Honto (бета: Shonni) в работе

Когда-то один из сильнейших воинов королевства, теперь – всего лишь бывший любовник короля. Отринуть прошлое, стать снова кем-то в этой жизни или сгинуть на северной границе королевства? Выбор как раз для него. Да и судьба не промах, в делах амурных покоя ему не даст, пускай даже на краю земли.
Оригинальные произведения: Фэнтези
Новый персонаж
Приключения || слэш || R
Размер: макси
Предупреждения: Смерть второстепенного героя




Глава 8


Странное дело – нарочно или случайно, но Рэд встал, аккурат перекрывая путь тигра к нападению на него, капитана.
Темноволосый открыл, было, рот, чтобы возразить, но взгляд его упал на лицо Мэтью. Тот, казалось, полностью был поглощен происходящим – во все глаза глядел на тигра, запершего беднягу Мартина в угол.
-Киса-киса-киса, - издевательски позвал животное Мэтью.
Тигр рыкнул, принюхиваясь.
- Давай, иди к папочке, - пробормотал Рэд. На лбу его блестела испарина, а руки сжались в кулаки.
«Что ты делаешь?» – хотелось крикнуть капитану, выскочить из-за спины Мэтта. Он не привык, чтобы его защищали, и уж точно не рекруты. Но Рэд был другим. От него веяло такой аурой силы, что темноволосый страж границы не мог противиться. Аура приказывала: стой на месте, – и он застыл как вкопанный. Не в силах шагнуть вперед, но и не в силах отвести взгляд от происходящего.
Мэтью что-то продолжал бормотать вполголоса. Тигр тем временем, будто бы забыв о Мартине, двинулся к ним, будто бы…
«Под заклятьем! – внезапно понял капитан. – Он сплел заклятье, чтобы отвлечь тигра от Мартина! Вот откуда такое напряжение, Рэд держит контроль над зверем!»
Мэтью закусил губы так сильно, что кровь струйкой полилась из уголка рта.
«Давай, давай же, - металась в голове единственная мысль. – Еще пару метров!»
Пару метров – и он выведет Мартина из-под удара. Пара метров, и…
-Эй, что тут происходит? – раздалось в пещере гулкое эхо. Голос Зака.
Тигр повернулся. Мэтт выругался. Всего мгновение, и контроль был потерян.
А зверь уже бросился в сторону беззащитного мальчика. Мэтью рванулся вслед за ним, забыв про всю свою магию, понимая, что не успевает, темноликие побери, совсем не успевает. Недавний кошмар словно ожил наяву.
Внезапно на пути тигра возникла фигура с мечом. Мгновение, быстрый удар – и зверь завалился набок.
«Капитан», - наконец понял Рэд. В пылу этого сложного маневра он забыл о командире. А тот, похоже, разгадал его план. К счастью для них всех.
Темноволосый страж брезгливо стряхнул кровь с оружия и убрал его в ножны. Ткнул тигра носком сапога – мертв ли? Зверь не шевелился.
Капитан бросил быстрый взгляд на Мартина. На парне лица не было. Поняв, что все позади, тот всхлипнул и сел прямо на пол. К нему быстро подошел Рэд и начал что-то успокаивающе шептать, погладил по голове. И, продолжая успокаивать, наткнулся взглядом на командира базы.
Тот вопросительно поднял бровь – и что это было за представление, может, не поленишься объяснить? Мэтью устало вздохнул.
Спас всех Зак.
- Мэтт, Мартин, мы с ног сбились, пока вас нашли! – опрометью бросился он к ним.
- Мы в порядке, - ответил за всех Рэд. – Все в порядке, - одной рукой он обнял хныкающего Мартина.
Зак подошел ближе.
- Ты, засранец мелкий, как же ты нас напу… - начал он, наткнулся взглядом на капитана, вспыхнул и потупился.
- Простите.
Темноволосый воин отряхнул одежду, бросил еще один взгляд на разворачивающую перед ним сцену.
- Рекрут Фокс, происшедшим сегодня ты доказал собственную неспособность к воинской службе. Я жду рапорта об отставке, как только мы вернемся со сбора, - голос его не поколебался ни на мгновение. Сказав это, капитан развернулся и пошел прочь из пещеры.
Мартин продолжал хныкать. Что-то внутри Снэйки сжалось. С одной стороны, как бывший десятый палач и вице-капитан королевского войска, он был полностью согласен со своим командиром – сам в боевой обстановке он мог выгнать рекрута и за меньшую провинность. Но сейчас не война…
«Та же война, но теперь с темноликими. Потери меньше, битвы не такие яростные, но она идет, как бы ее не называли. Мы не можем позволить себе быть слабыми», - подумал Мэтью.
Взгляд его снова упал на молоденького рекрута.
И совсем другая мысль, похоже, мысль не Снэйки, но Мэтью Рэда, всплыла в его мозгу:
«Но ведь и ты совершал ошибки. И нашлись те, кто дал тебе второй шанс…»
Рыжеволосый встал. Противоречивые эмоции раздирали его пополам. Оставить все, как есть, или вмешаться? Поступить согласно пути воина, или поддаться чувствам и попробовать уговорить капитана не выгонять мальца? Что-то подсказывало ему, что от этого решения будет зависеть многое.
«Однажды ты уже позволил чувствам взять верх – и к чему это привело? - напомнил он себе. – А может, это решение капитана сохранит жизнь не только мальчишке, но и кому-то еще?»
Снэйки хотел бы сесть и все обдумать, возможно, посмотреть нити будущего, но вот оно, будущее, лежало в его руках, и нужно было действовать здесь и сейчас! Две дороги пролегли перед ним, и как сложно было сделать выбор!
Он еще раз посмотрел на плачущего юнца и понял:
«А нет его, этого выбора. Я выбрал свой путь еще тогда, когда поставил любовь, чувства выше своих способностей и пути воина. И теперь мне остается лишь следовать этой дороге, куда бы она меня не привела».
– Зак, присмотри за Мартином, - кинул он и пошел вслед за капитаном.
-Правильно, как грязную работенку – так Заку, - проворчал старший рекрут. – И кем он себя возомнил, новым капитаном, что ли?
***
Он нагнал его уже у входа в пещеру. Темноволосый, будто бы почуяв шаги, встал как вкопанный, не поворачиваясь.
- Рэд, - констатировал он. – Что тебе?
-Он сглупил, - начал Мэтью. – Но ничего страшного не случилось. Дайте ему второй шанс.
-Но могло бы. Из-за него могли пострадать другие, - стоял на своем капитан. – Таким не место на базе.
-Я понимаю, - кивнул Рэд. - Случившееся – жестокий урок, из которого он многое вынес.
-И что, учить его ценой жизни других людей? – повернувшись в его сторону, тряхнул головой командир.
-Я этого не говорил, - сквозь зубы процедил Мэтью. – Я прошу дать ему второй шанс, взять на поруки. Я сам готов… - он осекся.
-Присмотреть за ним? – закончил за него капитан. – Вчерашний фермер? Если только, - ледяные глаза прищурились. – Мэтью Рэд действительно тот, за кого себя выдает.
Рыжеволосый вздохнул. Что он мог на это ответить? Нити магии зазвенели вокруг него –верный признак того, что контроль над эмоциями был потерян. Странное ощущение возникло где-то внутри, точно он пытался прочитать то ли прошлое, то ли будущее. Только никаких картинок перед глазами не возникло, лишь слова вырвались из его губ:
-Просто вспомните себя в его годы, когда вы были, как он, еще ребенком, - посоветовал Рэд. – Свои мысли, чувства. Всегда ли вы поступали правильно? Не совершали ли чего-то такого, о чем пришлось пожалеть?
И тут же осекся. Похоже, он сказал что-то не то. Будто бы волна холода прошлась по его коже – или это был порыв северного ветра? На мгновение Снэйки зажмурился, а когда открыл глаза, вздрогнул.
В обжигающе ледяных, обычно бесстрастных глазах, полыхал огонь ярости.
-Мне кажется, ты забылся, рекрут, - отрезал капитан. – Твоя задача на этом сборе – чему-то научиться, вынести максимум полезного, а не перечить своему командиру!
Но Мэтью его не слышал. Он пристально смотрел на командующего базой – с разлетевшимися на ветру темными волосами, сверкающими злостью глазами, капитан будто бы превратился совсем в другого человека. И если до этого Мэтт видел только красивую оболочку, сейчас она наполнилась содержимым, бушующим как ураган.
Сердце пропустило несколько ударов, в горле пересохло, а Рэд стоял и смотрел в эти глаза и не мог оторваться, понимая, что пропал. Пылающий взгляд буквально разрывал рыжего на части. В этих глазах были огонь и лед, жар и холод. Казалось, глаза не могли отражать столько противоречивых чувств, но для капитана это стало возможным.
Мартин, другие рекруты, все происшедшее было моментально забыто, лишь этот взгляд имел для Мэтью сейчас значение.
«Я хочу, чтобы в этих глазах горел иной огонь, - неожиданно понял Снэйки. – Не злость, не ярость. Я хочу увидеть, как в этих глазах загорается искорка совсем других чувств… чувств ко мне».
Глаза пронзительно зеленого цвета внимательно наблюдали за его вспышкой. Капитан выругался про себя – ну надо же, вот так, сорваться перед рекрутом, показать эмоции, когда он всегда и во всем должен быть примером пути воина! Недопустимо! Он мотнул головой, встречаясь взглядом с рыжим… и так и застыл на месте – таким сильным был этот взгляд. Темноволосый воин смотрел в эти глаза, чувствуя, как тонет, стремительно тонет в этом омуте. Что-то внутри него дрогнуло. Мгновение спустя капитан не выдержал.
- Что ты делаешь? – вырвался у него вопрос, и он проклял себя за слабость. Слишком по-детски наивной звучала эта фраза. Непозволительная роскошь для командира.
Мэтью не отводил глаз, будто бы пытался пронзить взглядом капитана насквозь, вытащить наружу все тайны, все его существо. Наконец, полные губы дрогнули.
- Я пытаюсь найти человека в этой глыбе льда, - ответил он.
Еще мгновение, и рыжеволосый рекрут развернулся и быстро зашагал прочь, к скалам, не оборачиваясь. А если бы обернулся, то увидел бы удивительную картину. На миг, всего лишь на короткий миг непоколебимый капитан дрогнул от его слов как осенний лист на ветру.
К счастью для всех присутствующих, этим патрулирование и закончилось – подоспели другие рекруты с командирами и начали разбивать лагерь. То тут, то там слышались «охотничьи» рассказы – кто, сколько зубастиков убил. Снежные тигры не повстречались больше ни одной команде.
***
Снэйки сидел на снежной глыбе и упрямо смотрел в ночь. На небе не было ни звезды, и в кромешной тьме нечего было разглядывать, но его это не волновало.
«Перегнул палку, - покачал головой он. – Применил магию. Тут уже не подозрениями будет пахнуть, а прямыми обвинениями. Все демоны Эйза на мой вспыльчивый характер!»
«Но все же, - на его губах появилась измученная улыбка. – На какое-то мгновение мне показалось, что я пробился к нему. Гнев, смятение, но в этих глазах просквозили эмоции, пускай даже на короткий миг».
Бывший палач тяжело вздохнул.
«Теперь он будет настороже вдвойне. И устроил же я себе веселую жизнь!»
«Но ведь оно того стоило? – раздался в его мозгу ехидный внутренний голос. – Увидеть в его глазах эмоции, эмоции, вызванные не кем-то, а тобой?»
Снэйки уронил голову на грудь.
- Неисправимый глупец, - вынес Мэтью себе приговор.
Один шаг вперед, два назад? Он хотел сбежать из дворца, хотел стать кем-то еще… И что в итоге случилось? Сегодня разум победил, и он смог противиться своим желаниям. Но как оно будет в следующий раз? Когда он снова заглянет в эти глаза, полные льда, сможет ли удержаться?
-Путь воина – путь пустоты, - пробормотал Снэйки, сжав кулаки, подняв голову к небу. – Мгновенное отвлечение внимания на эмоции может стоить жизни. Только расчет, все должно быть брошено на то, чтобы победить и выжить…
Слово за словом он повторял цитаты из кодекса воинов, стараясь вложить в них всю душу. Стараясь успокоиться и забыть, утопить в них свои чувства.
Но почему, все демоны Эйза, почему, даже повторяя эти слова, он добился лишь того, что вспомнил первую тренировку и тонкие губы, которые их произносили?
«Теперь мне нигде и никогда не будет покоя, - неожиданно понял он. – Снэйки, идиот, ты окончательно и бесповоротно влюбился».
Где-то вдалеке, будто бы подтверждая его слова, раздался чей-то вой, полный безнадежности и боли. И единственное, о чем жалел сейчас Мэтью Рэд – это о том, что не умеет выть точно так же – так бы он хоть как-то смог облегчить свою душу.
***
Этой ночью капитан никак не мог заснуть – ворочался, вспоминая произошедшее.
«Ни один рекрут никогда бы не позволил себе такого, - рассуждал темноволосый воин, изучая грубую ткань палатки. – И я сам хорош, сразу ни под арест не отправил, ни карцером не погрозил. А теперь уже… поздно, и глупо будет. Но зато я на все сто уверен: этот взгляд просто не может принадлежать обычному рекруту».
Он повернулся еще раз.
«И Фокс… вот же дурень, рванул в эту пещеру».
Вот поэтому капитан никогда сам не проводил сборы первогодок. Ненавидел возиться с новичками. Они сами лезли на рожон, не понимая, где опасность, и так легко погибали. Сколько уже таких желторотых они похоронили – не счесть.
Но почему его так волновала судьба этого паренька? Не он первый, не он последний, кого капитан, отправил со службы. Почему командир не мог забыть глаза полные слез? И обвиняющий голос Рэда: «Не совершали ли вы чего-то такого, о чем пришлось пожалеть?»
«В пути воина нет места жалости, нет места эмоциям», - вздохнул капитан, зарывшись носом в спальный мешок.
Повернулся еще раз… и окончательно сдался.
- Темноликие тебя подери, Мэтью Рэд, - рявкнул себе под нос он, выскакивая из палатки. Бессонная ночь – только этого не хватало. Командир базы побрел по лагерю, в надежде успокоиться. Будто бы сами ноги привели его к краю снежной поляны. Капитан уставился в ночь и затих.
Кто-то рядом чихнул. Темноволосый воин вздрогнул, положив руку на клинок.
- Кто здесь?
- Ой… простите, капитан, - даже в темноте он узнал высокий мальчишеский голос.
Капитан выругался про себя, уже повернулся, чтобы уйти, но слова Рэда снова ударили где-то внутри плетью, по самой душе.
- Ничего, - он подошел и сел рядом, на соседний валун. – Не спится?
Мартин помотал головой. В тусклом, едва заметном свете костра он казался совсем ребенком.
«Наверное, ему столько же, сколько было мне, когда я впервые попал на войну», - подумал капитан.
Что он чувствовал тогда? Каким был? Воспоминания уже давно истерлись, превратившись в мозгу в рябую круговерть. Так же лез на рожон или боялся, что его убьют? Капитан не помнил… или же просто старался забыть?
- Средняя статистика по смертям – пятеро в месяц, - почему-то сказал командир базы. – Большинство не возвращаются всей командой. И обычно все происходит по вине одного. Кто-то полез не туда, кто-то заснул во время ночевки, хотя должен был стоять на страже… В команде важно каждое звено, понимаешь? Только от тебя зависит, выживет твой товарищ или умрет.
Мартин молчал.
Капитан вздохнул. Он не знал, что сказать. Командир базы не знал, зачем вообще затеял этот разговор, зачем пришел сюда. Слишком многое в себе он перестал понимать с тех пор, как на базе появился Мэтью Рэд. Темноволосый воин приподнялся, готовый пойти прочь, но внезапно Фокс очнулся.
- Я… понимаю, - раздался дрожащий голос мальчика. – Капитан… это глупо… но в тот момент… когда тигр подбирался ко мне, в моей голове была одна единственная мысль – теперь из-за моей беспечности пострадают остальные. Я такой идиот! – признался он и хлюпнул носом.
И снова их накрыла тишина. Командир базы ждал, что Мартин будет просить, чтобы его не выгоняли, просить смягчить приговор, но было тихо.
И тогда решился сказать сам.
- Когда мы вернемся, тебя ожидает двенадцать дежурств вне очереди. На тренировках я буду гонять тебя вдвое строже, чем всех остальных. Поблажек от меня не жди.
Мартин повернулся. В глазах его светилось что-то – надежда, радость?
- Да, капитан! – выкрикнул он.
- Рапорт можешь не писать, - устало кивнул капитан. – Но еще одна такая выходка, Фокс, и клянусь, я сам шкуру с тебя спущу!
- Так точно, капитан! – во взгляде мальчишки читалось обожание. В какие-то секунды его командир из главного злодея превратился в сверкающего героя.
Темноволосый воин встал. С души будто бы тяжелый камень свалился и упал куда-то вниз, под ноги. Возможно, теперь он сможет заснуть?
- Иди спать, - посоветовал командир базы Мартину. – Завтра длинный день, и, возможно, тебе встретится много новых врагов.
- Есть, капитан! – мальчишка рванул с места. Пробежал несколько шагов и обернулся.
- Спокойной ночи, капитан!
Темноволосый воин кивнул, плотнее завернулся в накидку, и зашагал в сторону своей палатки.
***
Удивительное дело – и на следующий день погода продолжала радовать: такое же яркое солнце и бескрайнее голубое небо, насколько хватало глаз. Только капитан нахмурился, углядев в нем что-то дурное, и покачал головой.
- К вечеру соберется буран, - сказал он. Остальные командиры согласно кивнули.
Снэйки с интересом наблюдал за сценой.
«И как им это удается? Сколько времени тут надо провести, чтобы начать предсказывать погоду?»
- Это несложно, - Зак будто бы читал его мысли. – Видишь, на горизонте едва заметная тучка? Верный признак будущего бурана.
Мэтью прищурился.
- Слишком маленькая, чтобы стать проблемой.
- Посмотришь к концу дня, - усмехнулся Тэйлор. – Еще порадуешься, что до базы успел дойти.
- Поживем-увидим, - пожал плечами рыжеволосый рекрут.
Зак недовольно помотал головой.
- Ничему на слово не веришь!
-Тише, капитан говорит! – подошел к ним Джордж.
Все замолкли.
-Сегодня я разобью вас на команды немного по другому принципу, - объявил темноволосый капитан. – По результатам вчерашнего патрулирования. Хочу посмотреть на тех, кто потенциально сможет возглавить отряды.
-Ого, а вот это уже интересно, - широко улыбнулся Зак. – Обычно отбирают тех, кто больше все зубастиков убил. А у меня хороший счет – двое!
-Тебе только дай волю покомандовать, - буркнул Сэм.
-Да тебе просто завидно, ты-то одного завалил, и то еле-еле, - подколол его Тик.
- Восьмой отряд! – тем временем речь дошла до них. – Состав тот же, минус Фокс. Командовать будет Тэйлор, – капитан снисходительно выслушал победный возглас Зака и продолжил. – Его помощником будет Рэд.
Снэйки вздернул подбородок. Быть не может! Он думал, что своими действиями вызвал еще большие подозрения, но капитан, похоже, решил ему довериться!
Их взгляды на мгновение встретились, и в глазах цвета льда Мэтью прочитал предупреждение:
«Попробуй мне только что-то устроить – и получишь все причитающееся!»
И усмехнулся: «Ну, спасибо, кэп».
- Формально он прав, - кивнул Джордж. – У Рэда лучший счет, как и у Зака – два зубастика, а у нас по одному-то на каждого не придется.
- Но Рэд тут всего ничего! – обиделся Сэм. – А мы уже сколько месяцев кукуем!
- Эй, я вообще-то здесь, ничего, что вы обо мне говорите? – обиделся в ответ Мэтью.
- Ладно вам, - примирительно хлопнул ребят по плечам Джордж. – Маршрут нам выдали. Выдвигаемся.
Их целью была дальняя горная цепь – сегодня капитана с ними не было, а, значит, прощай самая близкая к лагерю миссия.
Рэд на мгновение обернулся, задумавшись.
«Придется оставить командира в одиночку. Надеюсь, сообщники Кинга ничего такого не задумают?»
Идти против приказа и остаться тут он тоже не мог.
«Кэп уже большой мальчик, - решил Снэйки про себя. – Выкрутится, если что».
Капитан, не видя того, что за ним наблюдают, продолжать объявлять команды. И – удивление – в последней, с меньшим количеством рекрутов, которую он возглавил сам, оказался Мартин.
«Ничего себе! – вытаращился Рэд. – Так он Фокса не отправил все-таки! И еще и собственноручно на поруки взял».
Губы его тронула улыбка.
«А ты не такой черствый сухарь, каким пытаешься показаться, капитан».
Мартин бегал вокруг командира как собачка. Похоже, где-то между делом те успели поговорить, если не подружиться. Капитан упорно делал вид, что мальчишка его раздражает, но на лице темноволосого воина то и дело проскальзывало нечто похожее на улыбку.
А сердце Мэтью будто бы пронзила стальная нить. Противоречивые чувства бились внутри него, как птицы в силках. С одной стороны он был безумно рад за Мартина – мальчик не заслужил такого сурового наказания, как исключение, за единственную ошибку. То, что сейчас его судьба находилась в надежных руках, не могло не радовать. Рэд был счастлив, что капитан наконец-то показал свою человечную сторону, в существовании которой бывший палач уже начал сомневаться. Но… наблюдая за тем, как Мартин смотрит на капитана, какое обожание светится в глазах юнца, Снэйки буквально нутром чувствовал, как внутри него закипает ярость, порождая облако темных чувств… ревности.
Рэд закусил губы, приказывая себе отвести взгляд. Что бы это ни было, это не его дело. Не его битва.
И, раз кодекс воинов не помогал, он начал вспоминать цепочку заклинаний щита. Вроде бы самое простое, но и самое муторное. Одно неверное слово, жест - и заклинатель станет уязвим.
На лице расползлась измученная улыбка.
«Да, то, что надо, чтобы отвлечься».
Снэйки повернулся и быстро зашагал в сторону хребта за остальными, не оборачиваясь.
На мгновение, перед выходом своей группы, капитан обернулся, глядя вслед команде Тэйлора. Ребята все еще продолжали переругиваться по поводу того, кто должен был стать капитаном. Лишь один Рэд тихо плелся сзади, не участвуя в споре.
«Хоть один парень с головой в этом отряде», - подумал темноволосый капитан и, поправив меч, зашагал вниз по склону. Но, чем дальше командир уходил от этого места, тем больше крепло в его сердце дурное предчувствие. Предчувствие, что напрасно он сам не повел эту команду. И, что бы он не делал, никак не мог от него избавиться.
***
- А на прошлом сборе я больше зубастиков убил! Но никто меня почему-то капитаном не назначил! – это Тик.
- Да потому что сбор был на один день! – Ноэл.
- Да заткнитесь вы уже оба, голова от вас гудит! – Сэм.
«База магического контура накладывается в три этапа. Первым делом маг должен представить структурную оболочку щита, и…»
- Эй! – Снэйки поднял голову, выныривая из пучины магических знаний на свет. Встретило его улыбающееся лицо Зака.
- Ты не рад будто бы, что тебя помощником капитана назначили, - сказал он.
Мэтью пожал плечами.
- Это же только на сбор. Да и команда маленькая, одного капитана тут было бы больше, чем достаточно. Просто игра.
Зак хмыкнул.
- Говоришь, будто бы до этого командовал целой армией.
«Знал бы ты», - усмехнулся про себя Снэйки. А вслух сказал:
- Просто спал мало, вот и злой. Слишком холодно было.
- Холод, еще какой, - согласился Тэйлор. – Да и…
- Что? – переспросил Мэтью.
- Может, мне кажется… - начал новоявленный капитан. – Но… у тебя нет ощущения, что за нами кто-то наблюдает? Противный такой, привязчивый взгляд?
Рэд споткнулся и чуть, было, не упал.
- Аккуратнее! – Зак придержал его за плечо.
- Спасибо, - кивнул рыжий.
- Не знаю я, - выпрямившись, он огляделся по сторонам. По правде сказать, у него было точно такое же чувство. Что-то очень неприятное кружилось где-то почти на подкорке, ощущение опасности… и чего-то чужеродного. Не так, как вчера, когда на них напали зубастики, не так, как когда он сцепился со снежным тигром.
«Стоп», - внезапная догадка осветила его разум так ярко, что он застыл на месте.
Зак был магом, плохеньким, неопытным, но все же что-то мог – у него были эти силы. Снэйки, маг с рангом, чувствовал то же, что и Тэйлор. Остальные же весело переругивались, не ощущая никакой опасности.
Темный маг, здесь, наблюдает за ними? Но кто ему нужен? Их команда или чья-то другая?
- Когда ты почувствовал? – тихо, сквозь зубы спросил Мэтью. – Вспомни. Когда мы только разошлись с остальными, это ощущение было?
Тэйлор задумчиво покачал головой.
- Нет. Только последние метров пятьсот. Что это, как думаешь?
- Что предпочитаешь? – пробормотал Мэтт. – Испугаться или успокоиться?
- Лучше всего правду, - Зак поравнялся с ним, и теперь они шли плечо к плечу.
- Будь начеку, - посоветовал Рэд.
- И это все? – вытаращился на него Зак. – Позер, да ты сам ничего не знаешь!
Снэйки не ответил. В это время он попытался максимально расширить зону чувствительности вокруг себя, чтобы определить наверняка, кто за ними наблюдает. Ничего не получилось – бывший палач будто бы уперся в темную стену. Кто-то крепко держал оборону. Рэд попробовал обойти ее с другой стороны, но тщетно: щит был очень крепок, и он совершенно не понимал, как его можно сломать. А тиканье в голове, тем временем, только усиливалось. Как будто само тело предупреждало его о чем-то очень важном, о чем-то…
И тут будто бы молния ударила в его сознание. Снэйки поднял голову и так и застыл на месте. С вершины горы, на огромной скорости на них неслась снежная лавина.
Еще мгновение заняла оценка ситуации: в зоне удара оказался только он и ребята – капитан с большей частью команды был уже далеко.
- Бежим! – проорал кто-то сзади, то ли Тик, то ли Сэм.
- Стойте на месте! – рявкнул Мэтью, концентрируя магию в руках.
Бежать было бесполезно, в этом он не сомневался. Единственным их шансом было мощное заклятье щита, надеяться на которое с его теперешним уровнем магии было равносильно тому, как если бы он стоял на натянутой веревке, на высоте в пару сотен метров, в надежде, что малейшее дуновение ветерка не собьет его с ног. Но выбора не было.
Рэд забормотал уже порядком подзабытые слова. Нет, сейчас бы он не рискнул призвать силу без этого напевного речитатива. Слишком большой была эта снежная волна. Слишком много сил ему нужно было затратить. Слишком…
- Все вставайте за мной! – крикнул Мэтт ребятам, в надежде, что они поверят и поймут. – Это наш единственный шанс уцелеть!
Лавина почти вплотную поступила к ним. На секунду, взглянув на снежный вал, Снэйки дрогнул.
«Какая же огромная, - прошептали побелевшие от страха губы. – Дрэг… прости меня, если сможешь, что я не…»
Еще мгновение – и снег был готов коснуться его вытянутых рук. Мэтью зажмурился… и совсем другое лицо встало перед его глазами. Не ослепительный король Эйза. Темные волосы, глаза цвета льда. Капитан.
В ту же секунду зеленые глаза десятого палача вспыхнули пылающим огнем.
- Рано умирать собрался, - пробормотал он. – Я ведь еще не…
Он не успел закончить – стихия столкнулась с коконом силы, ослепительным лезвием, разрезающим снег пополам, не давая накрыть группку людей, оказавшихся в эпицентре.
Секунда, десять секунд… Было тяжело. Руки Снэйки дрожали. Слишком много силы приходилось затрачивать, слишком быстро истощались его магические резервы.
- Все демоны Эйза, - выругался Рэд, сжимая руки в кулаки. – Ну же!
Кокон ярко вспыхнул, и снег начал плавиться.
Еще несколько мгновений, показавшихся для Мэтью вечностью – и все стихло. Осторожно он снял защиту. В лицо его попали остатки снега, и рыжеволосый маг недовольно фыркнул.
-Живы, - облегченно выдохнул кто-то за его спиной.
А Рэд, плюнув на остатки гордости, рухнул на колени, тяжело дыша.
- Сделали… Мы сделали это, - пробормотал он. Вокруг него кто-то радовался, хлопал в ладоши, но ему уже было все равно – слишком много сил было затрачено, им овладела полная апатия.
-Эй, - кто-то – кажется, Зак, осторожно потряс его за плечо. – Ты… как?
-Паршиво, - честно признался Мэтью. – Но выживу. Дай мне пару минут…в себя придти.
-Пару минут? – удивленно воскликнул Тик. – Да после такого тебе месяц в отключке валяться!
Мэтт поднял голову и ехидно ухмыльнулся.
-Извини, что не соответствую твоим ожиданиям.
Джордж поднял его на ноги и закинул руку на плечо.
-Лучше выбираться бы нам отсюда, - предложил он. – А то, не ровен час, еще что-нибудь нам на головы свалится.
-Да, - Рэд устало потер виски. – Это уж точно.
***
Они прошли еще с полкилометра наверх и встали поблизости очередной скалы. Магический щит больше не прощупывался, и чужеродное присутствие почти не ощущалось.
«Или же я просто затратил все силы на защиту, и поэтому теперь ничего не чувствую», - мрачно констатировал про себя Снэйки.
Отсюда отчетливо была видна сползшая лавина. Будто бы глубокая рваная рана осталась на склоне горы – то тут, то там валялись камни, вырванные валуны, сугробы снега. Ближе к правому краю осталась нетронутая площадка – именно там он накрыл команду щитом.
Мэтью покачал головой. На каком же волоске от гибели они висели!
- В лагерь нам уже не вернуться, - задумчиво произнес он, вытаскивая карту. – Остается только длинный путь – перейдем эту горную цепь, благо она не слишком высокая, и дойдем до базы другой тропой.
- Может, попробуем все-таки пробиться в лагерь? – заныл Сэм. – Если пойдем через перевал, нам ни за что не добраться до ночи. Да и экипировки у нас толком нет.
- Она и не потребуется, склон пологий, с обеих сторон - Джордж внимательно изучал план местности. – Я согласен с Рэдом. Переночуем в какой-нибудь пещере.
- Все решат, что мы погибли, если мы не вернемся - выдохнул Тик.
- А так мы погибнем на самом деле, - буркнул Ноэл. – Пошли уже! – и первым зашагал вверх по тропе.
- Эй! – раздался обиженный голос Зака. – Похоже, вы забыли командира спросить! И я определенно против длинного пути!
Мэтью резко развернулся и встал лицом к лицу к старшему рекруту.
- Лавина была призвана кем-то, - прищурившись, сообщил Рэд. – Ты же сам это понял! Мне бы не хотелось бы возвращаться на то же место и снова подставляться под удар. Чем ближе мы к вершине – тем меньше снега на то, чтобы спустить на наши головы!
- Почему это ты должен тут всем командовать? – в голосе Зака царило возмущение. – Я здесь уже полгода!
Снэйки подавил рык. Ему надоело это нытье, надоели эти разборки, надоели молокососы, которые еще ничего не знали и не умели, но лезли на рожон как пятилетние дети. Нет, похоже на этот раз слащавой улыбкой не обойтись.
Тэйлор и пикнуть не успел, как его схватили за шиворот и подняли в воздух. Опустив глаза, он столкнулся нос носом с Рэдом, который держал его на вытянутой руке, нисколько не напрягаясь, будто бы рекрут весил не больше пушинки. Глаза рыжеволосого метали молнии.
- Потому что я так сказал, - отчеканив каждое слово, рявкнул Рэд. – Тебе понятно или повторить?
Зак кивнул, не в силах возразить. Темноликие и их предводитель, да взгляд капитана по сравнению с этими глазами был взглядом нормального человека! Этот же был демоном во плоти!
В ту же секунду Мэтью отпустил руку, и старший рекрут упал на землю, испуганно потирая шею.
Рэд обернулся к остальным рекрутам, понемногу успокаиваясь. Сорвался, хорош командир. И откуда у него только силы взялись на такое представление? Обычно он мог поднять что-то тяжелее себя, лишь используя магию, но свои резервы Снэйки истратил подчистую…
Рыжеволосый помотал головой. Не время было об этом думать.
- У меня есть кое-какой опыт ведения наземных операций, - витиевато признал он. – Поэтому в данной ситуации я беру командование в свои руки. Мы выберемся отсюда, если вы будете слушать мои приказы. Это все, что вам нужно знать.
Медленно, рекруты кивнули, соглашаясь. Кто бы ни был этот Мэтью Рэд, но он спас им жизнь. Ему можно было довериться.
- Пошли, - Мэтт махнул рукой. – Шагаем до заката, а потом ищем пещеру и устраиваем привал до утра.
Все молча повиновались.
***
Мэтт сидел у входа в пещеру, глядя в бескрайнюю темную снежную даль. Там валил снег – казалось, он не прекратится никогда. Пустая земля, без надежды. Зачем они сражаются за нее, зачем погибают? Он не мог найти ответа.
- Моя очередь дежурить, - Зак подкрался к нему как тень. Мэтт вздрогнул, когда тот положил ему руку на плечо.
- Слушай, прости. Я сорвался тогда, днем.
- Ничего, - Мэтт продолжал смотреть вдаль. – Со всеми бывает. Я и сам… хорош.
- Просто на мгновение я подумал, - Тэйлор закусил губы. – Есть…один человек…который мне очень дорог. И я подумал, что будет, если я не вернусь.
- Если он так же будет смотреть в ночь, пытаясь разглядеть далекую фигуру в белом плаще, - задумчиво продолжил за него Снэйки. – Если ты будешь думать – а все ли я успел сказать, все ли успел сделать на случай, если мы никогда больше не встретимся? Все ли успел испытать? Не будешь ли о чем-то жалеть в ожидании конца?
Он перевел свой взгляд на Зака.
Тот смотрел на него большими глазами.
- Да, точно, именно эти чувства. Как ты угадал? Или… - он с подозрением прищурил глаза. – Ты умеешь читать мысли?
Мэтт расхохотался.
- Это неблаговидное дело. К тому же, у тебя на лице все написано.
- Правда? – уставился на него старший рекрут.
Мэтью кивнул.
- То, как ты смотришь на дока, как загораются его глаза, когда он ловит твой взгляд…я не слепой, Зак.
Рекрут отвернулся, краснея.
- Неужели…все так очевидно? – пробормотал он.
- Думаю, только для меня, - успокоил его Мэтт. – Просто… - он остановился, не зная, что дальше сказать. Тэйлор был с ним откровенен, так почему бы ему не попробовать действовать так же? Хотя бы чуть-чуть. – Просто однажды со мной было нечто подобное.
- Ты влюбился? – старший рекрут присел рядышком, тоже всматриваясь в далекие земли.
Снэйки кивнул.
- Я влюбился. Безответно влюбился, - он вытащил нож и задумчиво провел пальцем по лезвию, рукояти. – Я думал, я смогу сбежать, - наконец признался он Заку и себе. – Найти здесь покой, свободу, которую я давно потерял.
- И? Ты ее нашел? – спросил Тэйлор, с интересом глядя на задумчивое лицо товарища.
Мэтью покачал головой, убирая оружие.
- Ты все еще любишь этого человека? – повис в ледяном воздухе вопрос Зака.
- Да, - Мэтт не колебался, отвечая. Он знал, что это была правда. – Но…все стало гораздо сложнее.
Рэд зарылся руками в волосы.
- Ты…ты… - Тэйлор прямо кожей почувствовал, как между ними проскальзывает нить понимания, подобно электрическому разряду. – Ты влюбился снова!
Мэтью не ответил, да и не нужен был, этот ответ. Зак знал, что это правда.
- Влюбился так, что хочется выйти на улицу и кричать его имя, - прошептал Мэтт. – Влюбился так, что едва закрываю глаза, его образ появляется перед ними. Влюбился так, что мне слаще жить только лишь от осознания того, что мы дышим одним воздухом. Влюбился так, что мне хочется отдать свою жизнь, лишь хоть бы раз почувствовать его губы на моих губах. И каждый раз мне хочется умереть, потому что я знаю, что желаю невозможного.
- Знаешь, - Тэйлор улыбнулся. – Порой и невозможное случается.
Мэтт устало уронил голову.
- В тот день, когда этот парень ответит мне взаимностью, на приграничных землях наступит весна, - пробормотал он.
- Что ж, значит, будем ждать весны, – Зак хлопнул его по плечу. – Иди-ка ты спать. Завтра у нас длинный переход, а, судя по рассказанному, тебе еще не пора в мир иной.
Мэтью кивнул и встал.
- Спасибо…что выслушал, - тихо поблагодарил он товарища.
- Ну, для этого и нужны друзья, - Зак почти лучился. Почему-то осознание того, что он здесь не один такой, прибавило ему сил.
Мэтью сделал шаг вперед, и Тэйлор окликнул его.
- Мэтт, - он разом стал серьезнее. – Этот парень…о котором ты говоришь…это капитан, да?
Рэд не ответил ничего, только кивнул, совсем чуть-чуть, но достаточно, чтобы Зак его понял. И исчез в темноте пещеры.
Старший рекрут покачал головой и занял место Мэтью у края пещеры. Теперь сердце Тэйлора раскалывалось от жалости. Мэтт был прав в одном: он желал невозможного.
А Снэйки упал на свой мешок и уставился в потолок, ожидая рассвета.
***
Без сомнения, это даже глупо отрицать. Я попался в те же сети снова. Влюбился без сомнений, без колебаний. В первую секунду как я увидел его, я понял: это станет моим концом. Дрэг, со всей своей сложностью характера и недоступностью все же был ближе, реальнее для меня, тогда как убедить его, капитана базы, в искренности моих чувств, в моем желании быть с ним, и самое главное – сделать так, чтобы чувства хоть на йоту были взаимными, будет невозможно. Да что там говорить – я даже не знаю его имени! Пусть будут прокляты эти глаза, похожие на глаза бога. Да будет проклято это прекрасное лицо. Будь он сам проклят. Я хочу ненавидеть его, но не могу. Я хочу забыть его, но куда проще перестать дышать. Дрэг, иногда я мечтаю о том, чтобы вернуть все назад, чтобы я никогда не покидал твой дворец. Потому как эта любовь разрывает меня на части. Я думал, что испытывать что-то более сильное, чем любовь к тебе невозможно, но я ошибался. Та любовь – это ничто по сравнению с любовью к нему. Это так же как сравнивать солнце с луной, день с ночью. Он никогда не примет меня, я в этом уверен. Все что для него реально – это путь воина, его единственная тропа, сияющая во мраке, тропа одиночества, где нет места чувствам. Я хочу быть похожим на него, без эмоций, без боли, без колебаний. Я готов отдать все, что угодно, только бы не любить, только бы не безнадежно любить кого-то снова.

@темы: Любимые произведения, Ориджиналы, Слеш, Фанфики, Фентези