Honto (бета: Shonni) в работе

Когда-то один из сильнейших воинов королевства, теперь – всего лишь бывший любовник короля. Отринуть прошлое, стать снова кем-то в этой жизни или сгинуть на северной границе королевства? Выбор как раз для него. Да и судьба не промах, в делах амурных покоя ему не даст, пускай даже на краю земли.
Оригинальные произведения: Фэнтези
Новый персонаж
Приключения || слэш || R
Размер: макси
Предупреждения: Смерть второстепенного героя



Глава 11


Это утро стало для капитана северного форпоста поистине незабываемым. Началось оно очень просто и даже банально: он зевнул и потянулся, прижимаясь к мягкой подушке. В теле царила безоблачная легкость, он давно не чувствовал себя так хорошо.
«Подушка? – щелкнуло у него в голове. – Я же на миссии, какие тут подушки, быть не может»!
Командир медленно открыл глаза, приподнимаясь на локтях. Увиденное повергло его в совершеннейший шок: прямо перед его глазами обнаружилась плоская грудь, покрытая едва заметным пушком рыжих волос.
С несколько мгновений капитан просто изучал увиденное. Два и два упорно не хотели складываться в четыре в его голове, и поэтому он, решив: «Галлюцинации», - снова упал на так называемую «подушку».
- Эй, больно! – пробурчал кто-то под ним, пихая его локтем в бок. В этот момент капитан окончательно проснулся и осознал весь ужас происходящего. Он лежал на рыжеволосом рекруте, предмете его постоянной головной боли вот уже на протяжении нескольких недель, обнимая его, как трехлетний ребенок игрушку. Еще мгновение, и командир базы подскочил как укушенный, приземляясь в трех метрах от расстеленных по полу накидок, на которых провел ночь.
Мэтью лениво потянулся, разминая затекшие мышцы – а капитан-то был не из легеньких! – наблюдая за своим компаньоном. Тот дышал как выкинутая на берег рыба, пытаясь вернуть себе хоть малейшее ощущение стабильности.
- Что…ты…тут делаешь? – наконец выдал командир.
Снэйки очень захотелось съехидничать, соврав – хотя, в общем-то, не так уж и соврав – что капитан сам затащил его в свою постель – но, глядя на ошарашенное лицо компаньона, решил этого не делать: тот и так выглядел так, будто бы его сейчас хватит удар.
- Ты был ранен, помнишь? – спросил бывший палач, логично рассудив, что обращаться на «вы» к человеку, с которым провел ночь в одной постели, по меньшей мере, глупо.
Капитан медленно кивнул, ощупывая руками свою грудь. Там должна была зиять огромная дыра, но она исчезла. Наконец к нему пришло некоторое понимание ситуации:
- Ты вылечил меня?
Мэтт кивнул.
- Я смог тебя вылечить, но началась лихорадка из-за сильной кровопотери. Пришлось согревать…подручными средствами, - он развел руками.
Капитан вопросительно поднял брови, оценивая ситуацию.
- И…это все? – вопрос прозвучал, как слова того же трехлетнего.
Тут пришла очередь Рэда уставиться на него.
- А ты ждал чего-то еще? – непонимающе спросил он. – Или хотел услышать, что ты жив-здоров из-за шаманских танцев дикого племени сокку и жаркой ночи со мной в качестве героя-любовника? Извини, кэп, но я в их ритуалах не разбираюсь. Я всего лишь скромный маг, который худо-бедно умеет лечить.
Выражение лица капитана было трудночитаемым. Похоже, с ним не часто так разговаривали. На мгновение, представив все то, что сказал Мэтт, темноволосый вздрогнул. Провести ночь… с этой рыжеволосой пародией на рекрута?
«Ты обнимал его всю ночь», - напомнил внутренний голос. Командир сжал губы.
Действительно, сложная ситуация. Мэтью любит поговорить, а на базе полным-полно ушей. Один слух, и репутация полетит к псам темноликих. Хотя…Капитан усмехнулся:
«Да кто ему поверит! Я бы сам не поверил, расскажи мне такое!»
Еще одно, наконец, кликнуло в его голове.
- Значит…ты маг? – опустившись на дальний край одной из накидок, спросил он.
С секунду Мэтт просто молчал. А затем кивнул.
- Насколько сильный?– задал капитан второй вопрос.
На этот - ответа ему пришлось дожидаться дольше. Наконец уголки губ Рэда грустно поднялись.
- С рангом, - без эмоций отозвался он.
- С рангом, - повторил командир. Это было немало. Далеко не каждому магу в армии давали ранг, для этого надо было прослужить достаточно долго, или же совершить что-то из ряда вон экстраординарное. Значит, все-таки он не фермер. Третьим вопросом капитан думал спросить, как тот получил ранг, но понял, что, в сущности, это и не важно. Куда большее значение имел другой вопрос:
- На какой стороне ты воевал?
Тут Мэтью уже не сомневался.
- Палачи, - выдал он ответ.
Капитан кивнул. Значит, они были на одной стороне. Почему-то осознание этого добавило ему оптимизма. Что все еще сложится, и что непростые отношения все же вернутся в свое русло, командира и подчиненного. Но для этого нужно было доверие, хотя бы маленькая его толика. И капитан базы почувствовал, что готов ее дать.
- Спасибо, что спас меня, Мэтью Рэд, - кивнул он и протянул руку. – Мое имя Айс.
Ресницы рыжеволосого взлетели как стая птиц, напуганная охотником. Ему показалось, или капитан действительно назвал ему свое имя?
- Айс, - повторил он, пожимая руку в ответ. Это имя подходило командиру базы идеально. Такое строгое, ледяное, непоколебимое…тот, кто придумал его, был очень мудрым человеком. Мэтью не смог бы это сделать лучше.
***
Мэтт разделил с ним остатки провизии, и некоторое время они хрустели молча, сидя в разных углах пещеры.
- И все-таки я не пойму, - разговор начал обычно молчаливый капитан. – Зачем ты здесь, на границе миров? Ты маг с рангом, мог бы служить в самом центре!
Снэйки пожал плечами:
- Я хочу помочь королевству. А тут достаточно сложная ситуация.
- И это все? – взгляд ледяных глаз пронзил его насквозь.
- Нет, - признался бывший палач. – Еще я хочу получить второе имя.
Капитан прислушался внимательнее, ища подвох, но не нашел. Неужели Рэд имел такую черту как тщеславие? Айс не мог в это поверить.
- Большая цель, - признал командир базы. – К ней можно идти всю жизнь.
Снэйки кивнул, вгрызаясь в бутерброд. Свое второе имя он получил, когда ему не было даже двадцати, так что капитан мог бы сэкономить время на лекции. Но вслух, разумеется, ничего не сказал. А вместо этого задал другой вопрос:
- Что будет с Эдом и Заком?
- Я отклонил их просьбы об отставке, - бросил на него быстрый взгляд командир базы. – Они останутся на базе. Разумеется, надеюсь, впредь они будут вести себя в рамках приличия.
Мэтт довольно улыбнулся. Хоть что-то начало улучшаться в этом мире.
- Но это абсолютно не повод для повторения, - почему-то, сам не зная почему, добавил Айс. – Надеюсь, ты не собираешься искать себе на базе такого же дружка?
В его голосе сквозила такая злая ирония, что Снэйки разозлено вздернул нос.
- А что, если и так? – усмехнулся он.
Капитан обреченно покачал головой.
- Похоже, неделя в карцере так ничему тебя и не научила, - вздохнул он.
Снэйки удивленно поднял брови.
- А должна была? – спросил он. – Я думал, что тут дело в проявлении излишнего насилия…ты же не посадил меня из-за одного невинного поцелуя?
- Конечно, нет, - быстро отрезал капитан, пытаясь отогнать жар от начинающих краснеть щек.
Но вот две недели на кухне он добавил исключительно из-за этого.
- Хотя, следовало бы, - с вызовом в голосе встретил командир базы взгляд Снэйки. – Оскорбление старшего офицера – тяжкое обвинение.
Бывший палач обреченно покачал головой.
- Ты так ничего и не понял, - вздохнул он. – Вопрос был в том, чтобы показать, что поцелуи мужчины и женщины ничем не отличаются, что тут нечего осуждать. Откуда я знал, что у тебя нет опыта в таких делах?
- Это не твое дело, - отрезал Айс, чувствуя, что краснота щек становится угрожающей. - У меня не было на это времени, понятно? Была война, и я…
- Кодекс воинов, - закончил за него Снэйки. – Вот что я скажу тебе, капитан. Воин должен быть воином, это так. Но воин, не познавший любви, всего лишь орудие без воли. Он не знает, ради чего сражается. Он сражается ради самой войны и, в конечном счете, бесполезно погибает, так и не поняв, зачем жил. Подумай об этом.
Губы его командира приоткрылись, пытаясь найти достойный ответ.
Как бы он хотел их коснуться, чтобы показать на деле, что значат эти слова! Снэйки сжал руки в кулаки. Нет… он не должен. Как бы не любил, он не должен ломать жизнь другому, заставлять чувствовать то, чего нет. Поэтому Рэд сделал единственное, что мог в этой ситуации: отвернулся и начал собирать остатки завтрака в котомку.
***
Поздним вечером того же дня два усталых путника, наконец, достигли ворот базы. У входа было непривычно тихо. Айс удивленно огляделся – охрана-то на месте? Неприятное ощущение возникло где-то в груди и стремительно охватило все его существо.
Мэтью, похоже, тоже решил, что что-то было не то, потому как его руки тотчас же забегали по рукояти ножа. Взгляд застыл на дальней части комплекса, там, где было здание больницы.
Капитан перевел взгляд в ту сторону и тихо выругался – вот где был весь народ – и, плюнув на все церемонии, сорвался на бег.
- Что случилось? – гаркнул он, расталкивая толпу рекрутов.
- Капитан! – раздались шепотки. Рекруты расступались перед командиром, будто бы увидев привидение. А Айс уже стремглав летел в сторону палат, понимая, что случилось что-то страшное.
Основная толпа оказалась у входа в одну из комнат. Там Эд оперировал самые сложные случаи. Капитан, прокляв сдавшие нервы, протянул уже руку, чтобы открыть дверь, и тут ее перехватили, буквально отдернув от ручки.
- Темноликие тебя подери! – проорал кто-то знакомый. – Так ты жив и невредим, сволочь ты такая!
Айс моргнул. Лишь у одного человека в этом мире хватило бы наглости накричать на него на глазах у всего войска и уйти безнаказанным.
- Конрад? – переспросил капитан, будто бы сомневаясь в увиденном.
Растрепанные волосы цвета вороньего крыла, карие глаза, сейчас буквально метавшие молнии, полинялая форма – похоже, тот только что вернулся с патруля.
- Ублюдок! – крикнул он в лицо Айсу. – Не мог даже сдохнуть спокойно, чтобы он хоть жизнь положил не зря!
Комок подступил капитану под самое горло.
-О ком ты? – выдавил из себя он хриплым голосом.
Конрад тем временем продолжал сыпать проклятьями.
-О ком ты? – повторил Айс уже громче и, когда тот не ответил, схватил за ворот и, как следует, тряхнул.
Конрад застыл, словно приходя в себя. Губы его задрожали.
- Рик, - выдохнул он.
Теперь в горле был не просто комок, а будто бы из груди высосали весь воздух и оставили умирать.
Кто-то за его спиной витиевато выругался и рванул вперед. Широкая фигура Конрада прикрыла дверь раньше, чем Снэйки успел потянуть за ручку.
- А ты куда лезешь, мелочь? – рявкнул Конрад, меряя взглядом рекрута. Ниже его почти на голову, рыжеволосый, в форме рядового, пытался протиснуться в палату.
- Вот же наглые юнцы пошли, - пробормотал темноволосый, окончательно приходя в себя.
Рекрут не сказал на это ни слова, просто отодвинул опешившего Конрада, будто бы тот весил не больше котенка. Зеленые глаза на мгновение пронзили его, еще миг – и Мэтью открыл дверь. Конрад даже пошевелиться не успел.
Человек, находившийся в комнате, вздрогнул. Похоже, он стоял на пороге, собираясь открыть дверь, но Мэтт его опередил, и уставился на понурую фигуру Эда.
-Эд? Что? – бросился к нему капитан.
Снэйки закусил губы. Ему не нужно было слышать слов, которые Шелли пытался выдавить из себя – слишком много раз за жизнь он повидал такое выражение лица.
- Мне… жаль… - выдавил из себя доктор.
Айс застыл на месте, не в силах больше сделать ни шага.
Мэтью рванулся в комнату, а за ним, ругаясь на ходу, побежал Конрад.
- Куда, мелкий?
Снэйки не ответил. Лишь быстро подошел к лежащему на столе, прошелся рукой, вокруг которой возникло золотистое свечение, вдоль его тела.
-Да я тебе сейчас! - Конрад попытался остановить его, но Айс устало махнул рукой:
- Позволь ему. Он маг.
Рэд задержал кисть еще на мгновение, а потом она упала безвольной плетью. Лицо бывшего палача превратилось в восковую маску без эмоций.
-Ну? – голос капитана дрогнул.
Снэйки покачал головой.
- Прости. Я не умею воскрешать мертвых.
Айс подошел поближе к Рику и рухнул на соседний стул, зарываясь рукой в волосы, не отрывая глаз от белого, без единой кровинки, лица своего вице-капитана.
-Все вон, - просто сказал он.
Конрад попытался что-то возразить, но ответом ему был нечеловеческий рык.
- Я сказал, вон! – рявкнул капитан.
Первым отреагировал Мэтью. Он поднялся, кивнул, и пошел прочь, не оборачиваясь. Слишком хорошо он понимал, что сейчас тот чувствует. Слишком много раз он сидел так, чувствуя, как его мир рушится. Достаточно, чтобы понять: в такие моменты любые слова будут лишними, просто… просто никто не должен это видеть.
- Пошли, - шепнул Снэйки, подтолкнув в спины Шелли и Конрада. Странно, но те повиновались. Уж слишком страшной была эта картина – ледяной бесчувственный капитан северной базы у кровати своего друга, из последних сил, кусая губы, сражавшийся с потоком слез.
***
Они понуро выскользнули из комнаты. Эд тотчас же быстрым шагом направился по коридору прочь, даже не взглянув на спутников. Похоже, мысли доктора сейчас были очень далеко отсюда.
А Мэтту, стоило только сделать шаг, и его тотчас же дернули за ворот рубахи и впечатали спиной в стену.
-Ты так и не ответил, кто такой, - напомнил патрульный. Глаза его метали молнии.
Снэйки пожал плечами.
- Ты тоже не представился.
С несколько секунд тот, кого Айс назвал Конрадом, просто глотал губами воздух, как рыба. Видно было, что он пытается придти в себя, и что явно не ожидал от обычного рекрута такой наглости.
«Для таких драка – лучший способ разрядки, - подумал Мэтт. - Вовремя же я под рукой оказался!»
Странно, но страха не было. Несмотря на то, что, похоже, этот Конрад был достаточно высокого чина, раз позволял себе такие вольности в обращении с капитаном, у него не было чего-то, чем обладал Айс. Да, этот человек, без сомнения, был опытным воином, не новичком. Достаточно красив: черные волосы обрамляли лицо, которое слегка тронул загар – похоже, он уже долго был здесь, в горах. Высокий, выше его на полголовы, немудрено, что посчитал бывшего палача «мелочью». Внимательные карие глаза пристально разглядывали Снэйки.
Мэтт ответил ему взаимностью: так же горделиво вскинул голову и смерил взглядом:
«Думаешь, что лучше меня, вояка?»
Нет, от этого парня не веяло такой аурой силы, какая возникала, как только в комнату входил Айс.
«Возможно, еще один капитан, - решил Мэтт. – Но этот точно без второго имени. Слишком вспыльчивый. Он принял путь воина, но тот не отпечатался в нем… так, как в Айсе».
«Айс, - вспомнил он. – В то время как мы тут собачимся, кэп сидит рядом с хладным телом своего боевого товарища. Хороши же мы будем, если затеем тут драку!»
И, опустив глаза, попробовал снизить температуру воздуха, рискующую дойти до кипения, от разозленных взглядов, которые бросал на него Конрад.
-Мэтью Рэд, - представился он. – Новичок-рекрут.
- Конрад Колдрон, - хмыкнул патрульный. – Капитан юга.
-Юга? – не понял Мэтью. – Мы же, вроде как, на севере!
-У тебя черви вместо мозгов, что ли? – ругнулся Колдрон. – Ты что на занятиях делал? Еще скажи мне, что не знаешь принципов построения командования на базе!
-Не знаю, - честно ответил Мэтт, удивляясь сам себе. И, правда, за несколько месяцев пребывания здесь он так ни разу не удосужился расспросить хоть кого-то про базу. Это ему-то, бывшему палачу, вице-капитану королевского войска, было не интересно? Точно, черви вместо мозгов, очень верно подмечено.
И, подняв голову, объяснил:
- Меня направили специальным приказом, вне общей группы. А по дороге я встретился со снежным тигром… провалялся в больнице потом, вот и пропустил занятия.
-Один сюда прибыл? – удивленно прищурился Конрад. – Ты или храбрее, или еще глупее, чем я себе представлял.
«А ты тут стоял и представлял степень моей глупости?» – хмыкнул про себя Снэйки.
Но, так или иначе, объяснение сработало. Похоже, капитан успокаивался, и драка откладывалась на отдаленную перспективу.
- И маг, значит, - продолжил допрос Колдрон.
- Слабый, - соврал Мэтт, надеясь, что Айс его не выдаст. – Но лечить могу.
- Офицеры сказали мне, что капитан отправился на дежурство с каким-то рекрутом. Это был ты, так? – продолжил Конрад.
-Да, - кивнул Рэд.
-Почему вы задержались? – взгляд Колдрона начал нервировать – слишком пристально он смотрел на бывшего палача.
-Мы наткнулись на снежных тигров, - начал объяснять Снэйки. – Капитан был ранен в бою. Я подлечил его, но пришлось оставаться на ночевку – я потерял слишком много сил и не мог передвигаться. – Не задумываясь, он переложил вину на себя.
-Хм, - задумался Конрад. Похоже, ответ его устроил.
-Может, я и погорячился. Ему и так тяжело, бедняге, - пробормотал он.
Рэд сделал вид, что ничего не услышал.
-А что касается тебя, недоразумение, - неожиданно гаркнул Колдрон, да так, что Мэтью вздрогнул. – Восемь дежурств вне о…. – Внезапно Конрад остановился, меряя взглядом закрытую дверь палаты.
- Я внесу капитану базы предложения о твоем наказании за наглость, - сказал он. – И расспроси своих инструкторов об устройстве базы, темноликие тебя побери, позорище!
Мэтью поднял бровь.
«Значит, Айс выше по рангу. И этот Колдрон, хоть и капитан, но надо мной власти не имеет – не может наказать напрямую. Интересно. Похоже, и правда стоит расспросить ребят, что тут и как. Или Рика…» - мысли его смешались. За этим спором он совсем и забыл, что случилось.
-Кто-то еще пострадал? – спросил Мэтт Конрада.
-Четверо ранены, - отозвался тот. – Мы вовремя подоспели, их отряд попал в засаду. Чертовы темноликие! – ударил он кулаком стену, посмотрел на Рэда и осекся.
Мэтью понял этот взгляд без слов. Ему нечего тут было больше делать.
-Пойду к Эду, может, чем смогу помочь, - тихо сказал он и пошел прочь.
Колдрон кивнул головой, не поворачиваясь.
***
Снэйки лежал на кровати, изучая потолок. Так, вот тут трещинка, а в углу паутинка…
Они только что вернулись с похорон и единственное, что ему сейчас хотелось – это напиться, чтобы провалиться в беспамятство. Лишь бы не видеть все эти лица в траурных одеждах, и особенно одно, самое любимое, таким потерянным.
Капитан не плакал. Наоборот, он вел себя очень спокойно и уверено: произнес речь о пути воина и о заслугах коммандера Рика. Его голос ни разу не дрогнул, руки не затряслись, когда он кидал горсть замерзшей земли в могилу. Но почему тогда Мэтту так хотелось закричать «Все ложь!»?
Потому что он видел, как Айс плакал над телом Рика. Потому что знал, что в глубине, под толщей льда, скрывается ранимая душа, которая стонала от боли. Потому что он видел, как морщится Айс с каждым новым броском лопаты, когда рекруты зарывали тело вице-капитана.
- Мэтт, - в дверь осторожно постучали. Рэд открыл дверь и обнаружил на пороге Зака. Тот, колеблясь, потер затылок.
- Слушай, я знаю, это не мое дело, - начал он, входя в комнату. – Но кэп на похоронах был сам не свой.
Взгляд Мэтью застыл где-то у окна.
- Никто не мог бы быть в своей тарелке после такого, - прошептал он. – Рик был его другом. А капитан… он не железный. Как бы он этого не хотел показать. Как бы не хотел ничего не чувствовать.
- Я знаю, ты беспокоишься за него, - продолжил Зак. – И…поэтому попросил присмотреть за ним… ну, наших.
Рэд сжал руку в кулак. Что-то было не так…что-то очень сильно было не так.
- Что случилось? – он не узнавал свой голос – таким хриплым вдруг стал.
- Он не вернулся на базу после похорон. Остался на могиле, - выдохнул Зак.
- Темноликих тебе в глотку! – выругался Мэтью, хватая накидку и перчатки, надевая их на ходу. – Что ж ты молчал! – и, не глядя, рванулся к двери.
- Мэтт…Мэтт! – Зак не успевал за ним, но в то же мгновение рыжеволосый рекрут резко затормозил, и Зак влетел в его спину. Мэтью не шелохнулся, будто бы не почувствовав боли.
- Мэтью! – снова позвал его он, но строгое лицо на мгновение повернулось к нему.
- Молчи и веди себя тихо! – шикнул на него Рэд.
Что-то в его тоне заставляло беспрекословно подчиняться. Зак встал по струнке.
В то же мгновение воздух перед ними всколыхнулся, и будто бы за пологом света появилась высокая фигура.
- До меня дошли новости – у вас проблемы, - раздался голос без приветствия.
Кому-то это могло показаться оскорблением, но Снэйки знал: портал на такое расстояние, даже частичный, требует огромного вложения магических сил. Никто не выдержал бы долго.
- Все в норме, - услышал он будто бы со стороны свой бесцветный безжизненный голос.
- У вас погиб вице-капитан. Это ты называешь в норме? – рявкнул Дрэг.
Снэйки закрыл глаза и сжал губы. Спустя мгновение он открыл их снова, и во взгляде заскользила сталь.
- Мы справимся, - делая упор на каждом слове, ответил он.
- Еще один такой прокол, десятый, - послушался не менее ледяной ответ. – И ты отправляешься обратно в центр.
- Проколов больше не будет, - рявкнул Снэйки. - Я не вернусь, - пробормотал он уже гораздо тише, себе под нос.
Холодные черные глаза пронзили его, и на мгновение бывший палач почувствовал, будто бы между ними нет этого расстояния.
- Это мне решать, - отрезал Дрэг. – Я пришлю своего человека.
- Не на… - начал Снэйки, но взмах руки в кожаной перчатке оборвал его на половине фразы.
- Я все сказал, - властно сказал Дрэг. И уже тише. – Береги себя.
Воздух подернулся пеленой. Связь оборвалась будто бы струна скрипки уличного музыканта – резко, жалобно, на самой высокой ноте.
Мэтт смахнул со лба капельки пота.
- Это был… - пробормотал потрясенный Зак. – Это был ко…
Рука в белых перчатках заткнула ему рот раньше, чем он успел сказать еще хоть слово.
- Ты ничего не видел, - прошептал Мэтт.
- Но это же был… - продолжал Зак.
- Это была галлюцинация рекрута, который слишком долго дежурил, - отрезал Мэтт.
- Ну уж нет! – возмутился Зак. – Второй раз со мной этот номер не пройдет! Кто ты такой, Мэтью Рэд? Кто ты такой, если позволяешь себе перечить королю?
- Никто, - Мэтт зло поправил перчатки. – Когда-то давным-давно я был кем-то, но теперь я никто. Просто рекрут, у которого есть немножко магической силы.
- Он назвал тебя десятым, - пробормотал Зак, будто бы не слыша его. – Десятый… но эти титулы есть только… - он побледнел, - Только у палачей!
Мэтью мрачно закусил губу.
- Зак, - тихо сказал он. – Я клянусь тебе. Я здесь не для того чтобы причинить кому-то вред, не для того, чтобы устроить какую-то проверку. Я здесь исключительно для того, чтобы служить, помогать людям. То…кем я был…если это всплывет, это положит конец моему пребыванию здесь. Я…я сильный маг…достаточно сильный, чтобы здесь и сейчас сломать твою волю и заставить забыть все, что ты видел. Но я не хочу этого делать. Пожалуйста, не заставляй меня. Просто поверь мне, а? Ну один раз, Зак, чего тебе стоит?
- Я поверю тебе, - кивнул Зак. – Поверю, если после того как ты поможешь капитану, мы сядем, и у нас будет долгий разговор, о том, кто на самом деле Мэтью Рэд, и что такого случилось в его прошлом, что он оставил все и рванул в северные земли.
Губы Мэтта тронула измученная улыбка.
- Я обещаю, - кивнул он. В ту же секунду хлопнула дверь и раздался быстрый топот ног: бывший палач, сломя голову, побежал на помощь своему капитану.
Зак обреченно вздохнул и, окинув взглядом комнату, поплелся прочь. Он слишком много узнал за сегодняшний день - это был факт.
***
Последние рекруты отдали свою дань уважения вице-капитану и ушли прочь, а он все стоял и стоял. Резкий порыв ветра всколыхнул его волосы, выбивая последние силы. Айс опустился на колени. Воспоминания нахлынули на него – все те дни, которые они провели бок о бок, на учебе в академии, в сражениях, и просто отдыхая и радуясь жизни. Его единственный друг… Теперь все это было в прошлом. Будто бы сотни цепей сковали тело капитана, прижимая к земле. И когда он был готов уже просто лечь на землю и умереть, кто-то подошел и сел на колени рядом с ним.
- Эй, - раздался тихий голос и, подняв голову, Айс увидел Мэтта, сидящего рядом.
- Уходи, - прошептали посиневшие от холода губы капитана. – Я хочу быть один.
- Ты уже достаточно был один, - упрямо ответил Мэтью, отказываясь уходить. – Дай руку, я помогу тебе подняться.
- Не хочу, - Айс покачал головой.
- Ты должен, - не оставлял его строгий голос. – Ты капитан. База ждет тебя.
- Я больше не могу, - пробормотал Айс. Он и правда не мог. Все эти годы академии, битвы за королевство, капитан жил кодексом воинов. Шла война, гибли люди, любой день мог стать последним и для него самого, и он пришел к единственному разумному для себя решению: не чувствовать. Вокруг были воины, такие же, как он сам. Смерть могла вызвать в нем сожаление о потере ценного бойца, и только. В этом была его победа над смертью, так он считал. Он ошибался. Вот, она лежала перед ним, зияющая дыра в защите под именем его бывшего коммандера. Столько лет сражаться бок о бок и остаться чужими людьми? Он правда думал, что это так, или попросту обманывал себя, искренне веря в свою бесчувственность? Что ж, судьба преподала ему жестокий урок за самоуверенность.
- Ты можешь, – тем временем продолжал стоять на своем Мэтью Рэд, пытаясь вернуть капитана из омута горьких чувств. – У тебя достаточно на это сил, я знаю это. Я верю в тебя. Все верят. Ты сможешь.
- Он умер, - прошептал Айс. – Понимаешь?
Голубые глаза пристально посмотрели на него, и Снэйки будто бы увидел осколки льда, плавающие в океане водных капель.
А Айс просто сидел и потерянно смотрел в эти глаза, полные сопереживания, в которых отражалась его боль. И на мгновение ему показалось, что человек, сидящий рядом с ним, понимает его, понимает, как никто другой. И от этого стало немного легче.
Он не помнил дороги обратно, будто бы все внутри него отключилось, отказываясь регистрировать происходящее извне. Единственное, что он чувствовал – это теплую руку, лежащую у него на плече, поддерживающую его. Рука была мягкой, но крепкой. Айс знал, что даже если у него подкосятся ноги, то рука не даст ему упасть. Поэтому он просто дал вести себя, вести, не зная куда, полностью доверившись рыжеволосому рекруту.
- Ну вот, мы на месте, - сказал Рэд, закрывая дверь, и Айс наконец пришел в себя. Это была его комната. На улице стояла ночь, свет не горел, и капитан вздрогнул. Ему показалось, что темнота и пронизывающий холод проникают в самое его существо.
- Ложись спать, - мягко подтолкнул его Мэтью в сторону кровати. – Завтра будет лучший день.
Лучший? Чем? Как он может быть лучше, если…
«Но я ничего не могу поделать с этим», - обреченно подумал Айс. Он сделал несколько неверных шагов и упал на кровать, зарываясь носом в подушку. Темнота свернулась вокруг него, и он сжался в комок, пытаясь противостоять ее натиску.
- Спасибо, - он, наконец, вспомнил о рекруте, который помог ему найти дорогу. – Ты можешь идти.
Мэтт сделал шаг по направлению к двери и застыл, рассматривая его. Капитан выдохнув, прижал к себе подушку, пытаясь заставить боль уйти. Это не выходило, и, несколько секунд спустя, он понял, что его трясет.
Несколько быстрых шагов, и Рэд снова был рядом. Осторожно сев на краешек кровати, он коснулся спины капитана.
Айс вздрогнул от его прикосновения, но, спустя еще мгновение, глубоко вздохнул, вернулся обратно на подушку.
Рука медленно прошлась по плечам и зарылась в волосах, успокаивающе гладя их. И Айс почувствовал, что медленно, но верно, начинает расслабляться. Боль не то, чтобы ушла, она застыла где-то глубоко в сердце. Он поднял голову, пристально глядя в глаза Мэтью. В них было понимание, то, чего ему так не хватало, чего он не видел так давно. Что-то новое стало зарождаться внутри него, какое-то чувство, которое он не мог пока понять.
Глаза пронизывали его насквозь. Глаза шептали, манили его, просили не уходить. Снэйки колебался – правильно ли он прочитал их значение? Что, если он сделает шаг вперед, то только добавит боли капитану? Он так и застыл, не двигаясь.
Спустя еще мгновение, показавшееся вечностью, он почувствовал на предплечье прикосновение другой руки. Еще мгновение, и рука скользнула дальше, на его спину. Снэйки поднял голову, встречаясь с глазами капитана. Тот не произнес ни звука, только смотрел ему в глаза, пристально, будто пытаясь о чем-то спросить.
В ответ рука Мэтта коснулась белоснежной шеи, и, пройдясь по ней, мягко опустилась на спину капитана. В то же мгновение Айс резко выдохнул, словно отпуская с этим вздохом всю боль, накопившуюся в душе, и крепко прижался к нему, обнимая обеими руками. Он прижался к нему так, как цепляется тонущий за соломинку, так, как будто весь мир вокруг рушился и только он один – Рэд – стоял незыблемой колонной во тьме.
Кровать прогнулась под тяжестью веса двух мужчин – Мэтью осторожно скользнул под одеяло, не отпуская от себя Айса. Темноволосый же продолжал обнимать его так, как будто для него не было завтра.
- Спи, - прошептал Снэйки, стараясь не думать о том, что будет, когда они проснутся утром.
Глаза цвета льда медленно начали закрываться, повинуясь его приказу. Какая-то часть внутри Айса не могла понять, как он мог упасть так глубоко, что позволил успокаивать себя подобным образом, зарыться в чужих объятьях, как ребенок. Другая же его часть всецело одобрила это решение. Мягкость, теплота, безопасность – это было то, чего он не чувствовал уже очень давно, то, чего ему не хватало. И скажи ему кто-нибудь в тот миг, что мир рухнул, Айс вряд ли бы смог найти в себе волю и отпустить руки. Еще несколько мгновений, и он уже крепко спал.


@темы: Любимые произведения, Ориджиналы, Слеш, Фанфики, Фентези