусть Ваше Золото Течет Рекой и Пусть Вместе Мы Получим Большую Прибыль

Рагнок
Директор банка «Гринготтс»
Управляющий счетами Поттеров


Глава 3. Правда - не главное


Артур Уизли, глава клана Уизли, вышел из зала суда вместе с бледным Гарри Поттером. Для обоих последние полтора часа были тяжелыми. К счастью для Гарри, Визенгамот признал, что использование им магии для того, чтобы отогнать дементоров от себя и своего кузена, было законным. Но голосование вряд ли можно было назвать «единогласным».
На решение суда повлияло появление Альбуса Дамблдора и данные им показания. Но сразу после этого Директор покинул Министерство, оставив Артура с расстроенным молодым волшебником. Старшего Уизли поведение Дамблдора крайне удивило. Почему Альбус ушел так быстро? Почему он даже не посмотрел на Гарри, не поздоровался с ним, не утешил? Наверное, на это были свои причины, но директор ничего не объяснил, и Гарри остался потрясенным и расстроенным.
- Мистер Поттер, подождите! Минуту вашего времени? – представительный пожилой волшебник приближался к ним, размахивая тростью для привлечения внимания. Он был дорого и со вкусом одет, а в руке держал портфель.
- Простите, никаких автографов, - начал Артур, подталкивая Гарри к выходу.
- Я про это и не думал, - сказал пожилой джентльмен, доставая визитную карточку. – Я – лорд Питер Флинчли-Адамс. Представлял интересы семьи Поттеров много лет.
Гарри взял карточку и изучил ее: «И почему вы только сейчас пытаетесь поговорить со мной?» - удивленно спросил он.
- Примите мои извинения, мистер Потер. У меня не было возможности присутствовать на суде. Кажется, кто-то в Министерстве дал мне неверную информацию о времени и месте заседания. Я приношу за это свои искренние извинения. Могу заверить вас, что никто в моем офисе не сделал бы такой глупой ошибки.
Артур наблюдал за Гарри, который крутил карточку в пальцах. Они оба понимали, что если бы адвокат появился раньше, это очень помогло бы защите Поттера.
Приблизившись, седоволосый джентльмен положил руку на плечо Гарри: - Мы не могли бы на минуту остаться с мистером Поттером наедине?
- Ну вот еще! – выплюнул Артур, наконец узнав в величавом волшебнике одного из ведущих адвокатов магического мира. Оскорблять его явно не стоило. Но у него были приказы Альбуса. – Мне нужно вернуть Гарри в Нору. Молли и остальные ждут его…
- Это займет всего несколько минут, сэр, - заверил адвокат, глядя на подростка.
- Я не думаю, что это повредит, мистер Уизли. Вы ведь не являетесь Пожирателем Смерти?
Лорд Питер улыбнулся, поднял трость и произнес клятву:
- Я, лорд Питер Флинчли-Адамс, клянусь своей магией, что я не являюсь и никогда не буду являться сторонником Темного Лорда Волдеморта. Да, Гарри, я тоже могу произносить его имя. Я – тот, за кого себя выдаю, адвокат и персональный поверенный семьи Поттеров. И пусть будет так.
Артур вздохнул… и кивнул.
- Хорошо, Гарри, но я останусь с тобой. Альбус и Молли мне голову отрежут, если с тобой что-нибудь случится.
- Если мне будет позволено… - вмешался Лорд Флинчли-Адамс. – Директор Дамблдор не разрешал мне встречаться с Гарри с тех пор, как его родители были убиты. – Он завел их в ближайшую пустую комнату. – Более того, он многократно отказывал мне во встрече с мальчиком после того, как он вернулся в волшебный мир в одиннадцать лет. Я могу вас заверить: то, что я должен сказать, очень важно.
Изумленный Артур молча кивнул, и дверь за ними закрылась.

ххх

Гарри был в восторге. Наконец кто-то был на его стороне. Короткая встреча прошла успешно. Мистер Уизли тоже явно был всем этим потрясен. Слава Мерлину, Лорду Питеру удалось уговорить его дать Клятву волшебника, чтобы защитить право своего клиента на конфиденциальность.
Гарри и Лорд Питер не могли вдаваться в подробности семейных дел в присутствии мистера Уизли, но все-таки это было Начало. Лорд Питер был возмущен, что Гарри держали в неведении относительно его прав и статуса в волшебном мире.
Позже вечером в Норе, когда Рон уже спал, Гарри написал Лорду Питеру короткое письмо о том, как связываться с ним, не прибегая к услугам сов. Было бы весьма некстати, если бы их корреспонденцию перехватывали. Ох, как жаль, что при мистере Уизли он не смог рассказать адвокату все, что хотел …
После возвращения в магический мир пришлось изменить инструкции для Добби: теперь вся почта, получаемая Оливером Твистом, должна была упаковываться в новый конверт на имя Гарри Поттера. Гарри Поттеру совсем не надо было получать писем, адресованных Твисту… Добби также было поручено сделать так, чтобы магическая подпись Гарри Поттера не могла быть замечена на входящих и исходящих письмах. Лишняя предосторожность никогда не помешает.
Договориться о встрече с гоблинами было непросто. Он был уверен, что никто не разрешит ему отправиться на Диагон-аллею в одиночку. Может быть, попросить мистера Уизли сопровождать его? Нет, миссис Уизли и Дамблдор никогда этого не позволят. Наверное, надо посоветоваться с самими гоблинами.

ххх

Рагнок постукивал пальцем по письму, которое только что получил от Лорда Поттера. Встреча гоблина с Лордом Флинчли-Адамсом прошла хорошо, но за ней наблюдали со стороны. Мистер Поттер выражал свои сожаления по поводу пропущенной встречи в «Гринготтсе»: кто-то из Министерства натравил на него и его маггловского кузена двух дементоров. Теперь за Лордом Поттером постоянно наблюдали, и избавиться от этого наблюдения он не мог.
На лице гоблина медленно проявилась улыбка. Есть, есть способ все это поправить! Он быстро написал список распоряжений и письмо самому ценному клиенту «Гринготтса». Сделав это, он откинулся на спинку кресла и принялся ждать.

ххх

На следующий вечер Добби подлил Рону усыпляющее зелье, которое прислали гоблины. Когда Рон уснул и весь дом замер на ночь, Гарри достал порт-ключ и прошептал: «Прибыль». Со времени третьего задания Турнира Гарри как-то не склонен был доверять порт-ключам, но на этот раз его заверили, что ключ был в «Гринготтс» и никуда более. Гарри верил гоблинам больше, чем кому бы то ни было.
Приземлившись неприглядной кучкой под ноги двум гоблинам-охранникам, он вполголоса выругался.
- Мистер Поттер? –оскалила зубы охрана.
- Да, это я. У меня встреча с директором Рагноком.
Встреча длилась полтора часа: Гарри и гоблины решили, что ему не следует отсутствовать слишком долго. У каждого был список проблем, которые надо решить, и итогами совещания все остались довольны. Конечно, ничто не было проработано до конца – на это потребуется гораздо больше времени, но начало было положено.
Гарри порадовало, что Дамблдор не прикасался к деньгам на его счетах, хотя и получал отчеты из банка. «Гринготтс» направил Директору письмо о том, что все ключи аннулированы, а отчеты задержаны из-за «некоторых несовпадений». Дамблдор прислал ответ с просьбой сообщить ему, когда «несовпадения» будут урегулированы.
Гарри улыбался, надевая родовое кольцо Поттеров на левую руку. Кольцо сразу же стало невидимым.
- Как долго вы сможете с этим тянуть?
- Сколько нужно, Лорд Поттер. Кстати, кольцо будет оставаться невидимым, если вы не пожелаете обратного.
Гарри вернулся в Нору, где никто ничего не заметил. Спать пока не хотелось, и он, присев за стол Рона, начал писать еще одно письмо.

ххх

Ксенофилиус Лавгуд размышлял над позицией «Ежедневного Пророка» по поводу фарса, известного как «Суд над Гарри Поттером», когда сова принесла письмо.

Дорогой мистер Лавгуд,
Благодарю вас за ответы на те вопросы, на которые отказался отвечать «Ежедневный Пророк». Меня очень заинтересовала ваша теория о правде в журналистике. Я никогда не думал об этом в таком ключе.
Думаю, вы совершенно правы относительно правды и лжи. Вот посмотрите, что недавно случилось с Гарри Поттером. Я читал отчет о процессе в «Пророке», и некоторые вещи меня весьма заинтересовали. Я спросил о них адвоката моего отца, и он сказал, что если мне действительно интересно, он постарается получить стенограмму судебного заседания. Я ответил утвердительно, и он достал стенограмму. Известно ли вам, что как только процесс заканчивается, его материалы становятся публичными? Копию может получить любой, если Министерство не запретит этого.
Проблема, которая меня интересовала, это почему они не использовали веритасерум или мыслеслив. Ведь они судили Поттера как взрослого, хотя ему всего 15 лет.
Кроме того, известно, что Министерство изменило время и место проведения слушаний в последний момент. О чем забыли сообщить даже самому подсудимому! Что, Министерство надеялось осудить Поттера в его отсутствие, чтобы он не смог защищаться? Где положенное по закону предупреждение? Почему у Поттера не было адвоката или хотя бы представителя? Кого-нибудь раньше судили как взрослого за «волшебство несовершеннолетних»?
Как видите, у меня множество сомнений по поводу юридической системы волшебного мира. Министерство становится диктатором, когда дело доходит до прав несовершеннолетних волшебников?
И последнее: где были опекуны Поттера? Почему их не было на суде? Судя по стенограмме, никто не выступил в его защиту, пока не появился Дамблдор со свидетельницей-сквибом.
Такое пренебрежение правами и благополучием детей-волшебников характерно для волшебной Британии?
Не могли ли вы дать мне пояснения по этой проблеме? Я прилагаю стенограмму суда, полученную из Министерства. Может быть, вы откроете мне высшую мудрость нашей судебной системы, которая ускользает от моего понимания?

Искренне ваш,
Оливер Твист


Ксено прочитал письмо и взял свиток пергамента с печатью Министерства. Следующий час он провел за его изучением и пришел в полный ужас. Он всегда знал, что Фадж – придурок, но не до такой же степени! Этот человек был политическим самоубийцей, и письмо Оливера Твиста только что забило первый гвоздь в крышку его гроба.

ххх

Добби появился, когда Гарри уже заканчивал письмо. Неделя в Норе заставила Гарри мечтать о тишине дома Дурслей. Ну, почти мечтать. Здесь почти невозможно было остаться одному и было трудно скрывать присутствие Добби и свои собственные занятия. Ладно-ладно, сам мечтал сменить обстановку…
Добби передал Гарри экземпляр «Придиры». Гарри надеялся, что его письмо напечатали. Но в газете было не только оно, но и ответ редактора Лавгуда, а также полная стенограмма судебного заседания, которую не осмелился напечатать «Пророк».

Дорогой мистер Твист,
Я весьма воодушевлен тем, что столь юный волшебник так интересуется политикой. Вы совершенно правы в том, что материалы процессов открыты для публики до тех пор, пока Министерство их не закроет, а оно может сделать это только в случае угрозы национальной безопасности. Должен сказать, что чтение материалов процесса Гарри Поттера – это настоящий урок того, что не так с нашей судебной системой.
Вы правы: использование веритасерума или мыслеслива сэкономило бы всем много времени и сил.
Я также удивлен тем, почему процесс вообще не был прекращен как неправомочный ввиду отсутствия представителя у мистера Поттера. То, что в его защиту выступил Альбус Дамблдор, не является правомочной заменой квалифицированному юристу.
Что же касается дементоров, мне хотелось бы знать, как им удалось добраться до маггловского дома Поттера без того, чтобы Министерство узнало об их передвижениях. Их место пребывания ограничено Азкабаном, и Министерство должно контролировать их. Насколько мне известно, они не могут покинуть остров без разрешения.
Из того, что я прочел, совершенно очевидно, что со стороны мистера Поттера все случившееся было явной самозащитой. Я проверил существующие законы об ограничении магии несовершеннолетних: там есть четко прописанное правило о том, что в порядке исключения несовершеннолетний волшебник может применять магию, если существует угроза его жизни, что и имело место в данном случае. К несчастью, это произошло на глазах магглов, что является нарушением закона. Но грамотный адвокат мог бы указать на то, что кузен мистера Поттера уже знал о существовании магии, и данная статья не должна применяться.
Если мистер Поттер готов подать иск, хороший адвокат вполне может обвинить Министерство в недостаточном контроле за дементорами и в нарушении правил судебных разбирательств с участием несовершеннолетних.
Что касается опекунов мистера Поттера, то документы об этом были засекречены сразу после смерти его родителей. Никто не знает, кто является его магическим опекуном – включая самого мистера Поттера, насколько я могу судить. Ведь они наверняка стали бы возражать против того, что в прошлом году его против воли заставили заключить Магический контракт.
И в заключение, мой юный читатель, я должен вас предостеречь. Министерство всегда готово судиться с теми кто, по их мнению, оскорбляет власти. Хотя в этом случае им было бы весьма недальновидно создавать прецедент.
Мне ваши вопросы очень понравились, но я сомневаюсь, что Министерство согласится со мной.
Так что берегите себя, мой юный друг.

Ксенофилиус Лавгуд
Главный редактор,
«Придира»




@темы: Фанфики, Любимые произведения, Джен, Гарри Поттер